Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Древнегреческая демократия прожила всего 185 лет.

Еще   [X]

 0 

Приобщение к чтению: инновации для родителя, инструментарий библиотекаря (Кашкаров Андрей)

На страницах книги рассматривается организация семейного чтения как метод дополнительного образования и воспитания ребенка школьного возраста – посредством его приобщения к чтению и мотивации личностного интереса. Даются опытные методические рекомендации со стороны родителя и педагога дополнительного образования. Главы, написанные отцом девочки-подростка, понятным и практическим языком побуждают читателя открыть глаза на своего ребенка, реальность интересов маленькой личности, даже в то время, пока реформы образования пока не достаточно располагают к этому.

Год издания: 2012

Цена: 59.9 руб.



С книгой «Приобщение к чтению: инновации для родителя, инструментарий библиотекаря» также читают:

Предпросмотр книги «Приобщение к чтению: инновации для родителя, инструментарий библиотекаря»

Приобщение к чтению: инновации для родителя, инструментарий библиотекаря

   На страницах книги рассматривается организация семейного чтения как метод дополнительного образования и воспитания ребенка школьного возраста – посредством его приобщения к чтению и мотивации личностного интереса. Даются опытные методические рекомендации со стороны родителя и педагога дополнительного образования. Главы, написанные отцом девочки-подростка, понятным и практическим языком побуждают читателя открыть глаза на своего ребенка, реальность интересов маленькой личности, даже в то время, пока реформы образования пока не достаточно располагают к этому.
   Автор – психолог детского чтения, закончивший ГУКИ (Санкт-Петербург, кафедра Детской литературы, школа Ирины Ивановны Тихомировой) и магистратуру РГПУ им. Герцена по программе «Социально-педагогические аспекты развития культуры чтения», член Российского психологического общества, советник Российской Академии Естествознания, действительный член АРСИИ (Академии русской словесности и изящных искусств) им. Г. Р. Державина, участник многочисленных дискуссий и публикаций по проблематике чтения в семье, докладчик международной конференции (г. Монс, Бельгия 31.07–03.08.2011). Автор учебной программы «Организация чтения в семье и школе». Его работы по мотивации личностного интереса ребенка заслужили высокую оценку экспертов в научном сообществе.
   Книга адресована широкому кругу читателей, родителям, библиотекарям, воспитателям, педагогам, и, конечно же, самим школьникам, которые почерпнут из нее много нового.


Андрей Петрович Кашкаров Приобщение к чтению: инновации для родителя, инструментарий библиотекаря

Глава 1. Проблемы «нечтения» детей

Ранее детство. Мечты, ожидания,
Игры без устали, счастье без края,
Смех без причины и плач без страдания —
Дни благодатного рая.

Сколько подарков на праздник блистающий
Спрятано в доме! Ищи же смелее —
Холодно, просто мороз ужасающий,
Ближе, теплее, теплее…

И наконец – горячо! И желанные
Ружья, машины, воздушные змеи,
Сладости, куклы и платья нежданные
Руки берут, пламенея.

Детство… А после – труды и прощания,
Стон от усталости, слезы от боли,
Краткое счастье, расплата, ветшание,
Жизни последние роли.

Сколько даров невозвратно утрачено —
Кануло в омут глубокий и вечный!
За наслаждение щедро заплачено
Ранами смуты сердечной.

В доме надежды – смятенно и голодно,
К шествию зла не дано притерпеться.
Холодно, холодно, холодно, холодно…
И никогда не согреться

Д. Киршин. Пробуждение

1.1. Чтение вслух в проекции произведений художественной литературы и не только

   В городе, и на селе мы имеем сегодня одну и ту же проблему: наши дети почти не читают. Библиотекари жалуются, что не могут «заманить» читателя в библиотеку, педагоги – на слабую подготовку к школе и восприимчивость к новым знаниям, воспитатели детских садов (особенно на селе) – на недостатки семейного воспитания. Очевидно, если было бы просто, уже давно нашелся бы выход; тенденция «отказа от чтения» захватила не только Россию, и ее можно назвать мировой. Тем не менее, кое-что все-таки сделать возможно… и в этом активное участие должны принять оба родителя.
   Глава родительского опыта адресована в первую очередь родителям, педагогам и воспитателям, которые хотят мотивировать детей к чтению.

   К двум годам лексический словарь здорового ребенка включает около 300 слов. Великовозрастная Эллочка Щукина (И. Ильф, Е. Петров. «12 стульев») осталась на этом уровне; и ей комфортно. Но у развивающегося ребенка любого пола в течении следующего (третьего) года жизни происходит знаковый прорыв: количество знакомых слов, которыми он свободно оперирует, увеличивается втрое, а понимать он способен уже ¾ понятий бытовой лексики. Десять новых слов в день, которые может запомнить в этом возрасте ваш взрослеющий ребенок, нужно использовать по максимуму: читайте вслух и, повторяя, учите его новым словам. На несколько месяцев это вечернее занятие с дочкой в моей семье стало увлекательной игрой.
   Скорость усвоения новых слов зависит от количества и качества услышанного текста. Данный прием чтения вслух является дополняющим к уже широко признанному обучению детей с помощью картинок, на которых подписано определяющее слово (характеристика): изображен жираф – подписано – «Жираф». Многие родители совершают ошибку, полагая, что этого достаточно.
   Нет!
   Кроме того, чтобы пояснить картинку «жираф большой – он может видеть далеко» необходимо взять в руки книжку и, по согласию ребенка, прочесть ему отрывок сказки о жирафе. Вовремя остановитесь, убедитесь, что ребенок еще не потерял внимания к вашему чтению или не заснул. Вообще в данном примере всегда лучше остановиться много раньше, чем чуть позже, провоцируя интерес ребенка к следующему отрывку (книге); тогда он будет ждать вашего следующего занятия-игры с нетерпением.
   В восприимчивом возрасте ребенок подражает: ваш подражает вам, мой ребенок – мне и они оба – телевизионному действию, радиотрансляции, музыкальному исполнителю, рекламному ролику…
   Артур Конан Дойль устами своего героя Шерлока Холмса убеждал Уотсона в том, что человеческий мозг – это ограниченный по размерам «чердак», куда можно спрятать полезную информацию и навыки (вкупе называемые опытом). Ребенок копирует туда свой рекламный ролик, многократно повторяемый и хорошо усвояемый. Вне зависимости от того, как часто дети смотрят телевизор и видят конкретный сюжет, уже «спрятанный» в их маленьком мозгу, память сразу же возвращает отложенное и… ребенок занят уже только этим. На восприятие другой, подчас более полезной информации уже нет ни времени, ни места на «чердаке», а опосредовано уже нет и желание; поэтому возникают конфликты с родителями или воспитателем, которые не знают или не умеют понять – что творится в детском «чердаке». Вот почему архиважно занять место в детском сознанием чтением, чтобы там поселились герои сказок из книг раньше, чем герои «мультиков». Киноискусство (включая телевизионные мультфильмы) все равно возьмет верх, поскольку основано на визуализации; сюжет живо представляем видеорядом. «Хлеба и зрелищ» – кричали римляне много веков назад, и этим выражали самые актуальные во все времена желания человека. Но если приучить ребенка слушать чтение вслух мамы и папы раньше, чем узнать телевизор и компьютер, то последние только дополнят, но не вытеснят книгу из сознания маленькой личности, познающей мир.
   Некоторые, вероятно, остановятся на этом месте и спросят: «что за бред пишет этот автор, свалившейся, вероятно, с луны? Мы не можем в ХХI веке отказаться от благ цивилизации, отменить телевизор, не пользоваться компьютером. Кто тогда будет работать и, что немаловажно, зарабатывать? Мы не допустим, чтобы наш ребенок был хуже других».
   Все так… Но, дорогие мои, ни один компьютер или телевизор не заменит вас, не сможет обнять ребенка, поговорить с ним по душам. Это нужно делать как можно чаще, ибо одно из проявлений любви – общение и познание; что, впрочем, вполне сочетается с самым динамично развивающимся именно в XXI веке направлением – коммуникацией.
   Разумеется, я не призываю запретить «зомбоящик»; столь радикальное желание как запрет ИНН или ПК ни к чему не приведет (хотя, признаюсь честно – в возрасте 38-ми лет, я хотел бы ограничить их влияние на наших детей), но… это все равно, если бы удалось ограничить или запретить саму Луну.
   Исходя из реальной ситуации, надобно изменить свое отношение к ней. Не запрещать продажи отвлекающих источников, ориентированных на получение удовольствия, а учить читать книги. И делать это, если возможно, с тройным усилием. Чаще читать вслух ребенку с самого раннего детства, обнимать его, говорить о своей любви, и показывать ее.
   Джон Стейнбек в свое время писал: «Люди, вырастая, забывают об этой ужасной обязанности научиться читать. Это, пожалуй, величайшая задача, которую необходимо решить человеческому уму, и решать ее необходимо в детстве».
   Да, это некоторая хитрость; да это труднее достичь (для этого надо потрудиться, кое-что сделать), чем сесть вечером у телевизора, и не мешать ребенку знакомиться с «голубым экраном» глубже. Но те из родителей, кому это удастся – лучше всяких учителей приобщат своего ребенка к чтению в будущем. А для этого и нужно то немного; учитывая то, что ребенок активно копирует и ваше поведение, то не садитесь надолго смотреть телевизор в присутствии ребенка. Занимайтесь компьютером без него.
   С другой стороны не приученному в детстве к книге (чтению) малышу впоследствии вряд ли помогут психологи – специалисты по чтению, учителя. Они лишь корректируют, слегка огранивают алмаз, который вырос в семье. Кардинально изменить этот благородный камень уже невозможно.
   Маленький героя романа Харпел Ли «Убить пересмешника» сидел на коленях и внимательно слушал, в то время как палец родителя двигался по страницам до тех пор, пока постепенно не установилась связь между звучанием конкретного слова и видом составляющих его букв. Основной фактор успеха в чтении вслух текстов маленьким детям и таким образом приобщения их к чтению заключается в том, что общение между родителем и ребенком происходит tet-a-tet в непринужденной обстановке, когда никто не мешает и исключены все отвлекающие факторы (сотовый телефон тоже к ним относится), можно задать доверительный вопрос и получить ответ. Индивидуальные занятия очень эффективны для обучения; вне семьи такую локальную и доверительную обстановку создать удается очень редко. И поэтому тоже заменить родителя (семейное чтение дома) никто не сможет.
   Поэтому у родителей (и семьи, включая старших родственников) такая важная роль, и такая серьезная мера ответственности; прежде всего перед ребенком и перед самими собой. Потом уже перед школой и обществом.
   В дальнейшем обучении наиболее важным фактором для развития является чтение вслух детям. Эта практика должна продолжаться из года в год. Если нет возможности читать каждый день, пусть это будет осуществляться два раза в неделю; но обязательно стабильно и с удовольствием, ибо ребенок тут же прочувствует малейшую фальшь.
   Когда дома детям читали вслух, они приходят в детский сад с хорошим лексическим запасом слов, умеют дольше удерживать внимание (усидчивы), лучше понимают печатный материал в школе, и в результате эффективнее впитывают новые знания и навыки. Это подтвердит вам любой воспитатель в детском саду – хоть в частном, хоть в «стандартно-бюджетном». И родители в большинстве своем – не только не против иметь читающих детей, а даже двумя руками – «за».
   Факторы, мешающие чтению стать общеупотребительным, вполне известны, и я не открою здесь Америки: большое количество отвлекающих моментов – от так называемых благ цивилизации (частично мы их обсудили выше) в домашних условиях и синдром «тестирования» и всепроникающего семиотического подхода (тесты, измерения) во всем. Они питают друг друга и обостряют проблему. В данном случае может помочь (и помогает) обоснованное и изолирование обучение (специальные частные школы и сады, надомное обучение без посещения «общих» мест – садов и школ, обучение в общинах единомышленников). Если вы думаете, что приверженцев такого воспитания подрастающего поколения сегодня мало – ошибаетесь. Эти родители – наиболее свободная (во всех смыслах, если предполагать, что в этом мире вообще существует свобода) и обеспеченная часть нашего общества. Не хочу спекулировать на тему достатка, но думаю, что такие дети, которых мне приходилось видеть не раз (хоть моя дочь посещает обычную школу), более здоровы морально и даже физически. Другое дело, что у подавляющей части населения современной России нет такой возможности – обучать детей в специальных пансионах, или нет достаточных знаний (и материальных возможностей) для обучения на дому. Без всякого сомнения – здоровые гармоничные личности воспитывались и в дворянском кругу (цвет нации) еще 3–4 поколения назад.
   Сегодня же будем исходить из того, что имеем.
   Сегодня в стране задействованы несколько десятков общественных и государственных программ в поддержку чтения; среди них деятельность МАЧ-РАЧ (соответственно международных и российских ассоциаций чтения), Программа Государственной поддержки чтения в России, Российский детский Фонд, Российский книжный союз (оба постоянно пропагандируют чтение), в школах проходят открытые уроки чтения, на общегосударственном уровне периодически заявляются «годы чтения», на протяжении нескольких лет действуют проекты «Успешное чтение», «Молодая России читает», различные программы по продвижению чтения готовят новых специалистов по данному профилю (что стоит одна только СПТРКЧ-2010; «Социально-педагогические технологии развития культуры чтения» в РГПУ им. А. И. Герцена), многочисленные конференции и семинары, и еще многое другое. Не учитывать при развитии – поддержке чтения новые стандарты было бы неверным. Но… во всем важен результат. А в данном случае – он не для хвастовства.
   Очевидно, права Ираида Ивановна Тихомирова, к.п. н, доцент ГУКИ (Санкт-Петербург), ведущий специалист по детскому чтению в России говоря, что нужно «не столько научить читать, но воспитывать чтением». Это огромная проблема сегодня. Впрочем, как и вторая ее составляющая: перед тем как учить читать, надо научить хотеть читать. Низкая личностная мотивация приобщения к чтению детей – вот вторая составляющая проблемы «нечтения».
   Очевидно, без мотивации обучения в автошколе водитель «далеко не уедет». Желание – основная и первая составляющая среди прочих – в искусстве, бизнесе, спорте и, конечно, в образовании – там, где человек становится успешным, он мотивирован. Чем больше занятие нравится – тем больше им занимаешься. Этот постулат работает и в чтении.
   Мотивация и личностный интерес тогда срабатывают, когда вы видите и слышите, что это важно в обществе, это «круть» (новый молодежный сленг, услышанный от 13-летней дочери: вместо «круто» – «круть»; вами восхищаются и вы восхищаетесь теми, кто вам интересен. На первых порах вовлечения в чтение – этот человек – родитель, открывающий ребенку богатство литературы. Логично, что, не зная о столь разностороннем богатстве, нет и желания приобщаться к нему. Поэтому и рекомендуется читать детям вслух художественные книги – через их призму открывается смысл и разнообразие жизни.
   У ребенка должны быть свои книги, которые можно ему подписывать, и свое место – где их читать: это может быть кухня, спальня и даже… ванная комната. Главное, чем нам в свое время удалось убедить дочь – это собственным примером. Когда она видела, как и где мы читаем (а читали мы везде), маленький «попугайчик» в точности скопировал поведение своих родителей.

1.1.2. Несколько практических советов

   • чтение вслух можно записывать на диктофон, а затем с помощью персонального компьютера создавать аудиокниги для старших родственников, которые читать уже не в состоянии, но чтение любят – для наших бабушек и дедушек. Голос родной внучки (внука), записанный на «семейную» аудиокнигу продлит им жизнь.
   • или, что нет на свете ни одного писателя, который бы не умел и не любил читать.
   • чтение книги вслух сейчас уменьшит боль и недомогание (при наличии таковых).
   И вы получите ошеломляющие результаты.
   Адресуйте свое послание ребенку, который находится в восприимчивом возрасте. Нет смысла ждать, когда ему исполнится 15 лет, чтобы убедить его в пользе чтения. Результат будет убедительнее, если это проделать – когда ребенку от 2-х до 5-ти.
   Убедитесь, что то, что вы вслух читаете, интересно детям, волнует их, и может помочь вам сформировать их воображение. А чтобы завладеть вниманием ребенка и удержать его – избегайте скучных моментов.
   Предпосылку к чтению надо сделать краткой, несколько раз повторяющейся – возможно, в виде рифмовок, нравоучения должны заканчиваться еще до того, когда ему станет скучно. Читайте вслух сначала небольшие отрывки текста, постепенно увеличивая объем прочитанного.
   В заключение хотел бы напомнить о том, что очень верно подметил Джим Трилиз: «Дети «покупают» то, что культура продает. Почему мы должны остановиться на людях, для которых требуется больше времени, чтобы прочесть напечатанное сообщение, чем прочесть надпись на футболке?»
   Любой ребенок полюбит книгу, если узнает, что это «круть». Но кто ему об этом расскажет? Может быть, на этот раз, вы?

1.2. Личностная мотивация к чтению

В. Я. Брюсов
   Главными компонентами подхода являются признание уникальности каждого читателя и его индивидуального выбора. Здесь роль библиотекаря состоит не в передаче знаний, посредством передачи книг, а в организации такой среды, которая позволяет читателю опираться на свой творческий потенциал, мотивацию и соответствующую технологию чтения. Читатель и библиотекарь созидают совместную деятельность, которая направлена на индивидуальную самореализацию читателя и развитие его личностных качеств.
   В личностно-ориентированном чтении выделяются следующие принципы:
   1. Признание уникальности каждого читателя. При этом подходе должно учитываться то, что все читатели в зависимости от возраста, жизненного опыта, и многих иных факторов (включая образовательный ценз и индивидуально-характерно-генные особенности) имеют разную предрасположенность к чтению. Она реализуются в форме индивидуального отношения к книге и последующим результатам этой деятельности.
   2. Каждый читатель понимает уникальность любого другого человека, включая и автора книги, признавать существование индивидуальной ценности любого другого человека, в том числе библиотекаря. Осознание уникальной ценности человека – залог не только чтения как такового, но и личностно-ориентированного обучения.
   3. Посредством книги, анализа действия героев на ее страницах, читатель стремится понять и, возможно, даже принять для себя другую точку зрения или мотивы деятельности другого человека; так он реализует свою социальную роль. Взаимодействие читателя и автора в процессе чтения книги предполагает наличие, сохранение или изменение изначальной позиции первого.
   4. Знакомство и выстраивание читателем отношений с общечеловеческими достижениями происходит только после того, как он сам осознал сущность изучаемого явления, процесса или вещи. Взаимодействие читателя с культурно-историческими аналогами происходит подобно тому, как происходит коммуникация с другими людьми. Результатом личностно-ориентированного чтения должно быть личностное приращение читателя к культуре, толерантности, внешним стандартам поведения.
   5. Личностно-ориентированный смысл чтения может быть заложен в любом возрасте. К примеру, детское, развивающее, творческое или познавательное чтение имеет в своей основе личностную ориентацию. Без нее никуда; навязывание добровольно-принудительных домашних заданий в рамках школьной программы по литературе, нерезультативно, ибо не сочетается с личностной мотивацией к чтению.
   Таким образом, о личностно-ориентированном чтении можно говорить тогда, когда при создании, осуществлении и диагностике образовательной деятельности учитываются природные, личностные и индивидуальные особенности человека. Только совместная деятельность, в основе которой лежат эти принципы, позволяет участникам процесса чтения всесторонне развиваться в рамках гуманистической направленности.
   Книга – тот ресурс, от которого происходит удивительный энергообмен между читателем и автором. То, ради чего существует книга, поэтому она будет актуальна вечно… Между зрителем и телевизором, Интернетом энергообмен не произойдет, сколько бы там «не заряжали воду». От «зомбоящика» можно взять информацию, развлечение (не будем забывать, что современное общество ориентировано именно на него), но душевными переживаниями – таким образом – люди не обмениваются.
   Собственно, поэтому жаждущие культурного просвещения и берут в руки книгу – бальзам для души. И, если, слава богу, случится катарсис и читатель прочитав ее эпизод или целиком, станет размышлять, «навернется слеза», значит автор и книга выполнили свою задачу.
   Библиотекари стоически продолжают работать для нас и наших детей. Продлится ли это достаточно долго, если все больше людей выходит в глобальную Сеть для того, чтобы скачать там электронную версию не только одной какой-то книжки, но и целые собрания сочинений интересующего автора?
   Мы привыкли к мониторам компьютеров, появились разные технические средства, с помощью которых можно уже читать не книгу, а «текст», который теперь доступен в новых формах. А если задуматься о том, что происходит сегодня в мире современной литературы, куда сегодня уходят авторы, которых становится все больше и больше?
   Современный литератор старается идти в Интернет, открывая там странички и сайты, проявляя свою активность на блогах.
   Интерес к книге в печатном виде ослабевает, и будет ослабевать. Да, сегодня чтение становится все более элитарным занятием, сами книги стоят недешево, доступны не всем людям. Даже когда молодой человек может покупать книги, когда ему это по карману, он все равно сегодня будет скачивать и читать в Сети… Это необратимый процесс. В перспективе в книжных магазинах и среди подписчиков периодики (уже сейчас сокращаются тиражи даже у наиболее массовых журналов и газет) будет все меньше людей, и все больше и больше людей в глобальной Сети, читающих самым разным образом; ибо технические средства для чтения книг в этом смысле постоянно развиваются.
   К сожалению, примерно то же запустение, на наш взгляд, ожидает библиотеки, если их не модернизировать в культурно-досуговые центры, сохранив главное их предназначение – обеспечение книжного фонда и книговыдачу – популяризацию книги; очевидно, нужно сделать библиотеку привлекательной для читателя, принятый Закон практически не оставляет нам иного выхода. Библиотеку (и ряд других учреждений социальной сферы) ставят в условия, когда она должна будет «зарабатывать» сама. Что из этого получится – покажет время, но думаю, времена идут не простые…
   С другой стороны литература в Интернете находит все больше читателей, чем литература книжная, еще и потому, что читатели могут высказаться, оставить свой комментарий, вступить в полемику с другими читателями и даже запросто – с самим автором произведения. Такое раньше было совершенно невозможно, ибо автор находился на недосягаемой высоте, встреча с ним была редким событием.
   Интернет изменил облик литературы, и это надо понять и прочувствовать. Искать новые формы общения с книгой и взаимодействовать с библиотеками – на пользу всем.

1.3. Дневник читателя: новое, и основательно забытое старое

   В 70-80-е годы ХХ века читательские дневники учащихся являлись необходимым атрибутом по предмету русский язык и литература. Это был документ строгой отчетности, который школьники 4–5 классов прилежно вели по литературе. Сегодня таких дневников нет, а может, зря… Учитывая прошлую (самая читающая страна в мире) и современную специфику школьного образования, возможно, Дневник читателя будет далеко не лишним в системе приобщения школьников к чтению.
   Ведение дневника научит замечать в книгах не только героев и сюжет, но и – имя-фамилию авторов. Предполагаю, что нововведение хорошо забытого старого повысит «градус» образованности в сфере литературной, ибо сегодня книги перестали были историями о жизни, но стали – произведениями таланта и ума писателей и литераторов.
   В свое время читательский дневник (далее – ЧД) помогал хоть бы и в малой степени ориентироваться в литературном море: читать уже можно было не то только точечно, что учитель велел и библиотекарь рекомендовал, но даже самостоятельно формировать список любимых писателей – и по списку работать с собраниями сочинений – о чем сегодня в современной школе приходится только мечтать.
   Ведение ЧД способствовало формированию навыка собирать и анализировать информацию, а также – иметь собственное мнение (хотя бы – о прочитанной книге) и в кратком объеме излагать его на бумаге. В данном случае мы имеем повторение опять же старого постулата: чтобы научиться писать – надо писать, тренироваться. Чтобы научиться читать – надо тренироваться в чтении книг.
   Раняя практика работы над читательским дневником в немалой степени способствует эмоционально-рационализаторскому анализу прочитанного – чтоб быстро научиться читать, обдумывать прочитанное, рассказывать о своих думах – и, освоив письмо, – записывать эти рассказы.
   Что особо ценно – вести такой дневник может родитель ребенка, еще не научившегося писать; для этого малыш диктует свои впечатления о книгах, которые начитываются вслух. Потом, овладев грамотой и письмом, может записывать собственные соображения самостоятельно.
   К ЧД недурно было бы восстановить списки летнего чтения, и лелеять приказ – к началу учебного года явиться с ЧД, в котором летнее чтение следовало описать. Интересно – как сейчас в школе относятся к ведению читательских дневников? Школьные педагоги (у меня есть возможность опрашивать таковых в рамках магистратуры Психолого-педагогического факультета РГПУ им. А. И. Герцена) отвечают: в начальной школе мы дневник требуем, в средней – на усмотрение учителя. Это в активе.
   В пассиве – нет надежнее способа отвратить ребенка от того или иного занятия, как заставлять его что-то делать.
   Тем не менее, с читательским дневником дети научаются читать и понимать прочитанное. С моей дочерью можно вместе хихикать над опечатками, стилистическими ошибками, дурными стихами – что опять же «в плюс» культивирует семейное общение и прививает хорошие традиции.

1.4. Как современная книга открывается читателю?

   Те, кто читал это произведение среди взрослых и сегодня может без усилий и с удовольствием вызвать в памяти образ лохматого Сани Привалова, Выбегалло с его французскими фразами (оказывается, он почти в точности говорит фразами Анны Павловны Шерер из Войны и мира, льва Николаевича Толстого), гекатонхейр с отдавленной рукой, веселенькая косыночка с Атомиумом Наины Киевны Горыныч… Музейный неразменный пятак… Сворачивающий пространство Идеальный Потребитель…
   «Кто библию прочтет, тот с ума сойдет».
   Слой за слоем открываются новые смыслы книги. Взрослеет молодой читатель, веют вихри времен над ним и над миром – и смыслы рождаются, проявляются, почти по аналогии – как фотобумага в старом проявителе…

1.5. Как вырастить читающего человека?

   Главное – личный пример. Если вы книги читаете – дети примут это как нормативное поведение. Если не читаете, а лишь вспоминаете, как читали в детстве, – не ждите, что дети вдохновятся этими рассказами.
   С полуторагодовалого возраста мы с женой стали дочке книги читать по вечерам. Ей, вероятно, было сложно понять все, – но, безусловно, и интересно. Впоследствии любимыми книгами дочери стали: «Капитан Сорви-голова», «Остров сокровищ», «Белый Бим-черное ухо», «Белый отряд», «Властелин колец», «Три мушкетера», «Ким»…
   Кроме приключений, во множестве читались сказки. Любимая – «Муфта, Полботинка и Моховая Борода»; «Буратино» и «Пиноккио»; серия о мумми-троллях; сказки братьев Гримм; двухтомник «Сказок и историй» Андерсена, шесть книг Александра Волкова – о путешествиях в Волшебную страну девочек Элли и Энни; потом Фрэнк Баум – четыре книги о стране Оз… Эта традиция закончилась только тогда, когда дочка набрала нормальную для чтения-понимания скорость.
   Отказ от «зомбоящика» наряду с органичностью книг в жилище является первым и самым важным шагом для воспитания человека читающего? «Зомбоящик» дает информацию – максимально подготовленную к усвоению. Разжеванной, ферментированной и даже фрагментированной – в той части, что комментарии уже есть, и они соответствуют «политике партии». На это восприятие – работают звук, цвет, свет, формы и образы, ритм и темп восприятия уже заданы, и конечно, реклама. Даже в современной книге реклама нет-нет, да и проявит себя: сколь часто в тексте можно встретить определенные марки кофе, напитков, бренды производителей…
   Общаясь же с книгой, все это – темп, образы, формы, а также живой, эмоциональный отклик на читаемое – читатель генерирует для себя сам, в своем воображении – он свободен, ибо он сам себе и режиссер.
   Молодым читателям не лишне еще раз вспомнить: чтобы читать книгу, надо потрудиться, первым делом надо овладеть кодом культурного человека – постичь грамоту. Чтобы посмотреть кино или телевизор – нужно только поудобнее расположиться в кресле (или иной лежанке).
   Одна знакомая поделилась своим опытом решения проблемы чтения: cторговалась с сыном: она ему покупает новый телефон, он ей – читает пятьдесят книг. Что ж, тоже вариант… Но, Господи, куда же мы все пришли?

1.6. Читать и записывать: идеи и средства для продвижения чтения

   Как получать пользу от прочитанного? Этот вопрос неизбежно встает перед каждым родителем, библиотекарем и педагогом. Вас, уважаемые коллеги, пользе чтения убеждать не надо: то, что увлеченное чтение – это основополагающее умение, от которого во многом зависит развитие интеллекта ребенка и взрослого, успешная учеба, развитие гармоничной личности – известно каждому родителю. Но вот как донести наше взрослое знание до ребенка, как помочь ему войти в волшебный мир книг, и найти в этом мире друзей – задача не из легких. Она усложняется тем, что современного ребенка с самых ранних пор окружают сильные визуальные впечатления и влияние сверстников; современные дети рано приобщаются к телевизору и компьютеру, последние затмевают собой не только чтение, но и живое человеческое общение, которое в свою очередь переходит в виртуальную сферу, в социальные сети. Дети – во все времена – дети; если вспомнить самого себя, то и тогда я не был идеальным ребенком: любил поиграть с ребятами, «плющил» монеты на рельсах железной дороги (это только самое безобидное из моих увлечений), вместо того, чтобы – как хотела мама – сесть и почитать книжку…
   Получать пользу от прочитанного можно несколькими простыми способами, лучший из которых – записывать в произвольный (специальный) дневник цитаты. Понравившиеся высказывания героев повествования, сюжеты, характеры, выходные данные книги – для последующих ссылок с номерами страниц – все то, что «цепляет за душу» непосредственно вас. К слову, выходные данные лучше сразу записывать в соответствии с принятыми ГОСТами, поскольку корректное цитирование предполагает именно правильное указание авторства цитаты. На каждую прочитанную книгу рекомендую завести отдельный дневник читателя, и, если вы ведете дневник в ПК, соответственно – озаглавливать сей файл по названию книги и фамилии автора. На практике отдельные файлы я складываю в обобщенную папку «Дневник читателя» с указанием года, к примеру, присваиваете Word-файлу имя «ДЧ_2011» – это помогает лучше сориентироваться впоследствии. Внутри файла рекомендую выделять темы, связанные с цитатами (пример – ниже). Некоторые, наиболее актуальные цитаты, рекомендовал бы выделять жирным шрифтом или курсивом. В сплошном тексте (когда цитат в файле много) их найти проще, и они сразу бросаются в глаза. Помните и то, что в разные периоды жизни, и даже при различном настроении, нас могут «цеплять» совершенно разные высказывания автора: «человек в течение всей своей жизни задает себе одни и те же вопросы, но с годами меняются ответы» (Октавио Паса).
   Таким образом, создается мой домашний архив-дневник, который уже не раз оправдывал свое существование.
   Учитывая строгую индивидуальную организацию каждого читателя, конкретный дневник читателя совершенно неповторим, и его можно будет с успехом применять для собственного литературного творчества (ежели таковое станет актуально в перспективе) или в процессе повышения уровня образования, выступлений, подготовки докладов, статей, и даже для обывательского общения с вашими соседями и коллегами по работе. Этим методом уже давно пользуются литераторы и писатели. В любом случае от ведения «дневника читателя» – как называю его я, ваши интеллектуальные способности и личностный рост только выиграют. Пример записи в дневнике читателя представляю ниже.
   Здесь приведу пример «Дневника читателя»; папка «ДЧ_2011», встроенная папка «Милан Кундера», в ней – Word-файл «М_Кундера_Шутка». Далее содержание файла.
   Подзаголовок «Любовь»
   <Одна моя добрая знакомая, женщина весьма легкого нрава (чем я изрядно злоупотреблял) обручилась с одним физиком, и на сей раз была готова, наконец, испытать любовь; но чтобы суметь почувствовать ее как любовь настоящую (отличную от десятков любовных связей, через какие прошла) она отказывала жениху в телесной близости вплоть до самой брачной ночи: бродила с ним вечерними аллеями, жала ему руку, целовалась с ним под фонарями и так давала своей душе (не обремененной телом) воспарять на головокружительную высоту. Через месяц после свадьбы они развелась с ним, горько сетуя на то, что он обманул ее большое чувство, ибо показал себя плохим любовником, едва не импотентом.
   Это объяснение (столь мелодраматическое и, однако же, столь правдоподобное) навеяло мне мысль о печальном разладе между душой и телом> [1]

   <Некоторые люди заявляют, что любят человечество, а иные с полным правом возражают им, полагая, что любить можно лишь кого-то определенного, то бишь отдельную личность; соглашаясь с этим, я хочу лишь добавить, что замечание относится равно как к любви, так и к ненависти. Человек, существо, взыскующее к справедливости, уравновешивает тяжесть зла, которая была ему взвалена на плечи, тяжестью своей ненависти. Но попробуйте-ка нацелить ненависть на чисто абстрактный мир принципов, на несправедливость, фанатизм, жестокость, или, придя к тому, что достоин ненависти сам человеческий принцип, попробуйте-ка возненавидеть все человечество! Такая ненависть слишком надчеловеческая, и потому человек, чтобы облегчить свой гнев (сознавая его ограниченные силы), сосредотачивает его, в конечном счете, лишь на отдельном лице> [2].

   Подзаголовок «Мщение»
   <С затянувшейся отсрочкой мщение превращается в нечто мнимое, в личную религию, в миф, отторгаемый с каждым днем все больше от действующих лиц, которые в мире мщения остаются прежними, хотя на самом деле (лестница в постоянном движении) они уже давно другие: сейчас другой Ян стоит перед другим Земанеком, и удар, который я задолжал ему, нельзя ни воскресить, ни возродить, он окончательно потерян, и стукни я его нынче, спустя годы, мой удар был бы совершенно непонятен, а поскольку непонятен, приобрел бы затем и совершенно иные, чужие, не продуманные мною значения, он стал бы чем-то другим, чем был в моем замысле, он мог бы обратиться в совсем иную сторону, и я бессилен был бы направить, а тем паче оправдать его> [3].

   <Все будет забыто и ничего не будет искуплено. Задачу искупления (отмщения и прощения) выполнит забвение. Никто не искупит учиненных неправд, ибо все неправды будут забыты> [4].
   Очевидно, много читающий человек имеет в своем активе не один такой дневник, что со временем и возрастом входит в привычку (привычка – вторая натура). Записи по результатам прочитанного являются тем более эффективным методом пополнения словарного запаса, расширения литературного кругозора, что вполне соответствуют и другим подзабытым правилам, в частности правилу повторения. Отсутствие же привычки к записям сродни «склерозу» языкознания; даже хорошо владеющий иностранным языком homo legens теряет свои навыки, если не подтверждает их практическими упражнениями (общением) с носителями языка. То же происходит при чтении книг. Записывайте, тренируйте память и процветайте!

1.7. Углубленное понимание личностного интереса ребенка как наиболее детерминирующего фактора развития гармоничной личности

   В педагогических вузах и в частности в РГПУ им. А. И. Герцена (Санкт-Петербург) традиционно и целесообразно ведутся научные изыскания по теме педагогики, психологии поведения и социализации детей. Огромный, не подвластный представлению обывателя, пласт исследований постоянно подвергается беспристрастному анализу научного сообщества, у представителей которого учусь и я. Конечно, оное сообщество неоднородно: оно состоит из разных людей, а потому по-своему привлекательно, но в то же время и спорно – в части некоторых методов и особенно выводов. В Герценовском университете я еще раз убедился в непреложной жизненной аксиоме: «не место красит человека, а человек – место». Тем не менее, имея обширнейший материал по исследовательской практике, я не волен дать его широкому читателю. Ибо… подобное информирование, конечно же – не секретно, но уж больно наукоемко или, сказать по-простому – насыщено терминами и научным сленгом. Поэтому, с вашего позволения, я несколько разбавлю научный текст, навыкам написания которого меня здесь безуспешно учат, своими, понятными и для вас, комментариями, чтобы любой отец, любая мама могла бы понять суть вещей, касательно разработок вечно реформируемой системы российского образования. Итак, прошу меня простить, уважаемый читатель за столь пространное начало и пояснение, но, как сказал бы здесь Д`артаньян из «Трех мушкетеров» А. Дюма – «но только за это!».
   Когда мы спорим о том, что же хочет наш ребенок, почему он непредсказуем («не слушается» или не слышит «разумное, доброе, вечное»?), ничего не хочет (не знает, что хочет, и можно ли это сказать вслух?), не читает (а зачем читать, ежели читать «нечего»?), разговаривает на непонятном сленге (а как же иначе – все так говорят, вот хотя бы даже в телевизоре?), никем не хочет стать; «я ж его куда угодно: в Кембридж, в Сорбонну – только б знать – куда этот болван хочет» – эмоционирует знакомый папа (еще как хочу, и стану, только не тем, кем меня хотят видеть – думает ребенок, этакий маленький «нехочуха») – очевидно мы спорим впустую. Очевидно, что в мире не происходит ничего, что так или иначе не имело бы под собой почвы или весьма разумного – хотя бы со стороны ребенка – объяснения. И если мы, взрослые, не видим этих причин, то это еще не значит, что их нет. Как увидеть истинные причины, мотивирующие ребенка (и вообще человека в широком смысле) на конкретные поступки?
   Надо встать на его место. Вспомнить себя. Или абстрагироваться от обстоятельств и посмотреть на мир – его глазами. Любой психолог только помощник родителю – затем его и учат, но никак не заместитель и не заменитель (не съеденного в детстве сахара, к примеру).
   Принципиально важно, чтобы каждый ребенок смог прожить каждый день так, как бы ему (не вам) хотелось, при этом максимально реализуя свое «хочу» («я-копцепцию»), он, как минимум не нарушал бы права и свободы другого, а как максимум, чтобы в этом свободном пространстве шло взаимообогащение и взаимная поддержка. Какими средствами этого добиться?
   Понятие деятельности в российскую педагогику ввел А. Н. Леонтьев, ученик Л. С. Выготского. У Леонтьева деятельность – это процесс, который сопряжен с целями, задачами и их решениями. А для меня деятельность – это процесс, когда ребенок чем-нибудь интересуется. Первые спонтанные, но осмысленные интересы фиксируются у двух– трехлетнего ребенка – один играете в грузовик, другой в книжку «тычет пальчик». И то, и другое деятельность. И то и другое познавательный стихийный интерес. Поскольку в данном контексте интерес четко привязан к конкретному ребенку – он и является личностным. Соответственно, как и любой наставник, учитель, родитель, я могу войти в сопровождение конкретной деятельности своего ребенка.
   Прежде всего, для меня, как и любого родителя, важно, чтобы ребенок понимал – что он хочет. Причем его «хочу» начинается всегда с малости – чем хочется сейчас заняться, что хочется кушать? И далее продолжается в смыслополагающих вопросах – что хочу от программы, что хочу от жизни? Этот интерес малости и есть самый главный личностный интерес. Глубина его зависит от индивидуальных качеств: способности ребенка осознавать себя и сформулировать свое «хочу». Внутренняя работа по прояснению детских желаний не всегда видна и не всегда эффективна – из-за ряда отвлекающих факторов, к примеру, удовольствий, которые перекладывают внутреннюю работу «на потом». Такая работа требует времени и желания, а также умения взрослых поддержать этот «диалог».
   После того, как личностная мотивация прояснена – задача взрослых поддержать маленькую личность в ее реализации.
   Первое, что рекомендую сделать – это начать с малого – совместно планировать занятия и программы на день. Родитель и ребенок состыковывают свои желания, возможности, придумывают план на каждый день с вечера (предыдущего дня) и через сутки подводят итог: что и насколько удалось. Не отмахивайтесь от планирования (помню на закате брежневской эпохи – понастальгировать можно – в стране вовсю работали плановые отделы, и не зря), практика показывает, что это действительно важно; много важнее по результатам деятельности, чем хаос и ситуативные импровизации. Как только ребенок чувствует вкус жизни – самостоятельно заявлять о том, что на самом деле хочется, и воплощает свои желания в реалии, состыковывая свои интересы с предпочтениями других, как только видит, что это действительно возможно, с его мнением считаются, тут же пробуждается огромный интерес к жизни, доверие и уважение ко взрослым (казалось бы – все наоборот, да, скажет мне здесь папаша с ремнем и жестким пафосным «я сказал!») и почти одновременно чувство собственного достоинства личности. Именно в этом сценарии развития событий у ребят удивительно быстро взрастает ответственность и самостоятельность, над которой в иных семьях (и в иные времена) бьются поколения родителей и педагогов.
   Итак, первая с позволения сказать, заповедь: дайте ребенку право жить так, как ему хочется и делать то, что хочется. Одновременно он чувствует ответственность за свои поступки. Работа с «личным вызовом» предполагает и результаты: вместо «скажите, что мне нужно делать?» ребенок сам предлагает конкретные вещи.
   На этом этапе личностная мотивация достигнута.
   Проблема выбора в том, что ребенок может хотеть то, что не вписывается в конъектурные интересы родителей, это вечная проблема отцов и детей. Если не обращать внимания на стихийный и подчас неосознанный интерес личности ребенка, ребенок считает свою деятельность не важной или даже ошибочной, изживает свой личностный интерес, у него появляется комплекс, что в современном мире это не важно, не популярно, не востребовано.
   Мне приходилось слышать от девочки 11 лет о том, что она хочет стать «элитной проституткой» с просьбой рассказать «как и что делать». Вы знаете, я прежде всего поблагодарил ее за честность; это так редко сегодня встретишь – честность почти на вес золота… Ситуация абсолютно безопасная, это не тестирование и не эмпирический эксперимент, в котором необходимо принимать решение «здесь и сейчас» кем она будет. В данном случае надо не отмахиваться и не ругать (тем более, что так квалифицируется детская провокация), а вполне включиться в этот вопрос: «давай, исследуем этот вариант, профессиональные риски, твои шансы…». Не стоит переубеждать, опираясь на мораль, «эту одежонку, которую берут на прокат все кому ни лень» (Р. Стивенсон. «Приключения титулованной особы»). Мы, психологи, никогда не переубеждаем, это не наша задача. Мы посильно создаем человеку комфорт. Тем более, что для этого вполне морального результата не нужно иметь семи пядей во лбу. После трех получасовых разговоров с девочкой об особенностях работы и опасности быстрого старения кожи вопрос более не возникал.
   Вот где проблемное поле – «не пахано». Основная родительская ошибка – в данной части – замещение личностного интереса ребенка своим, родительским, опытным.
   И здесь без договора с собственным ребенком не обойтись. Если мы признаем, что перед нами личность, то и договариваться нужно – как это делают равноправные партнеры. Манипуляция, то есть управление ребенком при помощи скрытого шантажа, угроз или эмоционального подкупа в данном случае недопустима. Прямые указания взрослых возможны только в режиме обучения и в ситуациях ЧП, когда взрослый может занять позицию эксперта или руководителя. Не стоит прибегать к этому стилю часто.
   Второй вариант менее оптимистический. Здесь с большой долей вероятности сработают наводящие вопросы к ребенку, проясняющие его интересы. К некоторым детям понимание того, что им хочется (если только это не сладкая конфета) приходит только в общении с понимающим (искренне ориентированным) взрослым. Взрослым, который не опасен, которому можно доверять. Вы можете сказать это о себе – детскими глазами и устами?
   Безопасность – самое главное и непременное условие, которое привлекает ребенка к общности. Если общность опасна для него, перестает быть привлекательной, он не верит там в свои силы, это все ему – чужое – набор непонятных разнородных лиц, которые конкурируют с тобой при каждой возможности. А зона его безопасности? Из этой точки относительной безопасности легко совершать подвиги, переделывать мир, потому, что не надо оглядываться за спину, смотришь вперед, смотришь в цель. И ее достигаешь.
   На этом этапе родителям нужно быть готовым к тому, что ребенок, достигнув некоторых успехов, требует к себе с их стороны другого отношения – как к равному, он может сказать вам «нет» в ситуациях, где раньше молчал, может попросить привести аргументы и обосновать вашу позицию по любому вопросу. Вы готовы? Как бы это не казалось пугающим (для вас) – сие очень хороший промежуточный признак развития личности.
   Все это помогает стать детям успешными в жизни и гармонично воспитать своих детей.

   Теперь давайте подумаем, как применить возникшую мотивацию ребенка к самому непростому вопросу современности (пойдем «узкими вратами») – приобщению к чтению.

1.7.1. Вариативность способов приобщения к чтению

   Проблемное поле связано с соотнесением двух сущностных компонентов гармонизации детской личности (субъектности): «личностных интересов» и «способов эффективного взаимодействия». В недостаточном взаимодействии между двумя этими факторами причины отсутствия интереса маленькой личности к чтению. Поддержать мотивацию ребенка в освоении новых знаний – важнейшая задача родителя: будет в этой части личностный интерес – будут и хорошие результаты.
   При выборе книжки многих детей пугает неумение разделить большой объем текста на мелкие части; здесь вполне помогает тактика помощи – показать, как «огромное и непонятное» делится на маленькое и посильное. При наличии уже оформленного личностного интереса предложите ребенку небольшие кусочки текста для прочтения и последующего анализа (пересказа). Вначале приобщения к чтению всегда более важно не количество, а качество учебного материала или внимания к конкретной теме. Предлагайте не тексты, а абзацы.
   Приведу пример лагеря летнего отдыха под Лугой (Ленинградской обл.).
   Воспитатель интересуется: сколько и что именно 9-ти летняя девочка желает освоить за трехнедельную смену? План записывается в двух экземплярах (один у воспитателя) и выполняется.
   По мере того, как дети приобретают навыки уверенного чтения, у них возрастает интерес, и они сами предлагают увеличивать объем осваиваемого текста. Построить работу разумно по следующему плану:
   • намечается конкретный индивидуальный план подготовки (самостоятельного прочтения текстов): что, как и когда будем читать?
   • дается облегченный текст и аудиозапись к нему;
   • совместно с ребенком вырабатывается план через вопросы: «что, как ты думаешь, нужно делать, как в какой последовательности, что сможешь прочесть сама, для чего требуется помощь воспитателя?»
   Девочка самостоятельно реализовала согласованный план – читала текст, слушала аудиодиск, выписывала в отдельную тетрадку непонятные слова, термины, выражения, записывала свои вопросы; консультировалась раз в неделю. Воспитатель своевременно отвечает на вопросы, формирует задания для тренировки, тестирует пройденный материал. Таким образом, интерес ребенка к чтению поддерживается и даже усиливается.
   Тем не менее, личностно ориентированное обучение в большинстве основных школ скорее имитируется, чем реально осуществляется. Массовая школа, провозглашая учет индивидуальных особенностей детей, использует их только для того, чтобы повысить эффективность социализации в рамках классно-урочного воспитания.
   «От человека к человеку можно передать только значение; смысл же нельзя передать по определению» (М. М. Бахтин). Смысл – личностная характеристика, личностный феномен. Однако можно создать некоторые условия – когда смыслы возбуждаются в другом сознании, мышлении, и идет активный процесс смыслополагания, который неизбежно приводит к текстопорождению, созданию текста, облечением смыслов в новое значение для читающего. Можно понимать свой предмет, быть носителем мудрости и отдельных, подчас душещипательных, историй из жизненного опыта, но если мы не поймем систему ценностей ребенка, не сможем наладить личностный диалог – все наши знания никогда не понадобятся; что и происходит сегодня почти повсеместно. И это хорошо описано как проблема отцов и детей. Не поэтому ли ни количество книг в домашней библиотеке, ни разговоры-влияния-рекомендации родителей не оставляют и следа на современных детях (массовое явление; имеются, конечно, и исключения).
   Современные дети не опосредованы; в течение всего ХХ века (тенденция сохранилась и в нынешнем) заметно упрощение коммуникативного общения. Прямота и краткость выражения чувств является прямым следствием отсутствия чтения книг классической художественной литературы. Приглядитесь, и вы увидите, что речь лишь редкого современного ребенка опосредована культурой, разнообразна метафорами, сравнениями, деепричастными и развернутыми предложениями. Даже объяснения в любви сегодня похожи (их копируют), односложны и являют собой компиляцию из интернета. Спросите у своего ребенка про романтизм, и вам ответят, что речь идет о романтическом ужине, включающем непременные атрибуты – один или несколько цветов и набор свечей. Теперь представим читающего ребенка, имеющего понятие о романтизме, донесенное через классическую литературу из «мохнатого» XIX века… Он уже выигрывает среди сверстников (противоположного пола, особенно, если этот объект – мальчик) «умом и сообразительностью».
   Навыки применения полученного знания могут и должны дать ребенку родители. Личностная мотивация (как уже рассмотрено выше) прямо связана с интересом объекта. Интерес же мотивируется перспективным результатом в виде собственной успешности по факту применения полученного из книги знания. На этих понятиях разумно строить образовательные концепции в отношении непрерывного образования, проносимого через всю жизнь, где доминантой для личности может служить востребованность (для собственной успешности и результативности) новых (хорошо забытых старых) знаний, получаемых из книг, посредством добровольного и желанного «впитывания» содержательной составляющей художественной литературы, переносящей через века обычаи, традиции, мировоззрения, переживания героев, непреходящие духовные ценности.
   Личностный интерес прямо связан с инициативностью. Уместно рассмотреть три наиболее перспективных варианта развития личностного интереса ребенка:
   • ребенок обращается за помощью и получает ее от взрослого;
   • помощь предлагает взрослый, постепенно передавая инициативу в руки ребенка;
   • помощь первоначально предлагает взрослый, и такое положение дел сохраняется лонгэтюдно, перерастая в длительные отношения «потребителя» и «специалиста по сопровождению».
   Полагаю, что для развития гармоничной личности наиболее перспективен второй вариант развития отношений. Ибо первый – не является массовым явлением, а третий – слишком массовый, развращающий потребителя, ориентирующегося, в конце концов, на легкие удовольствия, на так называемого избирательного «нехочуху». В данном случае факторы виктимизации связаны с условием возрастного развития: нездоровый образ жизни родителей и неудовлетворительные психоэмоциональные состояния, отрицательное влияние сверстников, формирование негативных привычек образа жизни. Нельзя не отметить, что несвоевременное или некачественная помощь (отсутствие таковой вообще) в первом варианте часто оборачивается значительным сокращением и (как частный случай) полным отсутствием личностного интереса ребенка к чтению, получению и анализу информации.
   Первый этап отклика на инициативу и предоставление помощи – самый важный. Именно на этом этапе – когда взрослый наставник принимает на себя координационные функции – необходимо помочь маленькому читателю почувствовать «вкус успеха». В этой связи важны три фактора:
   • комплексный, междисциплинарный подход к решению проблемы инициативности ребенка в вопросах интереса к книге;
   • гарантия непрерывного сопровождения и помощи ребенку в удовлетворении запросов его личностного интереса;
   • взрослый, родитель, наставник априори находится «на стороне ребенка», воздействуя личным примером и опытом, «учит не уча».
   Совершенно очевидно, что такую работу вряд ли можно эффективно вести в группе 2–3 десятка человек. Зато с бОльшим успехом – индивидуально с 1–2 детьми, что под силу семейному патронажу над собственным ребенком.
   В данном случае имеют место быть несколько проблемных точек:
   Точка пассивности. Характеризует отсутствие и непроявленность интересов ребенка, прямую пассивность и безынициативность, сопровождается осознанным избеганием взаимодействия со взрослым в части интереса к чтению (к книге), либо заметна фиктивная деятельность показного желания, дающая безжизненный псевдопродукт. Имеющиеся условия обычно используются в качестве «заслона» для любой деятельности по обучению чему бы то ни было.
   Бессмысленное взаимодействие. Характеризуется тем, что способы и процедуры периодически трансформируются. Они могут даже усложняться, но смысловая причастность ребенка и взрослого наставника к процессу межличностного взаимодействия и приобщения к чтению может отсутствовать. Может иметь место не выявленный взрослым личностный интерес ребенка.
   Точка неразрешенности. Характеризуется тем, что при выявленном и четко оформленном личностном интересе со стороны ребенка (причем максимально обоснованном и осмысленном) отсутствуют или не найдены способы взаимодействия и оказания помощи в формате «взрослый – ребенок». Как правило, в данном ключе имеет место быть упущение взрослого наставника, ибо поиск ответа на вопрос «что можно сделать, чтобы реализовать или мотивировать имеющиеся детские интересы» – прямо зависит от него.
   Осмысленное эффективное взаимодействие. Характеризуется максимально оформленными и зафиксированным личностным интересом ребенка к чтению книг. Ребенок и взрослый производят совместный поиск взаимодействия в конкретных имеющихся условиях. Выстраивается инклюзивное пространство деятельности, что в результате приводит к еще большему педалированию личностного интереса ребенка и мотивации его интересов – как доминирующих в поступательном развитии личности.

1.7.2. Выявление личностного интереса со стороны педагога

   Пообщаться с ребенком один на один, выяснить его мотивацию, страхи и опасения (риски), надежды, связываемые объектом с самостоятельным чтением книг.
   Поговорить с родителями об их видении приобщения к чтению ребенка, семейных традициях в этой части, планах, образовательном цензе и статусе родителей.
   Собрать информацию у классного руководителя, школьного библиотекаря и школьного психолога.
   Как известно, страх рождается от незнания и парализует активность. Снять тревожность можно экскурсией по библиотекам, информирования о правилах пользования и расписанием, уверенной ориентацией в читальном зале. Объяснение доступным языком и благожелательным тоном о том, «как и от кого» ребенок может получить конкретную помощь для удовлетворения своей потребности в конкретной книге (ее поиска), получения ответов на беспокоящие вопросы в части интереса к книге, библиотеке, конкретным знаниям.
   Поддержка личностного интереса возможна только тогда, когда ребенок уважает взрослого (не боится) и доверяет ему, ибо в ситуациях нейтрального отношения, страха и тем более производной ситуации недоверия, динамика развития отношений практически невозможна. Взрослый наставник должен доступным языком аргументировать свою позицию, объяснить – почему вы думаете именно так; тогда ребенок будет готов с вами работать, обсуждать, совершенствоваться.
   К сожалению, то, что я вижу в обычных (основных) школах, на конференциях по психологии и педагогике чтения, говорит о сложностях не только в обучении детей из-за неподготовленности и немотивированности их личностного интереса, а более всего о непрофессионализме и даже ставшей уже традиционной обособленностью педагогического сообщества. «Тюрьма, больница, школа, казарма – вещи дисциплинарные» Мишель Фуко. Не спроста в школе до сих пор много «случайных людей»: а если культивировать принцип «черное и белое», как можно увидеть – какой цвет фиолетовый? В этой связи известный специалист педагогики поддержки О. С. Газман поговаривал: «Хорошо бы, чтобы образование поддерживало в ребенке его свободоспособность». Действительно, хорошо бы. А пока…
   По сути, каждый родитель – прежде всего, педагог не по специализации конечно, а по призванию в жизни. Лучше вас никто не расскажет вашему ребенку о всей ее прелести.
   Иллюстрация-дополнение
   В опросе среди учеников 2-го и 3-го класса 111 школы Санкт-Петербурга в 2010 году участвовали 36 человек. Даная репрезентативная выборка сделана для выявления личностного интереса группы младших школьников. Самые популярные ответы (выделены маленькими респондентами среди прочих вариантов) представлены ниже:
   1. Я независимый мыслитель: твердо знаю, чего хочу
   2. Мне нравится работать и самому думать в тишине
   3. Я лучше всего учусь, когда мне нужно делать что-то самому
   4. Я хорошо себя знаю
   5. Я легко волнуюсь и становлюсь беспокойным
   Выводы делайте сами.

1.8. Возбуждение личностного интереса ребенка как фактора приобщения к семейному чтению

В. Я. Брюсов
   Человек – уникальная личность, и именно это является одним из основных постулатов личностно-ориентированного чтения. Главными компонентами личностно-ориентированного подхода в приобщении к чтению являются признание уникальности каждого читателя и учет его индивидуального выбора. Если говорить о приобщении к чтению в семье, роль родителя состоит не в передаче знаний, посредством передачи книг, а в организации такой среды, которая позволяет молодому читателю опираться на свой творческий потенциал, мотивацию и соответствующую технологию чтения. Ребенок и родитель созидают совместную деятельность, которая направлена на индивидуальную самореализацию читателя и развитие его личностных качеств.
   В личностно-ориентированном чтении выделяются следующие принципы:
   1. Признание уникальности каждого читателя; все читатели в зависимости от возраста, жизненного опыта и многих иных факторов (включая образовательный ценз и индивидуальные генные особенности) имеют разную предрасположенность к чтению. Она реализуется в форме индивидуального отношения к книге и последующей рефлексии.
   2. Каждый читатель понимает уникальность любого другого человека, включая и автора книги, признает существование индивидуальной ценности любого другого человека, в том числе библиотекаря. Осознание уникальной ценности человека – залог не только чтения как такового, но и личностно-ориентированного обучения.
   3. Посредством книги, анализа действия героев на ее страницах, читатель стремится понять и, возможно, даже принять для себя другую точку зрения или мотивы деятельности другого человека; так он реализует свою социальную роль. Взаимодействие читателя и автора в процессе чтения книги предполагает наличие, сохранение или изменение изначальной позиции первого.
   4. Знакомство и выстраивание читателем отношений с общечеловеческими достижениями происходит только после того, как он сам осознал сущность изучаемого явления, процесса или вещи. Взаимодействие читателя с культурно-историческими аналогами происходит подобно тому, как происходит коммуникация с другими людьми. Результатом личностно-ориентированного чтения становится личностное приращение читателя к культуре, толерантности, внешним стандартам поведения.
   5. Личностно-ориентированный смысл чтения может быть заложен в любом возрасте. К примеру, детское, развивающее, творческое или познавательное чтение имеет в своей основе личностную ориентацию. Без нее никуда; навязывание добровольно-принудительных домашних заданий в рамках школьной программы по литературе нерезультативно, ибо не сочетается с личностной мотивацией к чтению.
   Таким образом, о личностно-ориентированном чтении можно говорить тогда, когда при создании, осуществлении и диагностике образовательной деятельности учитываются природные, личностные и индивидуальные особенности человека. Только совместная деятельность, в основе которой лежат эти принципы, позволяет участникам процесса чтения всесторонне развиваться в рамках гуманитарной направленности.
   Многие семьи привыкли к мониторам компьютеров, появились технические средства, с помощью которых можно уже читать не книгу, а «текст», который теперь доступен в новых формах.
   Как в этой ситуации привлечь внимание ребенка через содержание книги?
   В 70-80-е годы ХХ века читательские дневники (далее ЧД) учащихся являлись необходимым атрибутом по предмету русский язык и литература. Это был документ строгой отчетности, который школьники 4–5 классов прилежно вели. Сегодня такие дневники есть, но их вводят «на свой страх и риск» учителя начальных классов и педагоги дополнительного образования далеко не во всех школах, а может, зря…
   Учитывая прошлую и современную специфику ФГОС школьного образования, дневник читателя будет и далее полезен в системе приобщения школьников к чтению. Ведение дневника научит замечать в книгах не только героев и сюжет, но и – имя-фамилию авторов. Предполагаем, что нововведение хорошо забытого старого повысит «градус» образованности в сфере литературной, ибо сегодня книги перестали быть историями о жизни, но стали – произведениями таланта и ума писателей и литераторов. Читательский дневник помогает ориентироваться в литературном море: читать уже можно было не только «точечно», что учитель велел и библиотекарь рекомендовал, но даже самостоятельно формировать список любимых писателей – и по списку работать с собраниями сочинений – о чем сегодня в современной школе приходится только мечтать. Ведение ЧД способствует формированию навыка собирать и анализировать информацию, а также – иметь собственное мнение (хотя бы – о прочитанной книге) и в кратком объеме излагать его на бумаге. В данном случае мы имеем повторение опять же старого постулата: чтобы научиться писать – надо писать, тренироваться. Чтобы научиться читать – надо тренироваться в чтении книг.
   Ранняя практика работы над читательским дневником способствует эмоционально-рационализаторскому анализу прочитанного – чтобы быстро научиться читать, обдумывать прочитанное, рассказывать о своих думах – и, освоив письмо, – записывать эти рассказы.
   Интересно – как сейчас в школе относятся к ведению читательских дневников… Некоторые школьные педагоги отмечают: «в начальной школе мы дневник требуем, в средней – на усмотрение учителя». Это в активе. В пассиве – нет надежнее способа отвратить ребенка от того или иного занятия, как заставлять его что-то делать. Тем не менее, с читательским дневником дети научаются читать и понимать прочитанное. С моей дочерью можно вместе хихикать над опечатками, стилистическими ошибками – что опять же «в плюс» культивирует семейное общение и прививает хорошие традиции.
   Что особо ценно – вести такой дневник может родитель ребенка, еще не научившегося писать; для этого малыш диктует свои впечатления о книгах, которые начитываются вслух. Потом, овладев грамотой и письмом, может записывать собственные соображения самостоятельно. Не смотря на то, что в некоторых ГОУ начальной школы ЧД применяют, мы ведем речь о целенаправленном и систематическом вводе ЧД повсеместно. Сегодня идет апробация ведения ЧД и на электронном ресурсе тоже. То же самое касается и системного «восстановления» списков летнего чтения.
   Библиотекари стоически работают для нас и наших детей. Продлится ли это достаточно долго, если все больше людей выходит в Глобальную Сеть для того, чтобы скачать там электронную версию не только одной какой-то книжки, но и целые собрания сочинений интересующего автора?
   Интерес к книге в печатном виде ослабевает, и будет ослабевать в перспективе. Да, сегодня чтение становится все более элитарным занятием, сами книги стоят недешево, доступны не всем людям. Даже когда молодой человек может покупать книги, когда ему это по карману, он все равно сегодня будет скачивать и читать в Сети… Это необратимый процесс. В перспективе в книжных магазинах и среди подписчиков периодики (сокращаются тиражи даже у массовых журналов и газет) будет все меньше людей, и все больше пользователей Глобальной Сети, читающих самым разным образом; ибо технические средства для чтения книг в этом смысле постоянно развиваются. Как вырастить в этой ситуации читающего человека?
   Молодые люди время от времени актуализируют те или иные моменты литературного наследия: и Бунин, и Бродский непредсказуемо становятся читаемы. Главное – личный пример. Если вы книги читаете – дети примут это как нормативное поведение. Если не читаете, а лишь вспоминаете, как читали в детстве, – не ждите, что дети вдохновятся этими рассказами.
   С полуторагодовалого возраста мы дочке книги читали по вечерам. Ей, вероятно, было сложно понять все, – но, безусловно, и интересно. Впоследствии любимыми книгами дочери стали: «Капитан Сорви-голова», «Остров сокровищ», «Белый Бим-черное ухо», «Белый отряд», «Властелин колец», «Три мушкетера», «Ким»… Кроме приключений, во множестве читались сказки. Любимая – «Муфта, Полботинка и Моховая Борода»; «Буратино» и «Пиноккио»; серия о мумми-троллях; сказки братьев Гримм; двухтомник «Сказок и историй» Андерсена, шесть книг Александра Волкова – о путешествиях в Волшебную страну девочек Элли и Энни; потом Фрэнк Баум – четыре книги о стране Оз… Эта традиция закончилась только тогда, когда дочка набрала нормальную для чтения-понимания скорость.
   Великий швейцарский ученый К. Г. Юнг говорил: «Многие проблемы воспитания одаренных детей, пожалуй, в наибольшей степени связаны с развитием эмоциональной сферы, чувств и переживаний… Дары сердца зачастую не столь явны и навязчивы по сравнению с интеллектуальными или техническими способностями. Они часто остаются в тени. Озабоченные воспитанием взрослые даровитость ума ценят выше даровитости сердца. Хотя именно она выдвигает весьма высокие требования к взрослым». Интернет изменил облик литературы, и это надо понять и прочувствовать. Нам предстоит искать и находить новые формы общения с книгой и взаимодействовать с библиотеками – на пользу всем.

1.9. К вопросу об эффективности программ продвижения чтения и… роли современной библиотеки

   Изучение формальных закономерностей предполагает изучение закономерностей исторических
Владимир Пропп, лингвист (1928) «Морфология волшебной сказки»
   Вопрос, поставленный самой реальностью современной жизни в России в 11-м году XXI века, волнует многих… Речь пойдет о настоящем и будущем библиотек. Один предполагаемый вариант – без книг и чтения как универсальный информационный центр на примере библиотеки им. Б. Ельцина в Санкт-Петербурге. Другой вариант – гуманистический центр на базе библиотеки с целью и задачей поддержки читающего человека в информационно насыщенном обществе с развитой коммуникацией. Поговорим не о чтении как таковом, а о воспитании чтением. Относительно руководителей или активных специалистов программ по продвижению чтения – наша цель другая – эффективное воспитание человека, помощь в его становлении гармоничной личностью, а лишь средство – чтение. Не секрет, что ничтожно малое количество – только 5-10 % доброкачественной литературы (от общего числа распространяемой в магазинах и в глобальной сети Интернет), а остальное «имитация», то есть те произведения, что хоть и попадают в общую канву художественной или познавательной литературы, но, по сути, в полной мере таковыми не являются. Очевидно, что чтение само по себе – еще не показатель развития личности.

   На тему продвижения чтения в последние годы написаны много статей уважаемых авторов. Действительно уважаемых, поскольку некоторые из них являются моими учителями и сегодня. Но у меня другой путь: мне не интересно констатировать факты (о «нечтении» в России и понижении интереса к библиотекам вообще), писать беззубое, комплиментарное сочинение. Я не хотел бы, чтобы уважаемый читатель еще раз прочувствовал свою ущербность в части малой возможности влияния на ситуацию, активности в чтении, считал себя виноватым, винил собственных детей в безынициативности и лени или клял собственное невезение от того, что родился в этой стране… Как показывает многовековая практика на всех континентах – козла отпущения найти не сложно. Но ни наша жизнь, ни активность читателей в лучшую сторону не изменится; для того, чтобы что-то изменить в настоящих реалиях, сделать эффективными новые жизненные стратегии нужен коренной пересмотр взглядов, инициативные люди новой формации и… поддержка государства. Пока этого не будет, мы, специалисты по детскому чтению в России напоминаем горе-врачевателей, которые лечат флюс, нежно поглаживая щеку и приговаривая: «икотка, икотка, ступай до Федотки», что, с позволения сказать, на мой взгляд, непрофессионально и даже вредно. Нужно учиться добиваться устранения проблем (а для этого устранить их причины), и только в крайних случаях принимать как должное – их последствия, если «болезнь нечтения» в масштабах страны действительно неизлечима.
   Мне импонирует прямой путь обозначения проблемы. Обратите, пожалуйста, на это внимание и будьте готовы к нелицеприятному разговору. Ведь если какая-то тема, или вопрос вызывают у вас сильные чувства (гнев, раздражение, негодование) – значит вольно-невольно автор зацепил проблемную зону, которую – для улучшения – нужно срочно проработать.

1.9.1. Гармония и самоорганизация

Стив Павлина
   Главное, что требуется сделать для воспитательных целей гармоничной личности – сформировать у ребенка потребности и способности самоорганизации, большой частью которого сегодня является умение работать (анализировать) с информацией и коммуникативные навыки общения. Что касаемо глобальной сети – Интернета, на мой взгляд, виртуальные коммуникативные навыки вытесняют натуральные (на которые времени остается все меньше); информативность глобальной сети бесконечно огромна, но без анализа, умения мыслить, имея за плечами стержень моральных принципов и установок, отделить «зерна от плевел» сможет далеко не каждый. В этой части хорошую книгу, которая прививает ребенку именно способность думать, сопереживать, анализировать – пока не заменит никто и ничто. Энергия и сила активных читателей множится в десятки и сотни раз на энергию и силы автора, и их соединенным силам будут не страшны никакие трудности обучения и воспитания первых. В этом смысле глобальная сеть хороша лишь тем, что позволяет очень оперативно (при надобности) связаться с самим автором, обсудить, предложить, критиковать… Форумы читателей в рунете, измеряемые тысячами, где единомышленники и оппоненты делятся впечатлениями, тоже способствуют интересу к чтению, продвижения культуры. Поэтому в Сети есть дельный сегмент и для детей (тем более, что они и без этих слов активные пользователи, что бы мы тут не говорили), нужно только уметь правильно использовать их личностный интерес.
   «Без интереса никакого созидания не бывает», – сказала Ирина Ивановна Тихомирова, ведущий специалист по детскому чтению в России. И я с ней полностью согласен.
   Сухомлинский говорил: «Воспитание, побуждающее к самоорганизации, – это и есть… воспитание».
   Очевидно, что любое воздействие родителя, педагога, наставника только тогда эффективно, когда оно созвучно внутренним потребностям ребенка, когда оно вызывает их собственную активную деятельность, направленную на осуществление поставленных задач, то есть – дополнительно к мотивировке интереса – еще и на самоорганизацию.
   Президент России говорит о высокой значимости русского языка и повышении грамотности, а в комплексе документов новых стандартов (ФГОС второго и третьего поколения) и нового закона об образовании, нет ни одного слова, касающегося школьной библиотеки, будто ее вообще не существует на свете.
   Хорошо пенять библиотеке: но что она может сделать в этом аспекте? Родитель маленького читателя может сделать намного больше – этой проблемой давно растревожены библиотекари.

1.9.2. Идеи и методы

Стив Павлина
   К примеру, ресурс популярного сайта «Дневник. ру» (www.dnevnik.ru) можно успешно использовать как мотивационный в части чтения – школьного и внешкольного.
   Исходя из постулата «Читают взрослые – читают и дети, а не наоборот», который подтверждается исследованиями не только отечественных ученых (Беленькая, 2005; Тихомирова 2003, 2009 и др.), но и нашими зарубежными коллегами (Дж. Трилиз, 1996 и др.), мы считаем приобщение к чтению родителей школьников действенным способом опосредованного приобщения к чтению самих школьников. Основанием для такой гипотезы является фактор подверженности детей семейному влиянию и хорошей восприимчивости детей к влиянию со стороны в возрасте 2-12 лет. Очевидно, в качестве инновации полезна разработка программ, направленных на повышение мотивации детского чтения в семье. Казалось бы, в чем здесь проблема, ибо нужно только мотивировать или приучить взрослых читателей к книге, и навыки чтения, личностный интерес будет привит их детям почти «автоматически»?
   Проблема в том, что родительская индифферентность к чтению вообще и к проблемам детского чтения – в частности, стала главной преградой реформы чтения.
   Издание методических рекомендаций для родителей; программа предотвращения «Летнего спада чтения» (Summer Slide); программа «Общие начинания» (Shared Beginnings), представляющая собой систему социально-педагогического сопровождения родителей в процессе развития культуры чтения ребенка. Одним из важных составляющих приобщения к чтению также является роль педагога начальной школы.
   В качестве реального приобщения к чтению родителей младших школьников мы предлагаем работу педагога детского чтения в формате интерактивного «Читательского дневника для родителей». Как Вы знаете с 1.01.2011 сеть «Дневник. ру» заработал на новом уровне: теперь отметки выставляются в интерактивном режиме, видны всем родителям, есть возможность общения с преподавателем в режиме вопросов и комментариев.
   Введение в данный формат еще и «Читательского дневника» предполагает расширение функциональности первого с пользой в приобщении к чтению – как родителей, так и их детей. В марте-апреле 2011 года на базе Регионального центра оценки качества образования и информационных технологий (РЦОКО и ИТ, Санкт-Петербург) сделана реальная попытка создания такой сети «Читательского дневника» с соответствующими методическими рекомендациями. Системная организация в пределах федерального и регионального компонента наглядно представлена на рис. 1.
   

notes

Примечания

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →