Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Желоб на ноже - это дол, а не кровосток. И делают его для облегчения веса ножа, а не для пускания воздуха в кровь.

Еще   [X]

 0 

Крысы Баррета (Чейз Джеймс)

Мастер детективной интриги, король неожиданных сюжетных поворотов, потрясающий знаток человеческих душ, эксперт самых хитроумных полицейских уловок и даже… тонкий ценитель экзотической кухни. Пожалуй, набора этих достоинств с лихвой хватило бы на добрый десяток авторов детективных историй. Но самое поразительное заключается в том, что все эти качества характеризуют одного замечательного писателя. Первые же страницы знаменитого романа «Крысы Баррета» послужат пропуском в мир, полный невероятных приключений и страшных тайн, – мир книг Джеймса Хедли Чейза, в котором никому еще не было скучно.

Год издания: 2001

Цена: 59.9 руб.



С книгой «Крысы Баррета» также читают:

Предпросмотр книги «Крысы Баррета»

Крысы Баррета

   Мастер детективной интриги, король неожиданных сюжетных поворотов, потрясающий знаток человеческих душ, эксперт самых хитроумных полицейских уловок и даже… тонкий ценитель экзотической кухни. Пожалуй, набора этих достоинств с лихвой хватило бы на добрый десяток авторов детективных историй. Но самое поразительное заключается в том, что все эти качества характеризуют одного замечательного писателя. Первые же страницы знаменитого романа «Крысы Баррета» послужат пропуском в мир, полный невероятных приключений и страшных тайн, – мир книг Джеймса Хедли Чейза, в котором никому еще не было скучно.


Джеймс Хедли Чейз Крысы Баррета

Часть первая

Глава 1

   – Тебя ждет дело Уингрова, – напомнила она.
   Иногда я жалею, что мне в голову пришла мысль создать бюро «Универсал-сервис». Дело здесь не в трудности самой работы – так или иначе мы справлялись с ней, – не в отсутствии денег – мы зарабатывали вполне прилично, – а в том, что были поручения, за которые не хотелось даже браться.
   Именно таким было дело Уингрова. Оно проскользнуло в контору, когда я отсутствовал, вместе с задатком в пятьсот долларов, и Паула взяла конверт. Заключалось дело в следующем: нужно было вернуть домой сбежавшую дочь Мартина Уингрова, одного из самых влиятельных людей Оркид-сити. Фактов в моем распоряжении было немного. Отец девушки – противный толстый хапуга – открыто содержал танцовщицу; мать давно сбежала с шофером, годившимся ей в сыновья; брат лечился от наркомании в частной клинике. В общем, картина малопривлекательная. Впрочем, я еще не видел самое мисс Уингров. Судя по слухам, она ни в чем не уступала своим родичам. Что ж, это только облегчало дело! Говорили, что девушка живет у Джеффа Баррета, жлоба, развращенного до мозга костей. Мне была предоставлена полная свобода действий. Девушке еще не исполнился двадцать один год, и Уингров имел право силой вернуть ее домой. Но… вряд ли Баррет легко расстанется с ней. Да и сама она скорее всего откажется возвращаться. Так что, судя по всему, меня ожидала приятная работенка… Вообще-то подобными делами должна заниматься полиция, но Уингров боялся, что в этом случае дело попадет в газеты. Поэтому он поступил так, как до него поступали многие, когда не хотели выставлять напоказ свое грязное белье: поручил дело мне.
   Последние три дня я занимался разными пустяками и надеялся, что Паула забыла об Уингрове, но я плохо ее знал…
   – Что? – я открыл один глаз и укоризненно посмотрел на нее.
   – Дело Уингрова, – настойчиво повторила она, входя в кабинет.
   Я выпрямился в кресле.
   – Сколько раз повторять, что я не желаю выполнять грязную работу? Отошли деньги назад и скажи, что я занят.
   – Ты собираешься отказаться от пятисот долларов?
   – Я просто не хочу заниматься этим делом.
   – Чем оно тебе не нравится? – терпеливо спросила Паула. – Оно займет у тебя не более часа.
   – Оставь меня в покое! Позвони Уингрову и скажи, что мы заняты.
   – Меня удивляет, что у тебя вообще есть какая-то работа, – ядовито заметила Паула. – Надеюсь, ты знаешь, что в конце месяца нам придется платить по счетам? Не забудь, что письменный стол, за которым ты сидишь, еще не оплачен.
   Я знал, что в таком духе Паула может продолжать весь день, если ее не остановить.
   – Ладно, пусть этим займется Керман. Почему бы ему, разнообразия ради, не поработать немного? Почему вся грязная работа достается мне? Пошли Кермана!
   – Он учит мисс Риттер водить машину.
   – Как, опять? По-моему, он слишком долго этим занимается. В чем дело? Не может быть, чтобы за два месяца она не научилась держаться за баранку!
   – Она в восторге от Кермана, – сказала Паула, скрывая улыбку. – Это, конечно, дело вкуса, но она говорит, что езда в машине с таким мужчиной, как Керман, – незабываемое ощущение для женщины. По-моему, она неврастеничка. Впрочем, какое это имеет значение, платит она хорошо.
   – Ты не думаешь ни о чем, кроме денег. Значит, из-за того, что мисс Риттер – неврастеничка и в восторге от Кермана, я должен выполнять всю грязную работу?
   – Ты можешь в любой момент нанять себе еще одного помощника, – заметила Паула.
   – Еще одного бездельника вроде Кермана? Благодарю покорно! Итак, пусть с завтрашнего дня он займется настоящей работой, а учить мисс Риттер буду я. Надеюсь, она не разочаруется…
   – Адрес: Джефферсон-авеню, 247… – начала Паула.
   – Знаю, можешь не напоминать. Этот адрес у меня в печенках сидит. Последние пять дней я только его и слышу!
   Я надел шляпу и направился к выходу.

Глава 2

   Дом номер 247 по Джефферсон-авеню оказался многоквартирной коробкой с пышным навесом над главным входом. Войдя в вестибюль, где было сумрачно и тихо, я сразу направился к лифту. Направо, за ширмой из тропических растений, располагался стол с коммутатором. За ним сидела девушка с наушниками на шее и просматривала полосу сатиры и юмора в газете. Удивило то, что она не обратила на меня никакого внимания. Обычно в таких домах вас ловят уже у входа и с пристрастием допрашивают, кто вы и к кому идете. Но не успел я дойти до лифта, как из-за колонны вышел мужчина в поношенном черном костюме. У него было круглое толстое лицо в красноватых прожилках и холодные глаза. Усы скрывали неприятный тонкогубый рот. В общем, он выглядел тем, кем был на самом деле – отставным полицейским, подрабатывающим отпугиванием нежелательных посетителей.
   – Вы к кому? – спросил он.
   – У меня назначена встреча, – я улыбнулся.
   – Мы проверяем всех посетителей. К кому вы идете?..
   Мне не хотелось, чтобы Баррета предупредили о моем приходе, поэтому я вынул бумажник и достал из него пять долларов. Взгляд вышибалы оживился. Я протянул ему банкноту, он схватил ее и зажал в кулаке – рефлекс, выработанный годами.
   – Считайте, что я вас не видел, – буркнул он.
   Сидевшая за столом девушка оторвалась от газеты и посмотрела на него с застывшей улыбкой на лисьем личике. Открывая дверь лифта, я увидел, как вышибала направился к ней – вероятно, поделиться чаевыми.
   Я поднялся на четвертый этаж. Квартира Баррета находилась в конце длинного полутемного коридора. Я прислушался. За дверью орало радио, потом раздался звон разбитого стекла. Я нажал на кнопку звонка. Мне долго не открывали, потом радио смолкло и дверь распахнулась. На пороге стоял блондин в красной домашней куртке. Его худощавое бледное лицо можно было назвать красивым. На верхней губе у него были усики, похожие на жирную гусеницу. Зрачки янтарных глаз были сильно расширены.
   – Хэлло! – протяжно сказал он. – Это вы звонили? – Судя по виду, он был под кайфом, а с таким надо держать ухо востро.
   – Нет, привидение!..
   – Я тоже люблю шутить, – спокойно сказал он и, вскинув руку, запустил мне в голову бутылкой, спрятанной в рукаве.
   Благодаря хорошей реакции мне удалось уклониться и нанести акцентированный удар ему в челюсть. Он рухнул на пол. Я перешагнул через него и прошел в комнату. Повсюду валялись сигареты с марихуаной. В камине лежала груда разбитых бутылок из-под виски. Мебель была перевернута, как будто здесь недавно выясняли отношения пьяные грузчики. Я прошел по кроваво-красному ковру в спальню. Там горел свет, занавески на окнах были задернуты. На кровати лежала молоденькая блондинка. Она была совершенно голая, не считая янтарных бус на шее и тонкой золотой цепочки на ноге. Некоторое время мы молча смотрели друг на друга, потом девушка подарила мне бессмысленную улыбку человека, накурившегося марихуаны. Выглядела она малопривлекательно: рот распух, словно ее недавно били, да и на теле было несколько заметных синяков. Ясно, что она была не в состоянии внимать здравым советам.
   Оставить ее здесь или отвезти домой?
   Ее отец – не подарок, но он, по крайней мере, не пичкает ее наркотиками. Пожалуй, лучше отвезти ее домой.
   – Хэлло, мисс Уингров, как вы смотрите на то, чтобы отправиться домой?
   Девушка ничего не ответила, продолжая бессмысленно улыбаться. Вряд ли она понимала, что я ей говорю. Мне было неприятно ее касаться, но я видел, что идти самостоятельно она не сможет и мне придется нести ее на плече. Интересно, что скажет вышибала, когда увидит, как я буду ее тащить?
   В спальне нашлась вторая кровать. Я стащил с нее одеяло и накинул на девушку.
   – Вы можете идти? – безнадежно спросил я.
   Девушка продолжала все так же оторопело пялиться на меня. Я наклонился и приподнял ее, но в этот момент она внезапно ожила и бросилась обратно на кровать, обхватив меня руками так, что я не мог пошевелиться. Я потерял равновесие и упал на нее. Хихикая, она прижала меня к себе. Мне стало не по себе от ее горячего, потного тела, но я не мог разжать ее рук. Во время этой борьбы мы свалились на пол и продолжали кататься по нему, натыкаясь на мебель. Получив два болезненных удара по лицу, я окончательно разозлился и легонько ткнул ее в солнечное сплетение. Девушка задохнулась и стала хватать ртом воздух. Я поднялся. Отдышавшись, подсчитал потери – оторван воротничок и пола пиджака, на щеке саднила длинная царапина.
   Девушка все еще извивалась на полу, когда в комнату вошел Баррет. Он ступал осторожно, как кошка, на лице его застыла идиотская улыбка. В правой руке он держал нож, вероятно, взятый на кухне. Его вид и особенно нож заставили меня встревожиться.
   – Брось нож, Баррет! – крикнул я.
   Он продолжал медленно, как лунатик, приближаться ко мне. Понимая, что нужно остановить его, прежде чем он загонит меня в угол, я схватил с кровати подушку и швырнул в него. От удара он пошатнулся, тогда я схватил стул и загородился им. В следующий момент Баррет бросился на меня, но я успел ударить его стулом. В ту же секунду сзади на меня прыгнула девушка и, вцепившись в горло, стала душить. От неожиданности я вскрикнул, и мы оба снова свалились на пол. Мне удалось оторвать ее пальцы от горла, но тут надо мной склонился Баррет.
   «Все кончено», – пронеслось у меня в голове, когда увидел лезвие ножа, нацеленное мне в живот.
   И тут кто-то вбежал в комнату.
   Баррет повернулся и выронил нож. Неизвестно откуда взявшийся крепыш с силой ударил его по голове чем-то похожим на мешок с песком. Баррет упал на четвереньки, пытаясь подняться. Тогда мой спаситель нанес ему второй удар, и Баррет окончательно растянулся на полу. Все это заняло каких-то пять секунд. Девушка пронзительно закричала. Когда я сбросил ее с себя, она налетела на моего спасителя и стала царапать ему лицо. Недолго думая, он стукнул ее все тем же мешком. Она упала. Наклонившись, он приподнял пальцем ее веко, потом выпрямился и улыбнулся мне.
   – Хэлло! Шел мимо, услышал крик… Вам, кажется, пришлось нелегко?
   Вытирая лицо платком, я сказал:
   – По-моему, он не понимал, что делает. Думаю, что он до самых жабр пропитан наркотиками… – Я посмотрел на девушку. – Надеюсь, вы не очень повредили ее?.. Она моя клиентка.
   Он беззаботно махнул рукой.
   – Не беспокойтесь. С этими подонками только так и нужно поступать. Столько неприятностей я вынес из-за них за последние три дня! Они без передышки визжали и дрались друг с другом, одним словом, мешали мне спать.
   – Значит, вы живете здесь?
   – К сожалению. Моя квартира напротив. Меня зовут Ник Пирелли.
   Я тоже представился.
   – Я так благодарен вам! Если бы не вы, этот тип прирезал бы меня как цыпленка.
   Пирелли улыбнулся. На его смуглом лице застыло добродушное выражение. Парень производил приятное впечатление.
   – Значит, вы глава «Универсал-сервис»? Неплохое дело. Жаль, что не я его владелец.
   – У моей работы есть свои недостатки. Вот, например, один из них. Если вам что-нибудь понадобится, обращайтесь ко мне, я с радостью сделаю для вас все, что смогу. Обслужим по первому классу!
   – Запомню, – сказал он, улыбнувшись. Потом ткнул носком ботинка лежавшую девушку. – Так она одна из ваших «услуг»?
   – Да, причем наименее приятная. Я должен вернуть ее папаше.
   – Вряд ли он обрадуется.
   Я поднял одеяло и набросил его на девушку.
   – Папаша немногим лучше дочери. Как отнесется вышибала внизу к тому, что я заберу ее отсюда?
   – Макси? – Пирелли рассмеялся. – Да он вывесит по этому поводу праздничные флаги. Он просто мечтал избавиться от нее, да вот только до смерти боялся Баррета. Я сейчас иду на свидание со своей девушкой, так что мы можем спуститься вместе. Я позабочусь о том, чтобы он не тронул вас.
   – Прекрасно. Мне не хотелось бы в довершение ко всему быть обвиненным в киднеппинге.
   – На случай, если вы хотите привести себя в порядок, – ванная там, – Пирелли указал налево. – У вас несколько растрепанный вид… А я пока присмотрю за девицей.
   Я прошел в ванную и, как мог, привел себя в порядок. Даже после умывания и чистки я выглядел так, словно подрался с дикой кошкой. Вернувшись, закутал девушку в одеяло и взвалил на плечо.
   – Жаль, что она не может идти…
   – Да, это у нее не получится, – согласился Пирелли. – После моего удара она не скоро придет в себя.
   – Вы всегда берете на свидание мешок с песком? – спросил я Пирелли, когда мы, никем не замеченные, внесли девушку в лифт.
   Он усмехнулся.
   – Не выхожу без него. Дело в том, что я – профессиональный карточный игрок, а драка после игры всегда была лучшим способом выяснения отношений. Поэтому я и обзавелся несколькими мешками с песком.
   – Да, один из них вы очень удачно применили только что.
   – О, пустяки! Секрет в том, что нужно бить сильно. Слабый удар только раззадорит противника!..
   Лифт остановился, мы вышли в вестибюль. Увидев нас, девушка-телефонистка встала с кресла и нажала на кнопку звонка. Из-за колонны, как чертик из коробочки, выскочил вышибала. Заметив ношу на моем плече, он угрожающе заворчал и двинулся ко мне.
   – Успокойся, Макси, – сказал Пирелли. – Мы просто выносим лишний мусор.
   Разглядев лицо девушки, Макси остановился на полдороге.
   – А, вот это кто! Куда вы ее везете?
   – Какая разница! Главное, что мы увозим ее от тебя.
   – Пожалуй, ты прав, – сообразил Макси. – А Баррет не против ее отъезда?
   – В данный момент он спит, и нам не хотелось его будить.
   Макси разглядел царапины у меня на щеке и присвистнул.
   – Ладно, парни, считайте, я вас не видел.
   Он повернулся к девушке за столом.
   – Слышишь, Грейси, мы никого не видели!
   Девушка кивнула и вернулась к своему прежнему занятию. Макси показал на дверь.
   – Поглядите, нет ли копов.
   Мы вышли на улицу. Полицейских не было. Я положил девушку на заднее сиденье «Бьюика» и захлопнул дверцу.
   – Ну что ж, еще раз благодарю. Без преувеличения, вы сегодня спасли мне жизнь. – Я дал Пирелли свою визитную карточку. – Запомните, в любое время я буду рад помочь вам.
   Тогда мне было легко давать обещание этому человеку, но три недели спустя я был пойман на слове, и мне пришлось выполнять его…

Глава 3

   Керман лежал, вытянувшись во весь рост, на моем диване. В своем бутылочно-зеленом костюме, шелковой кремовой рубашке и коричневых туфлях из оленьей кожи он был воплощением элегантности. На груди у него стоял стакан с виски, и он блаженствовал под звуки джаза, доносившиеся из радиоприемника. Я лежал в кресле напротив, любуясь через окно океаном, залитым лунным светом. Я никак не мог решить, что лучше: пойти выкупаться или приготовить себе еще один хайбол.
   История с дочерью Уингрова давно канула в Лету, а вместе с ней и фамилия Пирелли. Прошло десять дней с тех пор, как я вернул девушку в лоно семьи, и мне казалось, что на этом деле поставлена точка.
   – Неплохо бы нам отдохнуть, – вдруг нарушил молчание Керман. – Непрерывная работа доведет меня до язвы. Эх, закрыть бы контору и на пару месяцев махнуть на Бермуды! Мне надоело все местное. Хочется чего-нибудь экзотического, зажигательного! Как ты смотришь на это, Вик? Давай поедем! Мы ведь можем позволить себе это, правда?
   – А куда мы денем Паулу?
   Керман отпил глоток из стакана, вздохнул и потянулся за сигаретой.
   – Да, эта девушка – конец света! Она думает только о деньгах и о работе. Скажи ей, чтобы она не надоедала мне. Послушать ее, так ты считаешь, что я не отрабатываю своего жалованья…
   – А разве ты его отрабатываешь? Или любой из нас? Так или иначе, но отпуска не будет. Сейчас наши дела идут хорошо, так что не будем рисковать. Стоит прикрыть контору – и через две недели о нас забудут.
   – Возможно, ты прав, – проворчал Керман. – Моя девушка стоит мне уйму денег. По-моему, она думает, что я их печатаю. Однако при всем этом она милая и покладистая девчонка, а именно это мне всегда нравится в женщинах. Но беда в том…
   В этот момент зазвонил телефон. Керман поднял голову и сердито посмотрел на аппарат.
   – Не бери трубку, – предостерег он меня. – Наверное, это клиент.
   – Вряд ли кто-то из клиентов позвонит в одиннадцатом часу, – успокоил я его, вставая с кресла. – Скорее всего это мое прошлое ловит меня.
   – Тогда дай мне расправиться с ней. Я умею разговаривать с женщинами…
   Я швырнул в него подушку и взял трубку.
   – Алло!
   Мужской голос спросил:
   – Мистер Мэллой?
   Такой баритон любую женщину сведет с ума. Он вызывал в их представлении образ красивого элегантного мужчины, которого они с удовольствием пригласили бы на чашку чая, пока муж на службе… Возможно, я ошибаюсь, но именно такой образ возник у меня, хотя я не был женщиной.
   – Кто это говорит?
   – Меня зовут Ли Дедрик. Я пытался дозвониться к вам в контору, но там, видимо, никого нет.
   – Простите, но контора закрывается в шесть.
   – И на том работа заканчивается, – пробормотал Керман, подкладывая подушку себе под голову. – Скажи ему, что ты болен и лежишь в постели.
   – Но ведь у вас есть или должен быть дежурный, – довольно резко возразил мой собеседник.
   – В данный момент вы и говорите с дежурным, – ответил я.
   – О, понимаю, – наступила пауза, потом он произнес: – Мне бы хотелось, чтобы вы срочно пришли ко мне. Это очень важно…
   Вопреки его властному тону у меня создалось впечатление, что он чем-то напуган. Его голос дрожал, дыхание у него было прерывистое.
   – Объясните, что вы хотите от нас, мистер Дедрик, – спросил я, не обращая внимания на бурную жестикуляцию Кермана, которая сводилась к одному: брось трубку!
   Наступило молчание.
   – Несколько минут назад мне позвонили и предупредили, что сегодняшним вечером меня похитят. Наверное, это просто шутка, но я решил принять меры предосторожности. Случилось так, что именно сегодня в доме никого, кроме меня, нет. Есть шофер, но он филиппинец, так что в случае опасности помощи от него ждать не придется. Он просто сбежит…
   Мне показалось, что он бредит.
   – Зачем вас кому-то понадобилось похищать?
   Снова пауза. Учащенное дыхание выдавало страх этого человека.
   – Я муж Сирены Маршленд, – коротко ответил он. – Не тратьте время на бесполезные расспросы, приезжайте скорее. Удовлетворить свое любопытство вы сможете позже.
   Мне не понравился его тон, да и не хотелось браться за это дело. Я работал весь день и предпочел бы вечер провести в обществе Кермана со стаканом виски, но преуспевающие люди должны всегда помнить о деле… Сирена Маршленд была четвертой среди богатейших женщин в мире.
   – Где вы находитесь, мистер Дедрик?
   – «Оушн-энд». Наверное, вы знаете, где это. Дом расположен в уединенном месте, и я хочу, чтобы вы примчались сюда на четвертой скорости!
   – Понимаю. Будем у вас через десять минут.
   – К дому ведет частная дорога. Ворота вы найдете открытыми. Собственно говоря, я только что приехал сюда…
   Он вдруг замолчал. Я подождал немного, потом сказал в трубку:
   – Алло!
   Мне было слышно возбужденное дыхание моего собеседника, но он молчал.
   – Алло! Мистер Дедрик!..
   Дыхания тоже не стало слышно, наступила долгая пауза, а затем, после легкого щелчка, линия разъединилась.

Глава 4

   «Оушн-энд» находился среди песчаных дюн, в трех милях от моего коттеджа. Его выстроил еще в 20-е годы какой-то миллионер. Ходили слухи, что ему так и не пришлось пожить там: окончив строительство, он обанкротился, застрелился и переселился в иной мир. Дом пустовал много лет, потом был куплен каким-то синдикатом и за большие деньги сдавался приезжим богатеям и знаменитостям, считавшим зазорным жить в гостинице. Поместье было роскошным и рекламировалось как «Мечта миллионера». В него входили огромный парк и плавательный бассейн, наполовину под открытым небом, наполовину под крышей. Архитектура самого дома была выполнена в стиле барокко. Его внутреннее убранство славилось прекрасными лепными украшениями и коллекцией произведений искусства.
   Когда мы мчались на «Бьюике» по частной дороге, Керман сказал:
   – Я всегда мечтал побывать в этом доме. Вот бы снять его хоть на неделю! Как ты думаешь, во что бы это мне обошлось?
   – В сумму твоего десятилетнего жалованья, – осадил я его.
   – Тогда лучше продолжать мечтать. А жаль! Живи я в таком доме, моя девчонка давно стала бы ручной.
   – Знаешь, Джек, меня беспокоит история с этим парнем. Почему он повесил трубку посредине фразы?
   – Ты же знаешь этих типов. Им не только говорить, им дышать лень…
   – Мне кажется, кто-то вошел во время нашего разговора и ему не хотелось, чтобы этот «кто-то» слышал нас.
   – Вечно ты делаешь из мухи слона! Держу пари, что ему просто надоело говорить с тобой. Богатым не нужно задумываться о манерах, поэтому он положил трубку…
   Впереди показались широко распахнутые ворота поместья. Мы проскочили мимо них на полной скорости и понеслись по подъездной аллее, окаймленной высокими кустами рододендронов.
   – Что мы спешим, как на пожар? – поинтересовался Керман.
   – Мне кажется, Дедрик попал в беду, – ответил я.
   Машина свернула на дугообразную аллею. Темная громадина дома возникла так неожиданно, что Керман вскрикнул. Я изо всех сил нажал на тормоза. «Бьюик» остановился, протестующе взвизгнув шинами, буквально в двух дюймах от балюстрады.
   – Что ты остановился? – съязвил Керман, вытирая лицо платком. – Надо было въезжать прямо в дом! Ты же знаешь, я терпеть не могу ходить пешком.
   – У тебя нервы ни к черту, – сказал я. – Слишком много пьешь.
   Мы вышли из машины. Неподалеку от главного входа стоял огромных размеров черный «Кадиллак», не машина, а настоящий лайнер. Дом был погружен в темноту. Исключением была комната, дверь которой выходила на террасу.
   – Позвоним или войдем так? – спросил Керман, показывая в сторону освещенной комнаты.
   – Сначала заглянем внутрь. Пистолет у тебя под рукой?
   – Да, можешь взять его, – великодушно заявил Керман, вкладывая рифленую рукоятку в мою руку. – Он только оттягивает мне карман.
   – Ты просто хочешь войти туда после меня.
   Мы прошли через террасу и остановились у двери. Керман слегка подтолкнул меня, и я вошел в большую комнату, обставленную в мексиканском стиле: пышные ковры на полу, развешенная на стене конская сбруя и седла, диваны возле окна и огромный пустой камин… На столе стоял телефон и стакан с нетронутым, казалось, виски. Вывалившийся из массивной хрустальной пепельницы окурок прожег полированную столешницу…
   В комнате никого не было.
   – Вот красота! – с восторгом воскликнул Керман. – Представляешь, каково здесь жить! Что будем делать дальше?
   Я прошелся по комнате. Меня беспокоил сигаретный окурок и нетронутое виски. Керман подошел к камину, рассматривая мексиканское седло, и вдруг застыл.
   – Посмотри! – воскликнул он.
   Я подошел и увидел за диваном труп мужчины в черной шоферской форме. Во лбу у него была маленькая красная дырочка, на смуглом лице застыло выражение ужаса…
   – Великий Боже, – сказал Керман довольно спокойно, – ну и испугался же я!
   Я дотронулся до руки трупа. Она была еще теплой. Значит, шофера убили совсем недавно.
   – Плохо дело, – резюмировал я. – Наверное, похитители приехали в тот момент, когда Дедрик разговаривал со мной по телефону.
   – Думаешь, его похитили?
   – Похоже на то. Вызови полицию, Джек. Нам здесь делать нечего! Как к нам относится Брендон, ты знаешь… Поднимется шум, если он узнает, что мы что-то разнюхали.
   Направляясь к телефону, Керман вдруг остановился и прислушался:
   – Кажется, машина…
   Я вышел на террасу. Действительно, по дороге к дому на большой скорости приближалась машина. Я увидел свет ее фар через кустарник.
   – Подожди со звонком, – сказал я Керману.
   Машина прошла поворот и затормозила в нескольких метрах от «Кадиллака». Я спустился вниз. Из машины вышла женщина. В тусклом свете было видно лишь то, что она стройная и высокая.
   – Ли? – Она остановилась, вглядываясь в меня. – Это ты, Ли?
   – Мистера Дедрика здесь нет, – ответил я, направляясь к ней.
   От неожиданности она вздрогнула и повернулась, словно намереваясь бежать, но, взяв себя в руки, посмотрела мне в лицо и спросила:
   – Кто вы такой?
   – Меня зовут Вик Мэллой. Мистер Дедрик позвонил мне четверть часа назад и попросил приехать.
   – О, вот как? – Она говорила одновременно испуганно и удивленно. – Но вы сказали, что его здесь нет.
   – Кажется, нет.
   – Но это невозможно! – резко сказала она.
   – А могу я спросить, кто вы?
   После секундного колебания она ответила:
   – Я Мэри Джером, секретарша мистера Дедрика.
   – В таком случае, боюсь, что у меня есть неприятные для вас известия. Там, – я махнул в сторону освещенного окна, – лежит шофер мистера Дедрика. Он мертв.
   – Мертв? – Женщина онемела, затем пошатнулась. Сделав несколько быстрых шагов, я оказался рядом и, боясь, что она может упасть в обморок, поддержал ее за талию.
   – Может, сядете пока в машину?
   Она отстранилась от меня.
   – Нет-нет, все в порядке. Вы хотите сказать, что его убили?
   – Похоже на то.
   – А что случилось с Ли… С мистером Дедриком?
   – Не знаю. Он позвонил мне и сказал, что его собираются похитить. Приехав сюда, я нашел только мертвого шофера.
   – Похитить? Вот как!.. – она снова вздрогнула. – Вы уверены, что он именно так сказал?
   – Конечно. Мы приехали сюда пять минут назад. Сейчас собираемся обыскать весь дом. Вы подождете в машине?
   – Нет, я пойду с вами. Зачем его могли похитить?
   – Я тоже задавал ему этот вопрос. На это он ответил, что является мужем Сирены Маршленд.
   Мы поднялись на террасу и вошли в комнату. Теперь я мог рассмотреть эту женщину: лет тридцати, очень красивая, но красота эта была несколько холодноватая – большие глаза, строгий рот и твердый подбородок. Она не была похожа на секретаршу. Свое вечернее платье вишневого цвета она носила с грацией манекенщицы.
   – Прошу вас, осмотрите дом, – сказала она.
   – Сначала позвони в полицию, Джек, – распорядился я.
   Пока Керман набирал номер полиции, женщина пошла взглянуть на шофера. Увидев труп, она побледнела, но, уже через мгновение снова взяв себя в руки, вместе с нами вышла на террасу. Керман начал осмотр.
   – Почему мистер Дедрик позвонил именно вам? – поинтересовалась Мэри.
   – Я владелец «Универсал-сервис». Наверное, вы читали наши объявления в газетах.
   – Боюсь, это название ничего не говорит мне. Я нахожусь в Оркид-сити всего несколько часов. Это бюро? И чем вы занимаетесь?
   – Мы беремся за любую работу, начиная от разводов и кончая уходом за кошками. Мистеру Дедрику понадобился телохранитель… Но я, кажется, опоздал.
   Она вздрогнула.
   – Я не могу в это поверить. Он должен быть здесь. Прошу вас, поищите его.
   – Этим займется мой помощник. Насколько я понял из нашего разговора, мистер Дедрик только что приехал сюда и был здесь один со своим шофером. Это верно?
   – Мистер Дедрик снял этот дом на лето. Они с женой были в Париже, затем на несколько дней перебрались в Нью-Йорк, а в Оркид-сити он прилетел раньше, чтобы привести в порядок этот дом. Я приехала вместе с ним, миссис Дедрик должна прибыть сюда завтра. Остановились мы в «Оркид-отеле», и вечером мистер Дедрик собирался осмотреть дом. Мы с ним договорились о том, что я присоединюсь к нему позже…
   – Понимаю.
   На террасу вышел Керман.
   – В доме никого нет, – сказал он.
   – Осмотри сад.
   Он бросил быстрый заинтересованный взгляд на Мэри и спустился в сад.
   – Он не говорил вам, что ему угрожали похищением? – поинтересовался я.
   – Нет.
   – Когда он уехал из отеля?
   – В семь тридцать.
   – Мне он позвонил в десять минут одиннадцатого. Что же он здесь делал два часа сорок минут? Вы не знаете?
   – Наверное, осматривал дом. Вам не кажется, что будет полезнее присоединиться к вашему помощнику?..
   Мне начало казаться, что она хочет избавиться от моего присутствия.
   – До прибытия полиции я останусь с вами. Я не хочу, чтобы и вас похитили.
   – А я не собираюсь здесь оставаться! Передайте полиции, что меня можно будет найти в отеле. Я возвращаюсь туда!
   – По-моему, вам лучше дождаться их приезда, – спокойно сказал я.
   – Нет, я поеду. Может быть, он в отеле.
   Она повернулась, но я схватил ее за руку.
   – Простите, но вы должны дождаться полиции!
   Она холодно посмотрела на меня.
   – Хорошо, если это необходимо. – Она открыла сумочку. – Мне хочется курить…
   Все было проделано очень ловко: не успел я опомниться, как к моему животу был прижат револьвер 25-го калибра.
   – Идите в комнату!
   – Послушайте…
   – Идите, или я выстрелю.
   – Что ж, ладно…
   Я вошел в комнату и через секунду услышал стук ее каблучков. Я бросился к балюстраде.
   – Держи ее, Джек! – крикнул я в пустоту. – Только осторожнее, у нее револьвер.
   Раздался выстрел, пуля просвистела рядом с моей головой. Я спрятался за огромную вазу с пальмой.
   Послышались выстрелы, и Керман что-то возмущенно крикнул. Под шум заведенного мотора машины раздался еще один выстрел, и вслед за ним автомобиль Мэри Джером на бешеной скорости пронесся по аллее. Я сбежал с террасы, собираясь догнать ее на своем «Бьюике», но вовремя увидел, что своим последним выстрелом она пробила заднее колесо моей машины.
   Из темноты вынырнул Керман.
   – В чем дело? – возмущенно спросил он. – Она чуть не прикончила меня!

Глава 5

   – Брендон…
   – Вот обрадуется, увидев нас здесь, – ехидно сказал Джек.
   Коп у двери свирепо посмотрел на нас. Потом одернул мундир, бросив взгляд на пуговицы, – капитан Брендон был педантом, и полицейские боялись его как огня. В комнате снова воцарилось молчание. Прошло еще полчаса. Стрелки часов показывали четверть первого. Керман дремал в кресле, я мечтал о выпивке. Наконец распахнулась дверь, вошли Брендон и лейтенант Мифлин из отдела по расследованию убийств. Я толкнул Кермана, он проснулся. Брендон остановился и начал брезгливо рассматривать нас. Коренастый крепыш с круглой бело-розовой физиономией, с копной седых волос на голове и холодными глазами. Он слыл честолюбивым, но недалеким человеком, умело используя опыт и знания Мифлина, присваивал все заслуги себе. Ему удалось всего за десять лет стать капитаном полиции. Он обзавелся «Кадиллаком», его жена – норковым манто, дети учились в университете. Просто не верилось, что все это удавалось на одно жалованье. Ходили слухи, что он берет взятки, но никто не пытался проверить это. Он умел фабриковать улики и поощрял жестокие и безжалостные действия своих подчиненных. Этот человек был наделен большой властью и потому очень опасен.
   – Как случилось, что двое таких хитрых шакалов оказались замешанными в эту историю? – спросил он своим скрипучим голосом.
   Мы молчали. Когда говоришь с Брендоном, ухо надо держать востро – мигнуть не успеешь, как очутишься за решеткой. Он взглянул на копа у двери.
   – Выйди!
   Тот удалился на цыпочках и закрыл за собой дверь. Мифлин подмигнул мне из-за плеча Брендона. Капитан уселся, вытянув свои короткие толстые ноги, и потянулся за неизменной сигарой.
   – Расскажите мне еще раз все по порядку, – начал он. – Нужно уточнить пару моментов. Когда понадобится, я вас остановлю. Итак, начинайте, Мэллой.
   – Керман и я сидели вечером у меня, – начал я. – В десять минут одиннадцатого зазвонил телефон, и человек, назвавшийся Ли Дедриком, попросил меня сейчас же приехать сюда. Он сказал, что ему кто-то позвонил и предупредил, что он будет похищен.
   – Вы уверены, что он сказал именно так? – спросил Брендон, снимая целлофан с сигары.
   – Да, а в чем дело?
   – Установлено, что сегодня вечером сюда никто не звонил. Как вы это объясните?
   – Может, ему звонили в отель?
   – Нет, мы это тоже проверили.
   – А отсюда были какие-нибудь звонки, кроме адресованного мне?
   Брендон перекатывал сигару в толстых пальцах.
   – Да, звонок в одну телефонную будку. А что?
   Мифлин сказал:
   – Его могли в течение дня попросить позвонить вечером по этому телефону, и он таким образом получил предостережение.
   Брендон с таким удивлением оглянулся через плечо, как будто и не подозревал о присутствии Мифлина в комнате. Он всегда держал себя с ним пренебрежительно, хотя и пользовался его головой.
   – Возможно, – согласился он. – Или Мэллой лжет.
   Он посмотрел на меня.
   – Вы лжете?
   – Нет.
   – Тогда объясните, почему Дедрик обратился к вам, а не в полицию?
   У меня на языке вертелся ответ, который вряд ли ему понравится… Но, чтобы не обострять отношений, я сказал:
   – Он боялся, что его разыгрывают, и не хотел оказаться в смешном положении.
   – Что ж, продолжайте, – сказал Брендон, закуривая сигару.
   – Он говорил со мной, потом вдруг замолчал. Слышно было только его учащенное дыхание, через несколько секунд линию разъединили.
   – Вот тогда вы и должны были позвонить в полицию, – проворчал Брендон. – Вы могли уже тогда понять, что дело нечисто.
   – Я решил, что в комнату вошел шофер и Дедрик не хочет разговаривать в его присутствии. Простите, капитан, но вмешивать человека такого ранга в историю с полицией… и без его согласия?..
   Брендон хмуро посмотрел на меня.
   – Дальше, Мэллой, дальше, – желчно сказал он. – Вы приехали сюда, нашли труп Суоки. Да, судя по письмам, которые нашли мои ребята в кармане убитого, именно так звали шофера мистера Дедрика. Скажите, по пути сюда вы никого не встретили? Может, мимо вас проезжала какая-нибудь машина?
   – Нет. Как только мы нашли труп, я велел Керману позвонить в полицию. Но прежде чем он успел это сделать, приехала женщина…
   – Да, теперь относительно женщины. Как она назвалась?
   – Мэри Джером.
   – Да, верно, Мэри Джером. – Он выпустил клуб дыма. – Она сказала, что является секретарем мистера Дедрика, так?
   – Да.
   – Так вот, такой женщины в «Оркид-отеле» нет. Кроме того, мы выяснили, что у мистера Дедрика вообще нет секретаря.
   Я промолчал.
   – Она была похожа на секретаршу?
   – Нет.
   – Вам не кажется, что она может иметь отношение к похищению Дедрика?
   – Вряд ли. Когда я сообщил ей об этом, она была шокирована. Кроме того, зачем ей понадобилось сюда возвращаться, если она замешана в этом деле?
   – Верно, Мэллой, – сказал Брендон, улыбнувшись. – Вы на правильном пути. Вам показалось, что она взволнована?
   – Да.
   Он уселся в кресло, уставился в потолок и через некоторое время сказал:
   – Послушайте, Мэллой, я хочу, чтобы вы уяснили себе следующее. Жена Дедрика – влиятельная женщина, следовательно, без прессы тут не обойтись. Кроме того, у нее такие связи… Мы с вами должны быть крайне осторожны, чтобы не совершить ошибки. Поэтому вы будете делать только то, что вам скажут. Ясно?
   Мы посмотрели друг на друга.
   – Держу пари, что Мэри Джером – любовница Дедрика, – продолжал он. – Это ясно как белый день. Он приехал сюда с ней, чтобы снять этот дом, а миссис Дедрик осталась в Нью-Йорке. О Дедрике нам пока мало что известно. Прошло мало времени, но мы уже копаем… Свадьба супругов Дедриков была тайной. Они познакомились в Париже восемь недель назад и почти сразу же поженились. Старик Маршленд, отец миссис Дедрик, узнал об этом после того, как они приехали в Нью-Йорк уже мужем и женой. Не знаю, почему все происходило втайне, но полагаю, что у миссис Дедрик были основания представить его своему отцу как настоящего, а не как будущего мужа. Похоже, что Дедрик заигрывал с другой женщиной, и эта женщина – Мэри Джером. Вместе они собирались провести и эту ночь, но Дедрика похитили раньше, чем он смог предупредить свою любовницу. Все факты сходятся. Тогда понятно, почему она боялась допроса полиции и удрала до нашего прибытия, попугав вас своим оружием. И я рад этому.
   Он замолчал, ожидая, не добавлю ли я чего-нибудь. Но я промолчал. Действительно, факты как будто сходились.
   – Я решил поговорить с вами, Мэллой, – продолжал он, холодно глядя на меня. – Дедрик похищен? О'кей. Нам придется этим заняться. Остальное нас не касается. Вы должны помалкивать о существовании Мэри Джером. В противном случае я арестую вас обоих как свидетелей, скрывающих улики, и мои ребята как следует поработают над вами… Я вам это обещаю, если газетчики получат хоть какие-нибудь сведения. По отношению к миссис Дедрик я буду как можно более предупредителен и не допущу двойной игры. С нее вполне достаточно похищения супруга, она не должна знать, что он обманывал ее. Понятно?
   Я подумал о влиятельных друзьях миссис Дедрик. Возможно, Брендон уже получил внушение от губернатора, и в данном случае капитан Брендон заботится не о чувствах и переживаниях миссис Дедрик, а о собственной карьере.
   – Да, – пробурчал я.
   – О'кей, – ответил Брендон, вставая. – Вы оба можете убираться и держитесь подальше от этого дела, иначе вы скоро почувствуете, что зря родились на этот свет.
   – Для меня это не новость, – лениво сказал Керман, направляясь к двери, – почти каждое утро я просыпаюсь с подобной мыслью.
   – Убирайтесь! – рявкнул Брендон.
   Мы вышли.

Часть вторая

Глава 1

   Я поднял трубку.
   – Алло!
   Судя по звукам вальса, доносившимся в микрофон наушника, звонок был из «Кантри-клуба».
   – Мистер Мэллой? – спросил низкий женский голос.
   – Да.
   – С вами говорит Сирена Дедрик. Не могли бы вы сейчас приехать в «Кантри-клуб», где я нахожусь в данный момент. Я хочу предложить вам работу.
   Мне всегда хотелось иметь такую клиентку, поэтому я ответил:
   – Конечно, миссис Дедрик, я сейчас буду. Как мне найти вас?
   – Я буду ждать вас на стоянке в машине. Черный «Кадиллак»… Когда вы приедете?
   – Через четверть часа.
   – Я буду ждать ровно это время, не больше, – и она повесила трубку.
   Я прошел в ванную и осмотрел себя в зеркало. Вид у Мэллоя достаточно приличный. Поправляя галстук, я спрашивал себя, что ей от меня нужно. Вероятно, информация о киднеппинге из первых уст.
   Я вывел из гаража «Бьюик» и поехал по Розмор-авеню, тянувшейся вдоль поля для гольфа, где пара фанатов играла при лунном свете. Затем я повернул к Глендон-авеню и через пару минут подъехал к «Кантри-клубу». Парк сверкал огнями, любители плавания плескались в бассейне, в ажурной беседке оркестр играл вальсы. На площадке стояло столько «Кадиллаков», что если бы слева мне не подали световой сигнал фарами, я ни за что не нашел бы нужный мне. Я направился к нему, отмечая, что вчера вечером этот автомобиль стоял возле «Оушн-энд».
   За рулем сидела женщина, она курила. Холодный свет луны падал прямо на нее, и первое, что бросилось мне в глаза, – нитка бриллиантов, блестевших светлячками в ее белокурых волосах. Лицо ее казалось алебастровым. На ней было открытое вечернее платье из золотой парчи, и выглядела она именно той, кем была – четвертой среди богатейших женщин в мире, – начиная от бриллиантов и кончая надменным выражением красивого лица.
   Подняв голову, она взглянула на меня.
   – Я приехал на пару минут раньше, миссис Дедрик, – сказал я, – и все-таки вам пришлось ждать. Простите. Мы поговорим здесь или в другом месте?
   – А где можно?
   – На берегу реки, рядом с полем для гольфа, есть довольно спокойное место.
   – Хорошо, поедем туда, – она подвинулась. – Если хотите, можете вести машину.
   Я сел за руль. Через несколько минут мы были на месте. Здесь царила тишина, которую нарушало кваканье лягушек.
   – Это вы нашли Суоки? – спросила миссис Дедрик.
   – Да. Вы получали известия о муже?
   – Мне звонили сегодня вечером. Они требуют пятьсот тысяч долларов… Деньги нужно доставить послезавтра утром. При выполнении условий шантажисты сразу же отпустят Ли.
   Помолчав, она добавила:
   – Я хочу, чтобы выкуп доставили вы.
   Именно этого я и боялся! Мне совсем не хотелось встречаться с людьми такого сорта. Они частенько отправляли на тот свет передававших им выкуп, чтобы убрать лишних свидетелей…
   – Послезавтра я буду знать время и место, куда должна доставить деньги, они сообщат. Сумма должна быть в старых двадцатидолларовых купюрах, деньги нужно разложить в два свертка, завернутых в клеенку, – это их условия, – она взглянула мне в лицо. – Вы ведь не боитесь такой работы?
   – Это я вам скажу, когда узнаю точные координаты встречи.
   – Значит, она может быть опасной?
   – Вполне.
   Миссис Дедрик открыла сумочку и достала портсигар. Предлагая мне сигарету, она сказала прерывающимся голосом:
   – Как вы думаете, они вернут его?
   Некоторое время мы молча курили.
   – Я хочу знать правду, – неожиданно сказала она. – Его вернут живым?
   – Не знаю. Если он не видел своих похитителей, то им нет смысла задерживать его.
   – А если он их видел?
   – Тогда все зависит от них. Похитители, миссис Дедрик, – самые безжалостные из шантажистов. За похищение полагается смертная казнь, поэтому они предпочитают не рисковать.
   – Я готова на все, лишь бы вернулся муж! Ведь в этом похищении виновата я – не было бы моих денег, его бы не тронули. Мне нужен Ли, и я верну его!
   Я не знал, что ей ответить. Лично мне казалось, что миссис Дедрик больше не увидит своего мужа, живым во всяком случае. Преступники постараются избавиться от него: на карту поставлено полмиллиона, и они не будут им рисковать. Слишком часто похищенные давали полиции показания, которые выводили на след преступников.
   – Вы сообщили полиции об этом звонке?
   – Нет, и не собираюсь. Звонивший предупредил, что за каждым моим движением наблюдают и, если я свяжусь с полицией, Ли убьют. Кроме того, я не уверена, что полиция может мне помочь…
   – У нас есть время устроить ловушку. Можно было бы как-то пометить деньги, чтобы после освобождения вашего мужа легко схватить этих подонков.
   – Нет! – твердо сказала миссис Дедрик. – Я дала слово ничего не предпринимать. Если я что-то сделаю и бандиты узнают об этом – Ли навсегда исчезнет, а я не прощу себе этого. Деньги для меня – ничто. Мне нужен муж!
   – Кто звонил вам? Например, образован ли он? Есть ли у него акцент? Была ли в его голосе какая-либо особенность, по которой вы смогли бы узнать этого человека на слух?
   – Голос звучал приглушенно. Наверное, он говорил через платок. Нет, акцента я не уловила, и больше ничего определенного сказать не могу.
   – Он был груб?
   – О нет, удивительно вежлив. До тошноты.
   Я, задумавшись, смотрел на реку. Вероятно, Дедрика убили. Похитители не задумываясь застрелили шофера, и вполне возможно, что и меня ждала та же участь в недалеком будущем. Да-а, малоприятная работа предстояла мне.
   Миссис Дедрик была достаточно умна, чтобы проникнуть в мои мысли.
   – Если вы не возьметесь за это дело, я не знаю, кто согласится выполнить его. Прошу вас, не отклоняйте моего предложения, я поеду на встречу вместе с вами!
   – Нет, уж если я возьмусь за это дело, то пойду на него один.
   – Об этом не может быть и речи. Я решила сама проследить за доставкой денег. Если вы не согласитесь, я поеду одна.
   Меня поражала ее горячность, но с каждой минутой я все более убеждался, что она не изменит своего решения.
   – Ну что ж, ладно, раз вы так относитесь к этому, я поеду с вами.
   Мы опять помолчали.
   – Я хотела вас просить еще об одной услуге, – немного резко сказала она. – Расскажите мне о женщине, которая назвалась его секретаршей.
   – Вы имеете в виду, как она выглядела?
   – Да.
   – Ну, примерно лет тридцати, темноволосая, прилично одетая, красивая. Я еще тогда подумал, что она мало похожа на секретаршу.
   – Она очень красивая?
   – Пожалуй, да. У нее незаурядное лицо. Такие лица у людей с очень сильным характером.
   – Это правда, что моего мужа она назвала по имени?
   – Правда.
   Я увидел, как она сжала кулаки.
   – Этот толстый дурак полицейский думает, что у Ли был с нею роман. А вы тоже так думаете?
   – Какое это имеет значение?
   – Я вас спрашиваю, вы тоже так думаете? – напряженным голосом переспросила она.
   – Не знаю. Мне ничего не известно о вашем муже. Похоже, что она приходилась ему просто приятельницей…
   – Он не был ее любовником! – сказала она. – Я знаю это. Он не смог бы принять другую женщину в моем доме. – Она замолчала и отвернулась, закрыв лицо руками.
   – Полиция еще не нашла ее?
   – Нет. Они и не пытаются, уверенные в том, что она была любовницей Ли. Но я в это не верю! Но… ей должно быть что-то известно.
   Я ничего не ответил. После долгого молчания миссис Дедрик резко сказала:
   – Отвезите меня обратно в клуб. Нам больше не о чем говорить. Приезжайте ко мне домой послезавтра к шести часам. Возможно, это не точное время и нам придется подождать, но мы должны быть готовы выехать в любую минуту.
   – Я приеду.
   Больше мы не говорили. Подъехав к клубу, я остановил машину. Миссис Дедрик вышла, улыбнулась мне ничего не значащей улыбкой и сказала:
   – Итак, послезавтра в шесть.
   Я невольно залюбовался ею, когда она шла к подъезду: изящная, грациозная фигурка в золотом платье, с бриллиантами в волосах, со страхом и ревностью в сердце.

Глава 2

   – А, это ты! – пробормотал он, когда я открыл дверь и вошел в его небольшой кабинет. – Забавно. Я как раз думал о тебе. Входи и присаживайся. У меня кончились сигареты… Не дашь ли мне одну?
   Я уселся верхом на стуле и обхватил спинку руками.
   – Как продвигается дело с коварными похитителями?
   – Отвратительно, – ответил он и вздохнул. – Работать не над чем, да и Брендон все время крутится под ногами. Он воображает, что за поимку этих подонков его сделают начальником полиции.
   Я вынул из кармана пачку сигарет и подал ему. Мы закурили, глядя друг на друга.
   – Выяснилось что-нибудь относительно этой Мэри Джером?
   Мифлин вздохнул.
   – Ты затем и пришел, чтобы читать мои мысли?
   – Нет, просто честно обменяться информацией.
   Лицо Мифлина оживилось, он бросил на меня испытующий взгляд.
   – Тебе удалось что-то узнать?
   – Не слишком много. И учти, это конфиденциально. Вчера вечером я встретился с миссис Дедрик. Как ты думаешь, что ей от меня было нужно?
   – Она получила требование о выкупе и, вероятно, просит тебя доставить названную сумму.
   Я кивнул.
   – Она хотела бы сохранить это в тайне от полиции.
   – Еще бы, – с горечью сказал Мифлин. – Надеется, что ей вернут мужа… Когда это должно произойти?
   – Завтра вечером. Ей позвонят и дадут новые инструкции.
   – Нужно сообщить об этом Брендону.
   Я пожал плечами.
   – Это уж твое дело. Чем он может ей помочь? Схватит парня, который придет за выкупом, и тем самым подпишет смертный приговор Дедрику.
   – Держу пари, что Дедрик уже мертв.
   – Возможно, но ведь мы этого не можем знать.
   – Да, но Брендону нужно сказать о твоей встрече.
   – Скажи. И сделай так, чтобы миссис Дедрик не знала, что я был здесь.
   – Ладно. Брендон может ничего и не предпринимать, если миссис Дедрик не желает нашего вмешательства. Он побоится сделать неверный шаг. Хлопоты начнутся, когда будет уплачен выкуп. Этим делом собирается заняться ФБР!
   – Удалось узнать что-либо в отношении Мэри Джером? – повторил я свой первый вопрос.
   – Брендон велел оставить ее в покое, но мне удалось проследить ее машину. Патрульный полицейский видел, как она выехала из «Оушн-энд», и записал номер. Произошло это случайно – он из породы чудаков, которые коллекционируют номера машин. Услыхав о похищении, он подал рапорт, где указал, что машина Мэри Джером нанята в гараже «Акме». Ты знаешь это заведение. Его владелец некий Лью Феррис, которого мы держим на заметке по делу о контрабанде наркотиков, но нам никак не удается поймать его на этом. Сейчас он временно отсутствует, я разговаривал с его женой. Она припомнила Мэри Джером. Та приехала в гараж вчера вечером около восьми часов и попросила у Лью машину на два дня. Она внесла залог в сумме пятьдесят долларов, указав временный адрес: «Оркид-отель». Феррис дал ей машину.
   – Он дал машину, не проверив ее данные?
   – А зачем? Машина ведь застрахована. Как бы то ни было, дело обстоит именно так.
   – Ты проверил аэропорт и вокзал? Может, ее уже нет в городе?
   – Да, проверил. Такая нигде не зафиксирована.
   – И это все, что у вас есть?
   – Пока все, – ответил Мифлин, выбрасывая окурок. – Дело о похищении – это самое отвратительное, что может быть. Если деньги из выкупа не помечены, похитители убьют похищенного и концов не найдешь. Надеяться, что кто-нибудь не удовлетворится своей долей и выдаст остальных?.. Положение осложнено еще тем, что Брендон дрожит за каждый свой шаг. Единственным связующим звеном является Мэри Джером, которую я не могу найти.
   – Ну что ж, может, еще одно убийство подбодрит нас, – с горечью сказал я. – Я не удивлюсь, если завтра меня пристукнут.
   Мифлин внимательно посмотрел на меня.
   – Это будет единственная хорошая новость за последнюю неделю, – злорадно сказал он. – И держу пари, что они так и сделают.
   Я ушел, оставив Мифлина в раздумьях, насвистывающего печально известный шлягер Шопена.

Глава 3

   – Помолчи, Джек, – оборвала его Паула. Они оба старались не выдать беспокойства, которое было в глазах Паулы. – Неужели нельзя вести себя прилично?
   – Да замолчите вы оба! – разозлился я. – Ваши разговоры нагоняют тоску. Лучше еще раз оговорить все детали. За домом, вероятно, установлено наблюдение, – напутствовал я Кермана, – и ты не должен засветиться. Потом я сообщу, куда мы едем. Выжди пять минут и отправляйся следом, убедившись, что нет «хвоста». Что бы ни произошло, не смей показываться, разве только в случае перестрелки. Тогда я разрешаю тебе принять участие в призовых стрельбах.
   Керман поперхнулся.
   – Что ты сказал?
   – Я сказал, что ты можешь принять участие в снайперской стрельбе из пистолета.
   – Я так и понял! Судя по всему, мне необходимо писать завещание…
   – И ради всего святого, постарайся стрелять результативно, – сказал я, посмотрев на часы. Сунув пистолет в плечевую кобуру, я встал. – Пора отправляться. Паула, если до двенадцати ты не получишь от нас известий, звони Мифлину и все расскажи ему.
   – Надеюсь, это не понадобится, – сказал Керман с обеспокоенным видом.
   – Будь осторожен, Вик, – попросила Паула.
   Я потрепал ее по плечу.
   – Я не понимаю… Ты, не задумываясь, послала меня на квартиру к наркоманам, а теперь беспокоишься о таком пустяковом деле… Не вешай носа, Паула. Подумай о деньгах, которые мы заработаем.
   – Не делай глупостей, – сказала она, пытаясь улыбнуться. – И ради Бога, не пускай пыль в золотые глаза богатой блондинки.
   – От твоих советов я начинаю нервничать, – проговорил я. – Пошли, Джек!
   Мы вместе прошли по коридору в лифт.
   – Как ты думаешь, можем мы успеть пропустить по стаканчику? – с надеждой спросил Керман, когда мы опускались вниз.
   – Нет, но в машине целая пинта. Только не делай никаких ошибок, Джек. Дело может обернуться плохо, если в нужный момент у тебя задрожат руки.
   Керман поежился.
   – Мне это дело уже не нравится, хотя руки пока не дрожат.
   Он влез в «Бьюик» и присел на корточках между сиденьями. Я набросил на него коврик.
   – Как ты думаешь, сколько мне придется просидеть здесь? – спросил он, высовывая голову.
   – Часа три-четыре. Не больше.
   – Здесь жарко, как на экваторе.
   – Вечером будем прохладнее, – безжалостно сказал я, садясь за руль машины. – Бутылка виски поможет тебе скоротать время, только не кури.
   – Не курить? – ужаснулся Керман.
   – Ты можешь быть серьезным? Пойми, если тебя заметят, то непременно прирежут.
   Это его утихомирило.
   Я поехал по частной дороге, ведущей в «Оушн-энд». Плавно обогнув поворот подъездной аллеи, я остановился в ярде от балюстрады. В мягких сумерках дом выглядел весьма привлекательно, как, впрочем, и любой дом, который стоит миллион. У главного входа стоял знакомый мне большой черный «Кадиллак». Неподалеку китайцы-садовники старательно срезали с кустов засохшие розы. Сад был расположен террасами, и на них, позади бархатистой зеленой лужайки, стояли ярко-розовые фламинго – почтовая открытка с африканским пейзажем.
   Все было в этом доме, кроме счастья…
   Я взглянул на дом. Окна закрыты зелеными ставнями, над входом трепещет тент в зеленую и кремовую клетку.
   – Ну, пока, – тихо сказал я Керману, – я пошел.
   – Желаю приятно провести время, – ответил он из-под коврика. – Не отказывай себе ни в чем. Клади больше льда в виски.
   Я поднялся на террасу и нажал кнопку звонка. Через стеклянную дверь был виден большой холл и полутемный коридор, ведущий в заднюю часть дома. Высокий худой старик открыл дверь и, доброжелательно оглядев меня, пропустил вперед. По выражению его лица я понял, что, идя в этот дом, мне следовало одеться поприличнее.
   – Меня ожидает миссис Дедрик, – начал я.
   – Ваша фамилия, сэр?
   – Мэллой.
   Он все еще стоял в дверях.
   – Попрошу вашу карточку, сэр.
   – У меня есть еще и фамильное родимое пятно на заднице, не хотите ли заодно взглянуть и на него?
   Он вежливо улыбнулся.
   – Репортеры постоянно беспокоят миссис Дедрик, поэтому нам приходится принимать некоторые меры предосторожности.
   Я понял, что он может простоять так до второго пришествия, поэтому достал из бумажника визитную карточку и подал ему.
   Он отошел в сторону.
   – Прошу вас, подождите в холле, сэр.
   Я прошел в ту комнату, где был убит Суоки. Мексиканский ковер вычистили, на столе не было ни стакана с виски, ни окурка, который мог тогда причинить неприятности этому дому.
   – Вы не могли бы принести стакан двойного виски со льдом? – попросил я дворецкого.
   – Конечно, сэр.
   Он подошел к шкафчику, где стояли бутылки и ведерко со льдом, подал мне стакан. Я уселся в кресло, вытянув ноги.
   – Можете пока почитать журналы, сэр, – предложил мне старик.
   – А вы не знаете, сколько придется ждать? – поинтересовался я.
   – У меня нет опыта в таких делах, но думаю, что похитители свяжутся с нами только после наступления темноты.
   Старик был похож на долговязых фламинго, которых я видел в саду. Ему было уже за семьдесят, но чувствовалось, что голова у него работает неплохо. Настоящий вышколенный слуга, прямо хоть сейчас в голливудскую семейную хронику в трех сериях.
   – Пожалуй, вы правы. Часа три придется подождать, если не больше. – Я вынул сигарету из пачки, и тут же он поднес мне зажженную спичку. – Как вас зовут?
   – Уэддок, сэр.
   – Вы служите у миссис Дедрик или у мистера Маршленда?
   – У мистера Маршленда. Он на время передал меня миссис Дедрик, и я счастлив служить ей.
   – Вы давно живете в этой семье?
   Он улыбнулся.
   – Пятьдесят лет, сэр. Двадцать лет я работал у мистера Маршленда-старшего и уже тридцать служу у младшего.
   Этот разговор настроил нас на дружеский лад, и я спросил:
   – Вы видели мистера Дедрика в Нью-Йорке?
   Улыбка исчезла с лица старика.
   – Да, сэр. Он останавливался на несколько дней у мистера Маршленда.
   – Я не видал его, только разговаривал по телефону, но много слыхал о нем. Кажется, здесь нет его фотографии… Как он выглядит?
   В глазах старика появилось неодобрение.
   – Интересный джентльмен. Высокий, темноволосый, атлетического телосложения, с красивыми чертами лица. Вряд ли я смогу точнее описать его.
   – Он понравился вам?
   Лицо старика застыло.
   – Не хотите ли посмотреть журналы, сэр? Возможно, ожидание покажется вам утомительным.
   Итак, я получил ответ на свой вопрос – дворецкому Дедрик не понравился.
   – Не беспокойтесь, для разнообразия иногда приятно посидеть ничего не делая.
   – Хорошо, сэр, я дам вам знать, если будут хоть какие-нибудь новости.
   Он удалился с достоинством, оставив меня одного в комнате, хранившей печальные воспоминания.
   Я повернул голову к двери и увидел невысокого пожилого мужчину в элегантном белом костюме. Занятый своими мыслями, я не услышал его шагов и от неожиданности вздрогнул.
   – Простите, я не хотел испугать вас, – сказал он приветливым, но каким-то рассеянным тоном. – Я не знал, что здесь кто-то есть…
   Он вошел в комнату, снял шляпу и положил ее на стол. Я догадывался, что передо мной Франклин Маршленд, хотя сходства с дочерью не находил: толстые губы, морщинистое загорелое лицо и седые волосы делали его похожим на чисто выбритого Деда Мороза.
   Я начал вставать с кресла, но он махнул рукой.
   – Не вставайте, я тоже выпью с вами, – он посмотрел на часы. – Хотя обычно я не пью так рано.
   Я ответил, что правила тем и хороши, что их приятно нарушать. Он не обратил внимания на замечание, но я понимал, что он вообще редко прислушивается к чьим-то словам.
   – Вы тот самый парень, который передаст выкуп?
   Я кивнул. Налив себе виски, он уселся напротив меня.
   – Сирена поедет с вами?
   Я снова кивнул.
   – Я против этого, но к моему мнению она безразлична. – Он посмотрел на свои отполированные ногти. – Жаль, что я никогда не имел на нее никакого влияния. Я понимаю, старики надоедливы, но они могли бы помочь молодым, если бы те им это позволяли…
   Мне показалось, что он говорит это скорее самому себе, поэтому я не стал кивать. Пауза длилась довольно долго.
   – У вас есть пистолет?
   – Да, но надеюсь, мне не придется пускать его в ход.
   – Я тоже хотел бы надеяться на это. Позаботьтесь, чтобы Сирене ничто не угрожало.
   – Конечно.
   Он отпил виски.
   – У этих парней неплохой аппетит. Полмиллиона долларов – сумма немалая.
   – Риск тоже велик, – заметил я.
   – Пожалуй. Как вы думаете, им можно верить?
   – Не знаю. Я уже говорил миссис Дедрик, если он видел их…
   – Да, она мне рассказывала. Вы правы. Мне приходилось читать о некоторых знаменитых похищениях последних лет. Кажется, чем больше выкуп, тем меньше шансов на возвращение похищенного.
   Я понял, что он не такой рассеянный, как мне показалось раньше, и все же в его глазах было какое-то странное выражение.
   – Это зависит от похитителей, – сказал я, встречаясь с ним взглядом.
   – Мне кажется, мы не увидим больше Дедрика, – сказал он, вставая. – Конечно, дочери я не говорю это, но, по-моему, он уже мертв. Что вы думаете по этому поводу?
   – Боюсь, что вы правы.
   Он кивнул, и на его лице появилось удовлетворение. Энергичный и элегантный, он вышел из комнаты, напевая себе под нос далеко не похоронный марш.

Глава 4

   Я нервничал, хотя Дедрик ничего не значит в моей жизни. Представляю, как переживает сейчас Сирена…
   Прошло несколько минут, и она появилась, одетая в элегантные черные брюки и меховой жилет. Уэддок сопровождал ее, держа в руках три свертка.
   – Рудник Монте-Верде, – дрожащим голосом сказала она. – Вы знаете это место?
   – Да. Это заброшенные серебряные копи недалеко от автострады Сан-Диего. Мы доберемся туда минут за двадцать. Преступники выбрали подходящее место.
   В комнату вошел Франклин Маршленд.
   – А о муже тебе сообщили что-нибудь?
   – Он будет освобожден через три часа после передачи выкупа. Они сообщат мне об этом дополнительно.
   Маршленд и я обменялись взглядами. Сирена схватила меня за руку.
   – Вы думаете, они обманут меня?
   – Мы полностью в их власти, миссис Дедрик. Нам приходится мириться с их условиями и полагаться только на их слово.
   – Не лучше ли, дорогая, поручить доставку денег одному Мэллою? – спросил Маршленд. – А ты останешься дома и дождешься второго звонка.
   – Нет!
   Она даже не взглянула на отца.
   – Сирена, будь благоразумна. Ведь они могут похитить и тебя. Мистер Мэллой вполне справится…
   Она повернулась к нему вне себя от горя.
   – Я поеду вместе с ним, и ничто меня не остановит! Можешь больше не притворяться. Я знаю, ты не хочешь, чтобы Ли вернулся! Ты ненавидишь его! Ты рад, что с ним случилось несчастье, но я верну его! Ты слышишь, я верну его!..
   – Ты не понимаешь, что говоришь… – начал Маршленд, покраснев.
   Сирена повернулась ко мне.
   – Вы едете со мной?
   – Как только вы будете готовы, миссис Дедрик.
   – Тогда берите деньги и едем.
   Она распахнула дверь и вышла на террасу.
   Уэддок передал мне пакеты.
   – Присматривайте за ней, сэр.
   – Не беспокойтесь, – я криво усмехнулся и спустился с террасы к «Кадиллаку».
   – Машину поведу я, – сказал я Сирене, бросив пакеты на заднее сиденье. – Подождите секунду, мне нужно взять пистолет.
   Я подбежал к «Бьюику».
   – Рудник Монте-Верде, – сказал я Керману. – Подожди пять минут, потом поезжай. И будь осторожен, Джек.
   Керман что-то проворчал в ответ.
   Я вернулся и сел за руль «Кадиллака». Сирена сидела на заднем сиденье, забившись в угол, и плакала. Взревел мотор, и машина тронулась, набирая с каждой секундой скорость. Я не обращал внимания на женщину, полагая, что ей лучше выплакаться. Когда мы проезжали по Оркид-бульвару, я сказал:
   – Возьмите себя в руки и расскажите, что вам сказал похититель. Мне нужно все знать, чтобы не сделать ошибки.
   Она привела себя в порядок и ответила:
   – Деньги нужно оставить на крыше сарая, стоящего рядом с заброшенной шахтой. Вам известно, где это?
   – Да. Что еще вам сказали?
   – Свертки нужно положить в ряд, на расстоянии фута друг от друга. Оставив деньги, мы должны немедленно уехать.
   – Это все?
   – Да… И еще угрозы на случай ловушки.
   – Они не подводили вашего мужа к телефону?
   – Нет. А разве так делается?
   – Иногда.
   То, что преступники не дали Сирене поговорить с мужем, было плохим предзнаменованием, но ей не следовало об этом сейчас знать.
   – Говорил тот же мужчина?
   – Кажется.
   – Хорошо. Знаете, что мы сделаем? Я остановлю машину перед воротами рудника и пойду к сараю. Вы останетесь в ней и пересядете за руль. Когда я вернусь, вы заведете мотор и поведете машину, но у начала Вентур-авеню притормозите немного, я выпрыгну, а вы поезжайте домой.
   – Зачем вы это сделаете?
   – Постараюсь увидеть похитителей.
   – Нет! – она схватила меня за руку. – Мы сделаем все, что они сказали, иначе они убьют Ли.
   – Ну что ж, деньги-то ваши!..
   Проехав несколько миль по шоссе Сан-Диего, мы свернули на заброшенную дорогу, ведущую к руднику. Свет фар выхватывал из темноты кучи мусора по обочинам дороги и жесткие придорожные кустики. Здесь было пустынно и тихо, хотя совсем рядом проходила оживленная автострада. Наконец мы подъехали к ветхим воротам рудника. Бетонная дорога вела прямо к шахтному стволу, неподалеку от шахты стоял старый сарай, футов шесть высотой. Там в свое время помещался табельщик, отмечающий приход-уход людей на работу.
   – Ну, вот и он. Подождите меня в машине.
   Сирена смотрела на сарай так, будто ожидала, что из его дверей вот-вот появится Дедрик. Ее лицо в эту минуту казалось высеченным изо льда.
   Я вышел из машины, открыл заднюю дверцу и взял свертки с деньгами. Сунул под мышку и не спеша направился к сараю. Кругом все молчало. Я представлял неплохую мишень, и у меня отлегло от сердца, когда я переступил порог сарая. Отстегнув кнопку кобуры, вошел внутрь. Кроме мусора, сломанных стульев в углу и обрывков бумаги, я ничего не увидел. Как мне не хотелось оставлять деньги на крыше!.. Сирена не увидит больше их, как, впрочем, и мужа…
   

notes

Примечания

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →