Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

10 \% электричества в США производится из демонтированных советских атомных бомб.

Еще   [X]

 0 

Бывший горожанин в деревне. Полезные советы и готовые решения (Кашкаров Андрей)

В книге собраны практические рекомендации и готовые решения, которые призваны облегчить ведение личного подсобного хозяйства и улучшить быт в загородном доме. Рассмотрены советы по обустройству придомовой территории. Показано, как быстро и просто сделать орудия труда и различные полезные приспособления (умывальник, наковальню, лестницу и др.). Приведены рекомендации по птицеводству и животноводству. Уделено внимание особенностям использования «городских» технических средств: сотовой связи, Интернета и др. Приведены бытовые советы и наблюдения, которые помогут горожанину адаптироваться в деревне среди местного населения.

Год издания: 2010

Цена: 99 руб.



С книгой «Бывший горожанин в деревне. Полезные советы и готовые решения» также читают:

Предпросмотр книги «Бывший горожанин в деревне. Полезные советы и готовые решения»

Бывший горожанин в деревне. Полезные советы и готовые решения

   В книге собраны практические рекомендации и готовые решения, которые призваны облегчить ведение личного подсобного хозяйства и улучшить быт в загородном доме. Рассмотрены советы по обустройству придомовой территории. Показано, как быстро и просто сделать орудия труда и различные полезные приспособления (умывальник, наковальню, лестницу и др.). Приведены рекомендации по птицеводству и животноводству. Уделено внимание особенностям использования «городских» технических средств: сотовой связи, Интернета и др. Приведены бытовые советы и наблюдения, которые помогут горожанину адаптироваться в деревне среди местного населения.


Андрей Кашкаров Бывший горожанин в деревне. Полезные советы и готовые решения

   Посвящается моему товарищу Михаилу Владимировичу Некрасову, «открывшему» мне вологодскую деревню и не оставлявшему меня в трудные минуты колоритного деревенского общения, за его терпение и оптимизм.

Глава 1
Менталитет деревенского жителя

1.1. Наблюдения горожанина, ставшего фермером

   В предыдущей книге[1] [6] я уже коснулся некоторых определяющих и весьма красноречивых особенностей жизни в современном селе. Однако, конечно же, далеко не всех… Ибо описать все не хватит и жизни самой, но особенно приметные впечатления, пожалуй, вспомнить стоит. Вероятно факты деревенской жизни, захватившие мое внимание как горожанина и потому, возможно, интересные для других горожан, мало понравятся самим деревенским – как повседневная банальность или как даже нелицеприятность. Однако, что есть, то есть. В процессе своего повествования я постарался быть объективным и непредвзятым, а также надеюсь, что никого особо не задел, не приукрасил и не очернил. Далее я буду писать «мы», имея в виду «городских». Итак, прошу меня заранее простить за предложение широкого обсуждения личного мнения, составленного о вологодской деревне на примере Верховажья за два года, но… только за это.

1.1.1. Автомобили и приезжие

   Часто встречаешь в районном центре Верховажье автомобили совершенно различного класса: и «Москвичи», и иномарки всех мастей здесь давно не новость, есть и «джипы». Последние принадлежат или предпринимателям, или чиновникам, как водится у нас по всей стране. С началом потепления и особливо летом можно увидеть огромное количество иномарок с регистрацией в других регионах – это приезжие дачники. Едут сюда отовсюду: Москва, Петербург и Архангельск уже давно лидируют среди гостевых машин. Однако есть и совсем экзотические варианты, как, к примеру, Салехард и Анадырь.
   Местные жители из окрестных деревень предпочитают добираться в районный центр на вазовской классике, «оках», «нивах», пешком или – намного реже – на собственном гужевом транспорте. Более же всего у местных мне удалось заметить автомобили типа УАЗ всех модификаций. При этом те, кто едет в райцентр издалека (за 20–40 км), предпочитают не «возить воздух» в своих просторных автосалонах, а, если не договорились с желающими заранее, специально ждут у сельских магазинов тех, кто хочет поехать в райцентр[2] за плату в размере 50 рублей. Столько же стоит и автобус, ходящий из удаленных сел в райцентр и обратно два раза в неделю, один раз в день. Такси также очень распространено в наших краях, не «таксует» от свободного времени и желания дополнительного заработка разве только ленивый, благо незаконная предпринимательская деятельность здесь особо не карается и даже не выявляется, а купить «желтый фонарь с шашечками на магните» и установить его на крышу авто каждый сможет. Стоимость проезда за 20 км составит 300 рублей при времени поездки 20 минут.
   В районном центре, в отличие от деревенских магазинов, можно приобрести много чего полезного для дома, а если нет в наличии, то и заказать. Практически весь возможный спектр районной инфраструктуры представлен здесь вполне, но часто по одному экземпляру: один универмаг, одна почта, один Дом культуры, одна больница, один цветочный магазин (цветы есть и зимой), одна мужская парикмахерская (кроме социальной службы), одна столовая, одна газета… Приезжают в основном или по делам, или за покупками – вот и все причины, заставляющие жителей окрестных деревень во множестве наводнять районный центр Верховажье. По виду этих приезжих его можно уподобить нескольким деревням из разных концов района, сколоченным вместе… Так, при 30-градусном морозе (как зимой 2010 года) улицы районного центра, имеющего статус села, поражают внимание наблюдательного приезжего ватниками, шапками-ушанками с одним опущенным ухом (как у почтальона Печкина), валенками и очками, склеенными с помощью синтетического клея «Момент». Такие очки можно встретить даже на носу средней руки чиновника, к примеру, исполняющего обязанности директора автобусного парка – и такой имеет место в Верховажье – для обеспечения жизнедеятельности жителей деревень в количестве почти 14 тыс. человек. Это настоящая деревня, где «не выделываются», «не хвастятся», но живут так десятилетиями, мало-помалу проживая и жизнь саму.
   Молодых людей среди всего этого сонма отличить нетрудно даже по внешнему виду – они одеваются, как правило, в кроссовки, спортивные брюки (зимой утепленные), а на голове носят обычную шерстяную шапку колокольчиком, но носят особо, на затылке, этим и отличаются – даже не сразу понятно, на чем шапка собственно, держится под резким углом к макушке.
   Местные девушки по одежде практически не отличаемы от жительниц больших городов. Есть некоторая разность в форме строения тела, лица также имеют отпечаток уродившей их местности (как, впрочем, и везде), а уж когда раздаются изо рта первые их звуки, голосом и манерой говорить сразу выдается нечто особенное, вологодское, местное.
   Лица у красоток местных круглые, по большей части свежие и естественно-румяные, перед которыми наши коренные питерские красавицы гордятся своей интересной бледностью. Между тем, эти хорошенькие местные пышут здоровым румянцем от того, что находятся под попечительным крылом родителей, хозяйствующих на земле, в тихом семейном омуте еще не постигли заразительного дыхания страстей и не подпадали под пристальное ухаживание горожанина, увлекающего не столько своими возможностями, но более его пошлыми глупостями, сленгом и иногда праздностью.

1.1.2. Особенности отношений и межполовые парадоксы

   Местная девушка проста и пряма в выражении чувств. Если уже обидится, то может и проклянуть, закидав более двумястами СМС за пару дней – с выражениями обид: за то, что оставляют ее по причине лишь недостаточного, на ее взгляд, к ней внимания, что не «скажешься» день-другой, не позвонишь, не приедешь, в то самое время, как у «городского волокиты» и мысль еще не появлялась даже к тому, чтоб ее покинуть… Не все же, в конце концов, просто в потолок плюют, некоторые еще и книги пишут, а это требует вдохновения и отнимает время.
   Боязнь остаться в том же виде, в том же статусе, в том же тихом и прозрачном (даже слишком прозрачном по части молвы и посторонних наблюдений) месте, где скрыться можно, разве что, в бане или за ширмой на печи, тогда как «счастье было так близко, так возможно», но пронеслось мимо, только обдав с головы до ног притягательным ароматом – на мой взгляд, именно это играет с местными девчонками злую шутку. Они слишком рано «падают» (еще раньше выстрела) и слишком не ценят себя (хотя, как часто бывает, на публике показывают совершенно обратное), убоявшись, что «принц» не соблазнится ею или откажется, узнав уж слишком непристойное от словоохотливых соседей (и такое здесь бывает) – поэтому торопятся и завлечь, и потом проклясть, еще до наступления реальных оснований. Это определенно форма защиты: с испуга напасть первым – женщины часто ею пользуются.
   Девушки, милые, прочтите эту исповедь городского волокиты с опытом, может быть, вам на что-то и откроются глаза – в перспективе будущего.
   ВНИМАНИЕ, ВАЖНО!

   Я пишу эти строки абсолютно не боясь, покажутся ли мысли мои комулибо хорошими или дурными, поскольку считаю, что так оно и есть на самом деле, я прожил это… А боятся люди обыкновенно того, что знают о себе сами.
   Но не всегда обида надолго остается в девичьем сердце. И кто знает, быть может провинциальная красотка вертится в девичьей постели и грустит тихонько по ночам о том, что «злая судьбина» разлучила ее с хорошеньким заезжим на лето студентом или с каким-никаким «поручиком» от службы исполнения наказаний, которого обещалась «загрысти» от удовольствия, что танцевал с ней по случаю зимой и рассказывал о трудностях своего одиночества и, между прочим, делал комплименты… Конечно, после проклятий трудно уже вернуться к прежним отношениям.
   Местная девушка по-своему колоритна и воспитанна. Она никогда не сделает трагедии из больных, казалось бы, городских вопросов: к примеру, если ей откажут в ближайшее время в обновке или не сводят в клуб, как это иногда случается у наших городских примадонн.
   И там и здесь искал я свою ненаглядную, но так и не нашел: и те – «не эти», и другие – «не такие». Видать весь мой век суждено мне маяться от одиночества и женской ласки недостатка. Не зря говорят «никто никогда не поймет автора даже наполовину», куда уж тут понять просто человека.
   Разумеется среди всего этого я по всем параметрам – инопланетянин. Мой разговорный язык не тот, и как бы я ни прятался в личину местного или давно живущего здесь фермера, мне никого не обмануть. Только лишь я раскрою рот или районная газета опубликует нечто, пусть даже под псевдонимом, как тут же дистанция между нами – одинаковыми по виду людьми о двух ногах, становится архизаметной. Это обыкновенный итог встречи двух разных цивилизаций.

1.1.3. Особенности съема жилья

   Хозяева со свободной площадью, конечно, есть, но снять квартиру или дом незнакомцу стоит многих трудов. Примерно так же, как при продаже козы, местные жители подходят и ко всему остальному: сначала выспросят, выведают по телефону «кто, что и откуда, да зачем, да скоро ли уедете», а затем скажут непонятное слово «ну, ладно» и положат трубку без соблюдения вежливого протокола прощания. О цене и вообще речи не идет никогда.
   С этим столкнулся я в 2007 году, пока меня никто здесь не знал, с этим же столкнулся через два года, когда уж знали все слишком. То есть, дело вряд ли в человеке, скорее в традициях.

1.1.4. Как не надо себя вести с местными

   Я бы также не советовал городскому парню заигрывать с селянами – по меньшей мере, это бесперспективно. Горе ему, бросившему свои замыслы на приобретение расположения местных жителей (и не только женской части общества). При всем своем странном для нас бытовании, местные сохранили какое-то отчуждение от тех, кто не принадлежит к их роду-племени. Даже человек, и девчушка, имеющие дурную репутацию среди своих, бывают неподступны для чужака.
   Местное общество без особой просьбы и, тем более, благодарности принимающее ваше участие, в том числе и финансовое, всегда готово «освоить» эти средства. Дело обыкновенно заканчивается тем, что незадачливого благодетеля порядком обсудят (и осудят), разумеется, за спиной – он останется и без ответного участия, и без вложенных средств.
   Стоят ли наши усилия того? Спустя два года я пришел к выводу, что надо пользоваться общими благами, такими как воздух, малое количество транспорта, людей и построек, наслаждаться красотой природы, ее дарами – леса, рыбалки, охоты, отсутствием порядком надоевших нам благ цивилизации, интеграции и присутствием, наоборот, новых нюансов деревенского общения, но что-либо менять здесь, улучшать – бессмысленно и даже опасно. Здесь надо просто отдыхать и поменьше думать о коренных жителях в части усовершенствования их жизни.
   ЭТО ИНТЕРЕСНО!

   Из истории известно, что американские индейцы не только не были готовы к принятию новых цивилизованных отношений и орудий труда, которые несли им конкистадоры, но и всячески сопротивлялись новациям.
   В новейшей истории тому есть и иное подтверждение. Так, на сельских дорогах (протяженностью более 30 км) между деревнями в пределах одного только Верховского сельского поселения предложил я уложить асфальт (и предусмотреть обеспечение в бюджете, как раз под выборы) – чтобы сэкономить средства на грейдерование[3] поверхности круглый год, на сезонное выравнивание дорог после весенне-осенней «каши», на расчистку зимой. Но получил замечательный ответ: «Отступись, тогда деревня перестанет быть деревней». Что тут комментировать, лучше все равно не скажешь…

1.1.5. Сельская милиция

   Неусыпными попечениями вологодских начальников устройство отдела внутренних дел в Верховажье доведено почти до совершенства. Оперативная деятельность весьма скромна, учитывая нераскрытые кражи из домов и периодически признаваемые незаконными постановления о возбуждении уголовных дел местным районным судом. Участковые работают слабо. Может быть, причиной тому их нежелание вступать в ссоры с местным населением в угоду приезжему зеваке, а, может, банальное отсутствие профессионализма. Судить-рядить, вообще, дело недостойное, но некоторые аспекты я не мог не заметить, поскольку сам долгое время служил в охране правопорядка.
   Зато другая деятельность, вовсе не ущемляющая престиж сотрудника органа внутренних дел, вовсю проявляется на гуляниях. Увидев огромное (для небольшого села) количество милиции на ежегодной Алексеевской ярмарке, проводимой по обыкновению в августе, вы скажете, что она присутствует только для проформы, порядка ради. Но нет…
   Радиопереговоры в эфире в насыщенные событиями дни не смолкают, а строгий порядок существует – неминуемое взыскание тут же будет наложено и на пьяного, и на зазевавшегося таксиста за малейшее нарушение распоряжений милицейского начальника, невзирая на то, что все «свои» и местные. Огромное количество задерживается пьяных за рулем, а местная фемида впоследствии не оставляет их без своей карающей длани.
   Есть, конечно, и множество нарушений. К примеру, как техосмотр, так и экзамены на открытие новой категории, принимают в поле, на полигоне, но часто забывают приехать туда для исполнения должности, несмотря на анонсированное расписание, утвержденное начальниками, отчего граждане вынуждены ждать по нескольку часов под открытым небом вместе со своими «железными конями» и уезжать ни с чем, оттого только, что у инспектора начались «стрельбы». Люди и здесь, в этой местности, не вполне чувствуют себя уважаемыми гражданами, для которых, собственно, и должны работать такие учреждения, как милиция и чиновничество в целом, а больше – в роли просителей. Последний начальник отдела продержался всего два года. Зато его предшественник из должности переместился в кресло председателя представительного собрания района. Думаю, в городах возможно и не такое.

1.1.6. Ресторации

   Если вечером, после 18 часов, вы проедетесь по районному центру вблизи столовой и внезапно для себя обнаружите, что двери закрыты (несмотря на анонс работы до 22 часов), но на втором этаже гремит музыка и сверкает иллюминация, знайте – это не пришествие внеземных цивилизаций и не встреча очередного Нового года. Это банкет, о котором договаривающиеся стороны (руководство столовой и заказчик мероприятия) чаще частого находят консенсус за пару часов до события, поэтому всех остальных граждан предупредить «забыли».
   Любопытно видеть, как приезжие командировочные и местные деятели, подъехавшие в нескольких машинах к гастрономическому заведению, чувствуя себя хозяевами жизни, начинают стучать в двери ногами. Прибавьте к тому сверкающие глаза, роскошные формы, веселый живой хор голосов, уже начавший отмечать событие заранее.
   Праздники районного масштаба отмечаются по обыкновению в районной столовой, заменяющей ресторацию. Здесь же можно приобрести и крепкие спиртные напитки.
   Надо также иметь в виду, что практически в каждом сельском поселении есть своя школа, а, значит, и школьная столовая. Именно там предпочитают отмечать все мало-мальски значимые события селяне: от юбилеев и проводов на пенсию до свадеб и праздников поселенческого масштаба.

1.1.7. Сельское такси

   Мне представляется, он поневоле должен быть очень наблюдательным и, не побоюсь этого слова, настоящим архивариусом нравов, ибо знает все стороны сельской жизни не понаслышке – от ежедневных пьяниц до, случается, чиновников районной администрации, спешащих к дому после банкета. Одного из таксистов я встречаю часто на автозаправке, он неизменно носит форменную милицейскую рубашку (без погон), что (после выяснения я получил подтверждение тому) несомненно причисляет его к сообществу бывших сотрудников милиции, а возраст – за 45 – красноречиво говорит о том, что он, конечно же, вышел на пенсию в том же качестве. Хотя ношение милицейской рубашки и иных форменных атрибутов может свидетельствовать и о другом, к примеру, о брате, отце или сыне, проходящих реальную службу либо уволенных недавно.
   У таксиста деревенского (и городского, но в значительно меньшей степени) есть необходимость ежедневно приноравливаться к новым характерам десятка людей, что делает из него сметливого и тонко-интуитивного человека. Ежели вникнуть хорошенько, что за ремесло это такое, что за странная жизнь у человека в машине с шашечками, незамеченным проезжающего почти ежедневно мимо каждого из нас, между тем как он часто бывает нам необходим со своей колымагой пятой модели ВАЗ с ужасно хлопающими и фиксирующимися с третьего раза дверями, то окажется, что мы просто эгоисты, и не умеем замечать не то что мелкое в жизни, но важное и человеческое.
   К примеру, посмотрите, как проходит его день, будни сельского таксиста. Мне один такой порядком знаком – Редькин Николай Николаевич – поэтому судить могу практически из первых уст. Выехав из дома в восьмом часу утра, он на вазовской классике, не спеша, продвигается к автостанции, напротив которой здание районной администрации, ДК, гостиницы на 12 мест. В 8.20 уходит автобус на Вологду, в 12.30 приходит из Вологды. Между этими временными отметками таксист на своей колымаге странного полинялого цвета, у которой ни за что не отгадаешь ее первобытного колера, берет случайных и местных пассажиров, которым надобно из праздности или по делам проехаться по Верховажью. Цена на услуги 40 рублей оказывается доступна почти всем, и нередко координаты знакомого таксиста, с которым уже не раз пересекались в дороге, записаны в мобильный телефон, или благодарная память нет-нет да и вызовет его из своих глубинных закромов. В течение дня есть еще автобусы из райцентра в удаленные деревни за 10–60 км, подвозом жаждущих пассажиров к этим маршрутам также промышляет таксист. А ежели кому надобно ехать срочно, он снова тут как тут – к примеру, за 25 км можно доехать, облегчив свой кошель на 300 рублей. В обед, в 14.00, снова уходит автобус на Вологоду (самый дальний), а вечером, в 21.30, приходит. На этом будни сельского таксиста, если нет желания поработать и ночью, заканчиваются.
   В дни Алексеевской ярмарки (самой крупной в Верховажье) и под Новый год действует двойной тариф. В эти дни жены таксистов празднуют в опустевшей квартире либо в другой компании, совсем не худшей, чем официальный супруг… И такое здесь встречается нередко.
   Много «таксуют» местные и по вечерам, после работы, у кого она есть. Жизнь таксиста не проста. В вечернее время за рулем такси можно увидеть и молодых людей того самого возраста, когда наутро чувствуешь себя «огурцом», даже не поспав ночь – так деньги делают свое дело. Но удовольствие одному непременно сопряжено с неудовольствием или вредом другому. На местных дорогах машины быстро разбиваются, и таксисты заняты круговертью сменяющих друг друга с периодичностью в несколько лет событий: машина стала требовать больше внимания, продают, добавляют заработанное на такси, покупают другую колымагу, ездят, разбивают, добавляют, покупают… Чем-то напоминает эпопею с мобильными телефонами в молодом возрасте, не правда ли?
   Но ни разу мне не удалось увидеть или даже услышать о том, чтобы кто-то таким образом более всего приобрел, нежели потерял, к примеру стал счастливым обладателем новой модели «Мерседеса». Чаще приобретают профессиональные болезни, и их самих уже кто-нибудь везет к сырой могиле. Однако работа в сельском такси, на мой взгляд, ничем не хуже иной другой работы на селе – по крайней мере, это почти всегда честный труд, и уж он всяко лучше запойного пьянства, которое тут же можно увидеть, разглядев получше пассажиров сельских таксистов, особенно отъехав от района в удаленные деревни.
   Сельский таксист в большинстве своем расторопен, услужлив, он справедливо считает, что за мелкую услугу вы ему надбавите. Разумеется, знает почти все удаленные места, в чем большая выгода приезжим при отыскании деревень и даже людей – здесь все друг друга знают вплоть до третьего колена. Точное количество таксистов в Верховажье определит, видимо, только предстоящая перепись населения, однако, на мой взгляд, их на такую небольшую территорию наберется не менее пяти сотен человек – то есть почти каждый четвертый от взрослого мужского населения. Это уже о чем-то говорит.
   Скажу еще, что с сельскими таксистами на периферии относительно больших городов я сталкивался не раз, поскольку за 37 лет поносило меня по стране. В частности, в райцентре Шилово Рязанской области отношение таксистов к жизни и граждан к таксистам ничем от описанного не отличается.

1.2. Круглый год как один день

   Вот таков мирный уголок, где я и очутился. Вся местность верст на 15–20 вокруг представляет ряд живописных этюдов, веселых, улыбающихся пейзажей. По указанию календаря наступит в начале апреля весна, как в этом году, побегут грязные ручьи с холмов, оттает земля и задымится теплым паром. Тогда скидываю недоношенный в армии бушлат и выхожу в одной рубашке на воздух, прищуривая глаза от яркого солнца. Ночи подернуты заморозками, а после полудня начинает разливаться тепло, почти пекло, такое, что даже в одной рубашке жарко. Снег за день отступает еще на метр-полтора, поля, покрытые пока белой скатертью, проступают островками земли, колючими от прошлогодних трав и веток вкрапления, – там особенно, где растут деревья и кусты, у их корней земля оттаивает теплом раньше.
   С конца февраля чувствуется уже это дыхание весны. Но зиме еще месяц, до конца марта в этих краях она полноправная хозяйка: метет по полям, переметывает прочищенные трактором (по ширине отвала-ножа в снегу глубиной с два метра) дороги так, что назавтра идешь по этой «прочищенной» трассе по колено в снегу, какой уж тут транспорт… Затопишь баню, по обыкновению и не задумываешься, как и что – все идет своим чередом, но только не в марте. Всепроникающий ветер задувает в трубу, и пока она не прогреется спустя час, а то и два топки, за это время и сам становишься черный как трубочист, ибо надувает через трубу в топку, а оттуда в лицо, пока разжигаешь да дрова подкладываешь… Баня в марте особая, малахольная…
   Ночью морозит еще в апреле, бывает и до –10 ° по Цельсию. Это и плохо, и хорошо сразу. Хорошо – потому что с утра, встав пораньше, часам к шести-семи можно еще успеть, заведя машину, выехать из хутора по промерзшей распутице. Обратно подняться можно будет только назавтра, да и то поутру, пока земля мерзлая. Возвращаясь из магазина или от дел в районе, к 12–13 часам неизменно находишь за 3–4 км от хутора уже кашу из грязи, проехать по которой вперед не можно даже с двумя мостами. Оставляешь машину на дороге, обуваешь заранее запасенные сапоги (без которых весной из дома никуда, также как и без топора в лес – круглый год) и прешь в горку, к дому на подъем 7–8 градусов, навьюченный сумками. Как здесь не вспомнить о стародворянских временах, да и о нынешних, когда так и хочется выписать к себе в деревню если не негра из Черной Африки, то хотя бы цыганский хор. Весенняя распутица здесь много длительнее и опаснее осенней.
   В ноябре, к 20-м числам, начинается зима настоящая. Снег и мороз усиливаются, хотя год на год и не приходится. Однако к Рождеству, а тем более к Крещенью, морозы достигают –35 °C. Дома топишь две печки ежедневно, на минуту выйдя из усадьбы со стаканом горячего чая с лимоном или, что еще лучше, с трубкой да кружкой глинтвейна, чувствуешь приятное пощипывание на щеках, а, возвратившись в тепло очага и пройдя мимо зеркала, не узнаешь себя – седые, припорошенные снежком волосы да пышные от инея усы, подхваченные морозцем, отражаются в нем. Ежели, конечно, надеть шапку на мороз, то волосы не «седеют», но, снимая ее, приходится дополнительно убирать взбуравленную прическу. Не знаю, что лучше…
   Лето в деревне – череда событий. С мая начавшись посадками, круговерть дел не оставляет тебя ни в какой день до конца августа. Чуть легче становится после уборки картошки, но и тогда заботы не отступают до самых морозов – надо огород разрыхлить для весенних посадок. Как показывает опыт, в конце октября можно лишь на 20–30 дней покинуть сие обворожительное место, да и то, позаботившись, разумеется, о своей замене, охране и ведении хозяйства. Перед Новым годом наступают уже свои, зимние хлопоты, во многом связанные с обеспечением проезда дорог, чистить которые надо почти ежедневно. Кроме того, подступает сезонная пора заготовки леса, поэтому по всей округе редкий день вплоть до апреля не услышишь визг пил и шум валящихся деревьев, а иногда и нецензурные покрикивания – в безветрие хорошо слышные за 5–6 км. Что поделаешь, деревня…
   ВНИМАНИЕ, ВАЖНО!

   Невозмутимое спокойствие царствует в нравах селян. Не смотрите восторженными глазами на сей завораживающий деревенский пейзаж, просто наслаждайтесь им. Скажу прямо, по двухлетнему опыту своему, больше здесь и делать нечего. Природа и люди живут здесь безо всяких теорий и даже, я бы сказал, без смысла, по привычке живут, дышат, оттого и живут. Только лишь вы попытаетесь изменить что-то в сторону, далеко и не худшую даже по признаниям старожилов, так встретите простодушное равнодушие, как минимум, подобное тому, как деревенская круглолицая девица на выданье отвечает на красноречивые взгляды и слушает красивые слова городского волокиты: внешне – безразлично, жар пойдет чуть позже, когда вы засобираетесь съехать… Как максимум – пройдете весь путь от общего восторга до закулисного осуждения и обсуждения. Интересы местных традиционно сосредоточены на них самих, не перекрещиваясь и не соприкасаясь ни с чьими другими, пока последние не ворвутся в местную жизнь вопреки всеобщей апатии.

1.3. Четыре примера из деревенской жизни

   Первые полгода я имел противоположное мнение о деревне, нежели последние – тому есть объяснение. Как только становишься здесь «своим», или, по крайней мере, примелькавшимся, перестают тебя стесняться, не «выделываются» и ведут себя уже так, как привыкли десятилетиями со своими соседями, то есть – от скудности тем для бесед и безделья, не из злости и не из желания повредить, а так, по привычке, доставшейся, видимо, по наследству от родителей, – обругают за глаза при всяком удобном случае. Иногда от скуки, от недостатка материала для разговора или чтоб внушить более интереса к себе от собравшейся за столом публики, вдруг напридумывают сами – чего и не было, и живут чужой жизнью, аки своей, получая от этого удовольствие.
   Чтобы пояснить, из чего-таки могут возникнуть предположения, затем многократно трансформированные по образу мышления селян в сплетни, приведу несколько реальных примеров.
   Ежели схоронить кота и поставить ему памятник, как это сделал я после гибели моего любимца, до деревни прекрасно прожившего в городе 15 лет, а на старости своей кошачьей клюнутого деревенской курицей в темечко и скончавшегося спустя неделю, несмотря на усилия местного районного ветеринара, то о вас начнут говорить, как о человеке со странностями.
   Ежели кто-то из гостей, будучи добродушно приглашенным по случаю, заметит рядом с умывальником на стене табличку «В таком же умывальнике в 1887 году умывался в штате Иллинойс будущий Президент США Авраам Линкольн», мнение будет тут же разнесено по всей округе, и ваша репутация среди местных, возможно, укрепится.
   Ежели местное казачье общество инициирует присвоение вам звания подъесаула, то о вас всенепременно станут говорить, как в моем случае, как о выскочке.
   Ежели вы, паче чаяния, купите, не будучи местным, три коровы вместо двух, как некоторым кажется разумным, то говорить о вас будут как о «богатеньком Буратино».
   Оставим это, пусть себе…

1.4. Кто виноват, и что делать

   Быстрое сближение – ох, как я понимаю горожанина, которому нечего скрывать, ведь он приехал в деревню с чистыми намерениями и хочет всех обратить лицом к цивилизации – спровоцирует и быстрое недовольство, а то и зависть. И не исключено, что на ум вам придет страшная мысль, что таким образом «сближались» вы здесь в последний раз.
   А ежели не спеша сближаться с местным крестьянским истеблишментом, можно на долгое время сохранить дистанцию и случится сие, вероятно, только к лучшему.
   Из преступлений превалируют, конечно же, кражи и мелочи. Из леса с чужой делянки кто-нибудь пару деревьев спилит, да с перепою произойдет где-нибудь семейный скандал. Избы и по сию пору не запирают, если дома хозяева или отошли к соседям, в сельмаг или в баню, просто приставят палку к входной двери.
   Сонно в деревне. Ничто, кажется, не вызывает здесь ярких эмоций, всплесков человечности. Задавит какого-нибудь мужика падающим деревом на лесоповале, помрет кто-нибудь в деревне от того, что «скорая помощь» приехала из района к утру, застрелится ли инспектор ГИБДД, запарится ли кто в бане до полусмерти, уйдет ли жена погулять на неделю – все едино, настолько естественно, как будто бы муха пролетела.
   С другой стороны, уж как соберутся и запоют, то, прямо скажу, такой душевности я не слыхивал в городах. Хотя и песни знают уже единицы, и традиции прошлых веков не помнят даже бабушки, и слова забывают и поют по бумажке, и бутылочка должна быть поставлена для «концерта» всенепременно. Но это уж, видимо, тлетворное влияние времени, доносящееся даже до «таежной» провинции из наших городов. Гордиться здесь нечем ни деревенским, ни городским, мы слишком разобщены, а нам следовало бы брать пример с малых народов, как в армии, так и в гражданских поселениях. Беречь жизнь, а не изводить ее, этому у нас на сегодняшний будничный день не учит ни город, ни даже и деревня. Поэтому здесь – только отдыхать!

1.5. Моя хата с краю, ничего не знаю

   это чтобы хорошие люди ничего не делали.
Эдмунт Берк
   Тема равнодушия к чаяниям и бедам соседей, таких же как и мы сами, – архиактуальна, и, тем не менее, глубокие (и вечные) проблемы, поднимаемые интеллигенцией по причине своей душевной энергии и неравнодушия («равнодушие – подлость души»), не всегда находят поддержку и интерес масс, занятых сегодня более практическим – к примеру, поисками ответа на вопрос: как и где заработать, ибо заработать, особенно семейным людям, жизненно необходимо, тут уж не до высоких материй, коим мы отдаемся только в свободное время и с некоторым благоговением, как мечте… Канал «Культура» смотрят по данным статистики 4 % от общего числа телезрителей (и не только в России).
   Это стремление деревенских к самоустранению от жизни, к мнимому спокойствию – и не дай бог проявить себя в поступках, выходящих за рамки традиций конкретного социума, – очень ярко выражено в глубинке, в деревнях. Именно эта зависимость от случая делает многих деревенских внешне «видимо равнодушными».
   И имя (заметьте, не ярлык, хотя следовало бы) этому явлению – посредственный обыватель. Большинство людей именно таковы. Но других у нас нет, поэтому я постепенно прихожу к выводу, что более «ненормален», чем общество, которое большинством своим уже претендует на правоту масс. Очевиден выбор не между плохим и хорошим, а между своим и чужим, и, заметьте, этот выбор делает каждое поколение (история вопроса уходит в века). Вот, что писал Ф. М. Достоевский в романе «Идиот»:
   «Тут уж сомнения нет, что робость и полнейший недостаток собственной инициативы постоянно считался у нас главнейшим признаком человека практического, даже и теперь считается».
   «Недостаток оригинальности везде, во всем мире, спокон века, считался всегда первым качеством и лучшею рекомендацией человека дельного, делового и практического, и, по крайней мере девяносто девять сотых людей (это уж по крайней мере) всегда состояли в этих мыслях, и разве только одна сотая людей постоянно смотрела и смотрит иначе».
   «Изобретатели и гении почти всегда при начале своего поприща (а очень часто и в конце) считались в обществе не более как дураками – это уж самое рутинное замечание, слишком всем известное».
   «Какая, например, мать, нежно любящая свое дитя, не испугается и не заболеет от страха, если ее сын или дочь чуть-чуть выйдут из рельсов: “Нет, уж лучше пусть будет счастлив и проживет в довольстве и без оригинальности” – думает каждая мать, закачивая свое дитя. А наши няньки, закачивая детей, спокон веку причитывают и припевают: “Будешь в золоте ходить, генеральский чин носить!”».
   «Итак, даже у наших нянек чин генерала считался за предел русского счастья и, стало быть, был самым популярным национальным идеалом спокойного, прекрасного блаженства. И в самом деле: посредственно выдержав экзамен и прослужив 35 лет, – кто мог у нас не сделаться, наконец, генералом и не скопить известную сумму в ломбарде? Таким образом, русский человек, почти безо всяких усилий, достигал, наконец, звания человека дельного и практического. В сущности, не сделаться генералом мог у нас один только человек оригинальный, другими словами, беспокойный».
   А спокойные люди окружают нас в большинстве своем… Вот, к примеру, реальный случай, произошедший в 1994 году: деревня Боровичиха, Верховского сельского поселения, Верховажского района Вологодской области. Достойная женщина, мать пятерых детей от разных браков идет по деревне и видит, что сосед ее, местный житель и бывший власовец, однако осужденный и отбывший наказание, отец двоих детей, пораженный инсультом (абсолютно трезвый, потому что не пьет) лежит у забора своего дома в беспомощности. Она проходит мимо, но обездвиженный сосед приходит в сознание, и просит: «…помоги, ради бога…». Моросит летний дождь. Женщина шествует дальше, шепча проклятия. Спустя час человек погибает. Причем, на мой взгляд, погибает и эта женщина, хотя и продолжает жить на земле (в смысле – дышать)… История стала известной из ее собственных рассказов за бутылочкой, причем бравурных…
   Что это? Не беру юридическую сторону – есть статья в уголовном кодексе за подобное – а более всего христианскую. Бездуховность?
   А сколько подобных примеров? Много известных случаев, когда наши замечательные сограждане не вступаются за девушку, к которой пристают против ее воли, за жертву пьяного (и не пьяного) хулигана, не встревают в ситуацию, когда мужчина «озонирует» своей ненормативной лексикой весь магазин. Да, это опасно – встревать. Можно получить по физиономии. А в первом примере в чем была опасность?
   И что делать, спасать всех и вся или пытаться сохранить свое, мнимое и лелеемое спокойствие?
   А вот вам ассоциация на бытовую тему. Представьте, что в раковине на кухне плохо стекает вода. Имеем двух спорщиков. Один считает, что если вынуть из жерла тряпку, то станет лучше, а другой находит пользу в этой тряпке и не уверен, что станет лучше. Cпоря, они все же вынимают тряпку. Становится лучше, но если включить воду на максимум, вода-таки не успевает вся уйти из-за проблемы с трубой и затапливает раковину. О чем это говорит? Проблема осталась, но стало легче. Кто прав, кто виноват? Положить тряпку обратно?
   Действие, или, как я его называю, неравнодушие к чужому горю – не вписывается в общепринятые рамки, не соответствует представлениям о нормальном, оно кажется тем, что должно разрушить наш мир. Так уж случилось. Сначала оно пугает, настораживает, даже вызывает ненависть. Храбрец, рискнувший пойти против догм и устоев, видится безумным. Нередко, бывает, он таким и оказывается. Но если оглянуться вокруг, то станет понятно, что подавляющая часть того, что изменило нашу жизнь к лучшему или к худшему, сделано безумцами. Вернее теми, кого такими определило общественное мнение.
   К сожалению, нами всеми в большей или меньшей степени управляет страх. Выйти из круга повседневности, взглянуть на окружающий мир другими глазами, решиться на перемены и пойти против того самого общественного мнения, бросить вызов авторитетам – все это требует отваги, на которую большинство не способно, и, неосознанно оправдывая себя, определяет рутину как норму жизни, а все выходящее за ее пределы – как безумие, либо ищет причины честного поступка в неизвестной, но уж, конечно, явной, корысти… Насколько оправдан этот страх, показывает время, но, судя по вековой истории вопроса, не в нашу пользу…
   А могут быть интересны для масс и современники более авторитетные. Вот, что пишет Сергей Солдатенков, генеральный директор ОАО «Мегафон» в интервью 02.08.2008: «Потрясение устоев – вещь неоднозначная. Но всякая попытка вырваться из серой массы заслуживает уважения. Как сказал писатель: ”Один из верных путей в истинное будущее – это идти в том направлении, в котором растет твой страх“. Конечно, так поступать безумство. Но это безумство храбрых».
   Вот и другая цитата на тему. «Их величие в том, что, наведя уют в камере, они решили признать свою жизнь за жизнь. Именно такую – в подвале, в котельной, с этим теплом, этим портвешком, с этими песнями…». Андрей Битов.
   На мой взгляд, когда грядет битва, лучше бросаться в нее, аки в грозу. Диспозиция известна, рекогносцировка произведена, силы противника разведаны и определены. Мы отдохнули и настроились на битву. Вперед! В другой раз, даже спустя полчаса, любое из известных обстоятельств может измениться, и перспектива победы окажется не столь очевидной. И хуже нет – бросать начатое дело на полпути и возвращать «коней в стойло». Другого столь успешного и перспективного случая может и не представиться. То же касается и фермерства, и причин, которые побудили меня им всерьез заняться в вологодской деревне, – не «таксовать» же…
   Знаю, что многие, очень многие настроены скептически. Но еще Наполеон сказал, что «в конце концов, все всегда зависит от удачи». Так чего же мы боимся, ведь жизнь одна?
   Как думает обыватель? Я открыто задавал этот вопрос многим.
   «Ничего делать не нужно. За что бы ни взялись сейчас – все только во вред всем другим людям. И чем больше человек может, тем страшнее вред от него. Когда над головой рушится потолок, нельзя даже громко разговаривать. Уходить надо… или молчать. Еще нельзя маршировать по мостам. Мосты раскачиваются и рушатся. А нынче и по земле – на цыпочках… Как будто в доме больной». Куда уж тут до помощи ближнему…
   Проблема равнодушия не нова и ни ментально, ни географически, ни национально не ограниченна. Она кругом, повсеместно. На Руси принято жить и умирать на миру, а в одиночестве русский человек либо погибает, либо, ударившись в философию и созерцание, навсегда уходит из мирской жизни. Поэтому, видимо, страх осуждения, перспектива «белой вороны» – а именно такой ярлык может быть навешен на того, кто выбивается из традиций, – не позволяет большинству населения жить иным методом, чем заглавие раздела.
   Но ради справедливости давайте исследуем и иной путь – неравнодушие… Такая жизнь обязательно найдет свой предел, и наступит трагическая развязка: молодость с этим «страшным» пороком не пережить, а спокойная старость никогда не придет. Думаю, что многие это понимают, хоть и не признают открыто, хранят сей секрет в глубинах души, ждут момента испытания и боятся его, как состоятельный человек боится пожара, разорения или грабежа – ежедневно, каждый час, – и одновременно с тайной надеждой мысленно отодвигают его на год, на два, выцеживая из своей жизни убогие, нездоровые удовольствия. Однако час испытания, когда архитребуется поступок, рано или поздно пробивает для всех – намного раньше, чем его ожидали и совсем неожиданно.
   ПОЧЕМУ?

   Почему мы не помогаем ближнему? Боимся. Но только тупой бык не боится своего страха. Человек всегда боится, и это нормально. Победит тот, кто победит свой страх.

1.6. Деревенский житель вообще «похож на человека» и живет рядом с ним

   А деревенских в городах хоть и много (особенно в последние десятилетия, да и всегда было), но там они невольно вынуждены принять нашу культуру поведения. И делают это не без удовольствия, как будто освобождаясь от векового рабства предрассудков. Так и хочется сказать: деревенский житель вообще «похож на человека» и живет рядом с ним.
   О так называемой «скромности крестьянина» могу сказать еще одним примером. Ведя личное хозяйство годами, порою даже поколениями не отрываясь от земли, местные жители не спешат откровенничать о секретах хозяйствования – как с приезжими, так и между собою. Мне до всего приходилось «допирать» самому, лишь изредка, применив особый подход, я получал от селян полезные советы и сведения по ведению своего хозяйства. Эти моменты можно было бы назвать ниспосланным свыше откровением. И то при сем со мной говорили, используя сомнительные комплименты, то с примесью ненормативной лексики о всей моей родне, то откровенно – с высоты некоего виртуального пьедестала, которого в человеческих отношениях не только для них, но и вообще не существует.
   А ведь любое хозяйствование таит в себе бесконечное множество секретов и наработанный поколениями опыт. Местные старожилы как сторонние наблюдатели смотрели за мной, не мешая, но и не помогая, обсуждая каждый шаг и злорадствуя при промахах, как будто бы хотели испытать – сможет, не сможет?
   Некоторое время я полагал, что причиной ложной скромности селян и отсутствия спешки помочь ближнему (дальнему) является именно та искусственная дистанция, то несоответствие культур, традиций и даже генов, которые пролегли пропастью между городом и деревней. То есть пришел сначала к выводу, что причина, попростому – в нежелании принять чужака. Селяне любят извиняться по поводу и без, говорить «мы стесняемся». Чего, кого, ради чего? Непонятно, и это выводы не бессовестного человека.
   ВНИМАНИЕ, ВАЖНО!

   Позже я понял то, что знаю теперь. Таков здесь стиль жизни, они и друг перед другом не раскрываются полностью, помочь – помогают, этого у них не отнять, но без просьб о помощи – свою никогда не предложат. Редко первыми назовут цену, чаще скроются под расплывчатым «договоримся», причем договор этот никогда не был в мою пользу, и даже не был паритетно выгодным. Что до секретов, то стараются не раскрывать, чтобы не сглазили, не позавидовали, не навредили. Паранойя какая-то… Основанная впрочем, скорее всего, на том, что они собой представляют сами, на что способны сами… «Человек боится того, что знает о себе сам».
   И так же воспитывают своих детей, которых мы потом в городах перевоспитываем, благо у последних есть на то желание благое и непринужденное, и еще, по причине возраста не старого, не все безвозвратно упущено…

1.7. Поездка на автомобиле из города в деревню и обратно

   Такого-то числа мною осуществится поездка С.-Петербург – Верховажье на автомашине «Газель» с крытым кузовом (цельнометаллический фургон). Кому надо перевезти вещи – обращайтесь. И номер сотового телефона.
   Раньше, в период активной перевозки вещей из города в деревню, я ездил туда-сюда часто и понял, что совсем не важно, микроавтобус или легковая машина (если есть место) перевозит вещи. После первых таких объявлений пошел вал предложений. Это и понятно – многие студенты из деревни учатся в крупных городах, включая Вологду (через которую лежит мой путь) и С.-Петербург. У многих нынешних работающих и закрепившихся горожан в деревнях остались родители, родственники, знакомые.
   Стоимость услуги по перевозке вещей варьирую в зависимости от объема, веса «посылочки» (иногда заказывают мешки сахара или картошки) и других нюансов, и компромисс достигается в каждом конкретном случае.
   ВНИМАНИЕ, ВАЖНО!

   Стоимость услуги должна перекрывать затраты на бензин при следовании определенным маршрутом, а это в настоящее время (мировой экономический кризис, однако) мне представляется очень важным.
   Селянам такие предложения интересны и потому, что вдали от железной дороги им трудно переправить в город продукты натурального хозяйства, побаловать таким образом родственников можно только посылочкой, а туда много не положишь, да и цены почтовых услуг в последнее время «кусаются». Я же могу доставить груз от дома до дома, да еще и помочь при выгрузке.
   Горожанину удобно переправить в деревню соответствующие предметы цивилизации, к примеру, стиральную машину, бытовую технику, мебель, которая в деревне, хотя и доступна, но с большой наценкой. То же касается и кормов (комбикормов для скота), парниковых пленок, мешков с сахаром, круп и прочего, прочего, прочего – все это в городе можно купить дешевле в разы.
   Рассада декоративных цветов, домашние животные и даже аквариумы с декоративными рыбками – в перевозке всего этого и многого другого, как показала моя многолетняя практика поездок, нуждаются жители как города, так и деревни. Быть мостом между этими очень разными «субстанциями» меня заставила сама жизнь – это занятие, как и все остальные, не лишено приятности, и при грамотном подходе может приносить даже выгоду.


   Рис. 1.1. Микроавтобус – мой помощник в хозяйстве
   ВНИМАНИЕ, ВАЖНО!

   В связи с угрозой терроризма на общественном транспорте теперь осложнились доступные ранее пути передачи вещей и посылочек через проводников поездов, хотя и не исчезли совсем – деньги делают свое дело. Однако попутный груз от дома до дома остается вне конкуренции – особенно там, где близко не проходят железнодорожные ветки.
   Так что, имея в собственности автомобиль категории «В» (как у подавляющего большинства читателей) и выезжая по одному и тому же маршруту, вы можете не менее эффективно пользоваться предложенным мною способом получения дополнительного дохода. На рис. 1.1 представлен микроавтобус типа «Соболь» категории «В».

1.8. Особенности переезда

   А если вы хотя бы за неделю начнете «прополку и выкорчевывание хлама», то часть его сразу же найдет пристанище на мусорке. А когда круг избранных (в смысле, признанных потенциально нужными) предметов сузится, можно начинать упаковку. По следующему плану.
   Прежде всего, запаситесь скотчем, крепким синтетическим шпагатом, 150-литровыми мешками для мусора, картонными коробками разного калибра, оберточной бумагой.
   ВНИМАНИЕ, ВАЖНО!

   Не покупайте самые дешевые мешки для мусора – они не эффективны и рвутся еще при загрузке вещей. Лучше подороже, но качественнее, и в итоге – спокойнее.
   На каждой коробке, какой бы уникальной и неповторимой она ни казалась, большими буквами напишите, что в ней находится. Если, конечно, не хотите в новом доме тренироваться в спортивном ориентировании среди тары. Книги хорошо транспортируются стопками по 12–14 штук, обернутыми бумагой, обклеенными скотчем и связанными шпагатом. Зеркала, стеклянные полочки, дверцы упакуйте в картон, стяните клейкой лентой и веревкой. Мягкий груз (подушки, пледы, постельное белье) удобно перевозить в пластиковых мешках. Одежда прекрасно чувствует себя в обычных чемоданах.
   Разберите всю мебель, которую удастся разобрать. Фурнитуру разложите в маленькие пакетики и пометьте, из какого предмета она взята. Накануне переезда упакуйте кухонную утварь и посуду: бьющуюся и небьющуюся отдельно. Каждый хрупкий предмет оберните мягкой бумагой или куском ткани.
   Все, что понадобится в первый день после переезда, сложите в отдельную сумку.
   ВНИМАНИЕ, ВАЖНО!

   Не старайтесь увезти все, иногда дешевле купить вещи на месте, при этом они будут новее и современнее. Чем плотнее упакуете вещи, тем целее они прибудут на новое место жительства.
   Если вы переезжаете из деревни в город, берите только самое необходимое. Старые и поношенные вещи в городе не пригодятся, проще купить новые. А деревенский дом в этом смысле – хороший склад второстепенных и подержанных вещей не только в части гардероба, но и утвари, посуды, электронных конструкций, морально устаревших устройств. Всего того, что разместить в городской квартире по тем или иным причинам не оправдано.
   Лучше всего использовать для переезда собственный (либо наемный) микроавтобус с крытым цельнометаллическим кузовом объемом не менее 3 м³ (см. рис. 1.1) – все вещи влезают и, главное, их можно по-хорошему жестко закрепить, в итоге сохранив при переезде.
   Жизнь на новом месте – как Новый год. Как ее начнешь, так и проведешь. Здесь ничего нового придумать невозможно, поэтому по возможности пользуйтесь рекомендациями опытных в деле переезда людей.

1.9. Чем заняться в деревне радиолюбителю

   Только что миновали 7 мая – день Радио и следом 65-летие Победы – есть еще в нашей среде люди, которые имеют прямое отношение и к тому, и к другому знаменательному событию. Надо признать, что с каждым годом «замолчавших ключей» все больше. И не только оттого, что сын ветерана ВОВ (отцу в этом году – 87), но, скорее, потому, что как радиолюбитель, периодически задумываюсь я над тем, куда идет движение, какие новации, какие волны пронзают наше жизненное пространство. И не спроста…
   К сожалению, сегодня мечтать о массовом «заражении» молодежи радиолюбительством не приходится. Когда можно приобрести сотовый телефон и с его помощью перенестись почти в любую точку мира, трудно требовать от молодых людей увлечения, исходящего от души, а «душа обязана трудиться». Почти то же самое, в соответствии с реалиями времени, происходит внутри «цеха по интересам» – проще купить китайский трансивер и пользоваться им, благо он имеет много встроенных сервисных функций, позволяющих практически любой «наклонный луч»[4] согласовать (приспособить) в резонанс с передающим трактом, чем собирать новый самостоятельно или модернизировать старый. Но это не меняет сути увлечения, которое может стать профессией, не все так пасмурно…
   Конечно, в условиях деревенских просторов заниматься любимым делом проще, но только с одной стороны… С другой – в глубинке гораздо труднее, чем в городском сервисе, купить за разумную цену радиоэлементы и целые конструкции, их придется получать по почте или с помощью транспортных компаний.

1.9.1. Проблемные вопросы и перспектива

   Старики-радиолюбители консервативны и предпочитают держаться своими группками, причем несколькими, не всегда между собой ладящими. Что ж поделать, в любом большом деле, как и в любом большом доме, не без этого. Тут я остерегусь критиковать, поскольку мой собственный стаж с личным позывным едва превысил три года. Как человек относительно новой формации, я застал время «застоя», и «перестройку», и «дикий рынок» – недоразвитый капитализм, так что могу сравнивать и скажу, что вряд ли следует отказываться в угоду прежним традициям от «сливок прогресса», таких как log[5] на компьютере или, к примеру, цифровые виды связи. Эти моменты должны не разъединять нас, а объединять.
   Интерес, на мой взгляд, один, и он архиважен – профессионалы радиодела должны развиваться, не отставать от зарубежных коллег, а для этого привлекать и мотивировать молодежь всеми доступными средствами. На рис. 1.2 вы можете увидеть автора этих строк, совмещающего кормление козлика творожком от коровы (творожка, правда, там не видно) и общение в эфире на коротких волнах из вологодского хутора.
   Поэтому в понятие профессионализма я вкладываю в этом плане новый смысл: специалист, председатель профильного союза, экзаменационной комиссии и других комитетов, от которых завит дальнейшее развитие дела, должен быть не только радиоспециалистом как таковым, но и педагогом, психологом. Это очень важно, ведь каждое региональное отделение объединяет совершенно разных (по характеру и опыту) людей, и их надо именно объединять, а не «отпихиваться» от них, как от нежелательной помехи. Там, где такие инициативные люди имеются и решают судьбы местных мальчишек и девчонок – там проблемы «обновления крови» сегодня нет.


   Рис. 1.2. Кормление сельскохозяйственных животных можно совместить с радиолюбительством

   В России есть целые регионы, где плотность радиолюбительского движения слишком мала. Бывает, на 200 км в округе не встретишь никого в эфире. Так, в моей Вологодской области вокруг села Верховажье (а это районный центр) я не нашел заинтересованных людей, а подавал объявления в газеты, Интернет, «кричал» в эфире… В нашей местности радуют только профи Архангельской области, но они и живут ближе к Архангельску (кстати, городу недавно присвоено почетное звание «Город воинской славы»).
   Возможно, что в регионах менее компактного проживания: в Карелии, Ямало-Ненецком автономном округе, Якутии, Сибири и во многих других подобных местах радиолюбителей вовсе не сыщешь днем с огнем. А между тем, «оформить лицензию», то есть получить позывной на начальную категорию совсем не сложно – это гораздо проще, чем лицензию на хранение и ношение охотничьего оружия, что, вероятно, актуально для удаленных местностей. Причем стоимость профессионального трансивера (если его не собирать самому, а купить) сопоставима со «средним» ружьем. А можно быть и охотником, и радиолюбителем, как ваш покорный слуга, и этому ничто не мешает.

1.9.2. Радиолюбительство в глубинке

   Та же ситуация, уверен, в любом другом регионе. Хотя почти всюду найдутся (по аналогии с военруками) профи, готовые после согласования с РОНО факультативно обучать молодежь. Вот вам и рабочие места для селян… Но без поддержки это начинание невозможно ни для директора школы, ни для потенциального педагога дополнительного образования. Проблема актуальна годами, и годами мы слышим в ответ на инициативу снизу одно и то же: «нет денег» – столь часто, что уже не воспринимаем: нет кризиса – нет денег, есть кризис – нет денег…
   Мне кажется, некоторые наши функционеры, которых давно пора назвать поименно, причисляют работу с молодежью, инициативу в регионах и собственные обязательства, направленные на ее мотивировку, – к извращениям ума и сердца.
   Надо также понимать, что чем раньше и чем больше мы привлечем в наше замечательное и перспективное движение молодежь, тем в меньшей степени впоследствии и нам, и государственным органам придется решать новые проблемы радиохулиганства и криминала. Сегодня так же, как я, думают многие мои коллеги – в частности один бывший радиохулиган, «баловавшийся» в Ленинграде-Петербурге на самоделках в эфире, в нашем региональном отделении СРР нашел новую перспективу и за два года поднял категорию до первой. Этот путь открыт для всех. Занимаясь радиоделом с официальным позывным в эфире, без преувеличения, можно стать чемпионом мира, не выходя из дома. А какие перспективы наше движение открывает перед инвалидами…

1.9.3. Потенциальные резервы

Публий Теренций
   Итак, с молодежью должен работать радиоспециалист – педагог, психолог, заинтересованный человек. Не говорите, что некому работать общественником. Как в глубинке, так и в городах, много опытных, немолодых кадров. К сожалению, пока они могут включиться в эту деятельность именно в качестве общественника, ибо положить на алтарь мотивации педагога дополнительного образования достойный оклад не спешат… Впрочем, недавно в эфире на волне 40 метров я с удовольствием принимал (неоднократно и с разными QTH[6]) голоса мальчишек и девчонок (!) – спектральный состав женского голоса с годами меняется мало (определить возраст не просто), а мальчишку со взрослым (по годам) не перепутать. Где-то они работают с «коллективки», но были и самостоятельные QSO[7] – вот где наша смена.
   Кто занимается любимым делом, тот не понаслышке знает, что профессиональный рост идет много быстрее, чем при занятиях случайной, но высокооплачиваемой работой. А так как развитие идет быстрее, то и доход пропорционально растет. Возможно, в начале пути придется принять «низкий старт», но зато скорость профессионального роста гораздо выше, и, соответственно, выше мотивация. Занимаясь любимым делом, не придется приходить домой уставшим с работы – как можно устать заниматься хобби?
   Любой может убедиться в Интернете или зайдя в магазин радиотоваров, что молодежь весьма интересуется электроникой. Огромное количество сайтов со схемами, описаниями, статьями, книгами. При этом огромная армия радиолюбителей-энтузиастов не имеет позывных, не состоит в клубах, однако активно занимается самостоятельным конструированием и изготовлением радиоэлектронных устройств широкого назначения, внося безусловный вклад и в научно-технический прогресс. Это важное рационализаторское движение нельзя отпускать «на самотек» – радиолюбители должны иметь возможность обмениваться опытом на страницах профильных журналов – надо поднимать эту проблему, а не замалчивать ее.
   ДАЖЕ СВОЙ СВЯТОЙ

   Во время германской оккупации Польши священника-радиолюбителя Ф. М. Колбе (позывной SP3RN) подозревали в передаче агентурных сведений и потому 28 мая 1941 г. заключили в концлагерь Аушвиц (Освенцим). После побега из лагеря части узников немцы, в порядке наказания, решили уничтожить десять заключенных. Колбе предложил себя вместо одного из приговоренных, приняв роль мученика. 10 октября 1982 г. Папа Иоанн Павел II канонизировал Святого Максимилиана Колбе – покровителя радиолюбителей.

1.9.4. Радиолюбители и домочадцы

Диоген
   Есть люди, которые обречены быть радиолюбителями, нравится это кому-то или нет… Как и любое хобби, на начальном этапе оно завлекает, а впоследствии может иметь успех даже сопоставимый со званием чемпиона мира – есть профессиональные радиоспортсмены, не говоря уже об участии и победах на соревнованиях среди радиолюбителей, слетах или других достижениях в любительской связи. Однако, как и любое хобби, оно выделяет человека из общества. Профессионалы согласятся со мной, что для практикующего радиолюбителя огромное значение имеет поддержка не только коллег, но и в семье.
   ЭТО ИНТЕРЕСНО!

   Вот что написал в Интернете Александр (4Z5QQ/UA1QQ):
   «В первой моей квартире туалет был оклеен QSL-ками[8] – гости балдели и… задерживались… надолго… ☺».
   В моей же городской квартире нет ни одного включателя освещения, в том числе и в помещении М/Ж, которые бы требовали участия человека. Все автоматизировано. На это ушло пять лет в пионерском возрасте. Чтобы развернуть такую деятельность в собственных апартаментах, с неминуемым пучком проводов и антенн и периодическим запахом канифоли, требуется одобрение второй половины или родителей. Я знаю многих радиолюбителей, которые едва «выкроили» место на лоджии и имеют постоянные конфликты в семье. Не этим ли объясняется желание (и возможности) целой армии профессионалов работать в вечернее время (по UTC – всемирному времени) ключом: «С микрофоном в это время не дружим», – написал мне один НАМ[9]). И, тем не менее, деятельность продолжается. Говорят – «главное в жизни, это правильно жениться», и в нашем деле, оказывается, так оно и есть. Случается, что и жены, сестры, дочери по наглядному примеру получают позывные, и эфир наполняют женские голоса. Поэтому, вероятно, проблема, в ряде случаев, не в увлечении радио главы семьи, а в увлечении вообще.

1.10. Должны ли гореть светильники на деревенских улицах?

   Деревенские жители и дачники нередко задают мне вопросы о нормах уличного освещения. И не только в части цветового спектра и силы света уличных светильников, но и глобально: должны ли освещаться улицы в деревнях и, если да, то как и сколько? Довольно часто в удаленных от районных центров деревнях Вологодской области столбы и фонари на улицах присутствуют, а лампы не горят…

1.10.1. Впечатления

   «Минут тридцать мы ехали до Ваги, время было около девяти часов вечера, дорога не освещалась ни единым фонарем, ни в одном доме не горел свет – то ли по причине его отсутствия, то ли народ уже попросту спал – темень жуткая! Мы приехали, детвора тут же, увидев подъезжающую машину, выбежала нас встречать. Разгрузившись и особо не долго церемонясь, мы отправились в баню!» – вот так описывает впечатления о деревенской темени один из горожан, приезжающих сюда на дачу из Вологды.

1.10.2. Законное обоснование

   Нормативные документы «СНИП 23-05-95. Естественное и искусственное освещение» и другие стандарты регламентируют нормы, в том числе и уличного освещения. Есть менее известные документы, дающие понятие о том, каким должен быть уровень освещенности. В РФ действует Федеральный Закон № 131-ФЗ от 6.10.2003 (в ред. 21.07.2007) «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ», регламентирующий ответственность власти за уличное освещение на территории муниципалитета. Рекомендуемые нормами значения освещенности являются эксплуатационными величинами, ниже которых освещенность не должна быть ни в какой момент эксплуатации. Если из-за загрязнения светильников, ламп или спада светового потока ламп эти значения будут достигнуты, то агрегаты уличного освещения нуждаются в обслуживании (чистке).
   Кто должен проводить регламентное обслуживание? Каким документом пользоваться? Об этом далее.

1.10.3. Общение с администрацией

   • «Принцип организации уличного освещения в городах и сельских населенных пунктах разный, поэтому повесить фонарь на каждом столбе вдоль сельской улицы просто технически невыполнимо», – сказал мне Н. К. Стрежнев, глава администрации сельского поселения Верховское Верховажского района Вологодской области в период выборной кампании;
   

notes

Примечания

1

2

3

4

5

6

7

8

9

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →