Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Каждый год примерно 250.000 женатых американцев подвергаются избиениям со стороны своих жен.

Еще   [X]

 0 

Осенний поцелуй Лондона (Лазарева Ярослава)

Осенний романтический Лондон, прекрасный белокурый принц – разве мечты не должны сбываться? Мечта Наташи исполнилась: она поехала в Лондон, чтобы подтянуть английский, а заодно побродить по улицам, где гулял ее любимый персонаж – Дориан Грей. Судьба приготовила девушке подарок в виде очаровательного молодого человека, который к тому же так похож на героя Оскара Уайльда. Нежный, понимающий, ласковый. Любая девчонка грезит о таком! Сердце Наташи готово поверить в чудо. Пусть даже это чудо продлится ровно семь дней.

Год издания: 2012

Цена: 49.9 руб.



С книгой «Осенний поцелуй Лондона» также читают:

Предпросмотр книги «Осенний поцелуй Лондона»

Осенний поцелуй Лондона

   Осенний романтический Лондон, прекрасный белокурый принц – разве мечты не должны сбываться? Мечта Наташи исполнилась: она поехала в Лондон, чтобы подтянуть английский, а заодно побродить по улицам, где гулял ее любимый персонаж – Дориан Грей. Судьба приготовила девушке подарок в виде очаровательного молодого человека, который к тому же так похож на героя Оскара Уайльда. Нежный, понимающий, ласковый. Любая девчонка грезит о таком! Сердце Наташи готово поверить в чудо. Пусть даже это чудо продлится ровно семь дней.


Ярослава Лазарева Осенний поцелуй Лондона

Глава первая

   Дочитав до этого места, Наташа положила ладонь на страницу и задумалась. Она пыталась вникнуть в смысл фраз, но он будто ускользал от нее.
   «Наверное, потому не могу до конца осознать эту мысль, что сама никогда не любила, – подумала она. – И однако девчонки в классе только и болтают о своих увлечениях, говорят о парнях открыто, нисколько не смущаясь интимными подробностями. Чуть ли не манеру поцелуев обсуждают. Может, все это далеко от истинной любви?»
   Наташа закрыла книгу, погладила обложку. На ней был изображен актер Бен Барнс, сыгравший в фильме «Дориан Грей», который она посмотрела совсем недавно, хотя прокат был еще в 2009 году. Но тогда ей было всего тринадцать, и подобные сюжеты мало ее интересовали. В июле ей исполнилось пятнадцать, Наташа перешла в десятый класс и за лето как-то быстро выросла и оформилась. Ее крупное спортивное тело стало более округлым, румяное лицо с задорными черными глазами, чуть вздернутым носом и всегда красными губами выглядело более мягким. Наташа с детства носила косы, волосы у нее были вьющимися, густыми, цвета воронова крыла, но в это лето она вдруг решила отрезать их. Что-то стало невыносимо раздражать ее в этой нарочито школьной, как ей казалось, прическе из двух косичек. И она, недолго думая, перед первым сентября зашла в парикмахерскую и попросила сделать ей максимально короткую стрижку. Мастер, полная улыбчивая женщина, распустила ее косы, начала расхваливать их и отговаривать клиентку от такой радикальной стрижки. Сошлись на каре. Волосы были подрезаны чуть выше плеч и тут же закрутились в пышные спиральки. Наташа тряхнула прядями, ощутила легкость и начала улыбаться. Мастер тоже была довольна и красиво уложила прическу. Но вот отец, когда Наташа явилась домой, был неприятно удивлен. Он оторвался от работы – отец вот уже пару лет как поменял низкооплачиваемую работу инженера на заводе на работу резчика по дереву, устроился в частную фирму, к тому же брал заказы на дом – и окинул дочку хмурым взглядом.
   – Ты стала взрослее на несколько лет, – заметил он. – Если бы встретил на улице такую девушку, то решил бы, что она студентка вуза.
   «Вот и хорошо! – обрадовалась про себя Наташа. – Девчонки упадут, когда меня увидят!»
   – Это ты просто не привык, – после паузы ответила она. – А мне так легче!
   И она тряхнула волосами.
   Их семья состояла из трех человек. У Наташи был еще младший брат. Он перешел в пятый класс и учился с ней в одной школе. Их мать умерла три года назад, она долго болела, ходила по врачам, но в их маленьком городке так и не смогли поставить ей верный диагноз. Она все хирела, бледнела и в конце концов тихо угасла неизвестно от чего. Андрей Викторович остался вдовцом в возрасте тридцати четырех лет с двумя детьми на руках. Денег катастрофически не хватало, правда, их выручал огород, так как они жили в частном доме. Но в их городе, а он находился в сорока километрах от Нижнего Новгорода, таких домов было немало. Тихие тенистые улочки с глухими заборами и прячущимися за ними деревянными домами составляли большую его часть. Люди здесь все еще жили по старинке и перемены встречали скептически. Их даже устраивали колонки на улицах, из которых они таскали воду ведрами. Отстраивался лишь центр, там возводили высотки с престижным жильем, но раскупались эти квартиры медленно. У людей просто не было денег. По этой причине городок резко делился на богатых и бедных, средний класс просто отсутствовал. Район центра, ухоженный, с красивыми клумбами возле высотных домов, автостоянкой у торгового центра, ночным клубом был неизменной приманкой для молодежи. Их туда тянуло как магнитом. И по вечерам из деревянных домов окраин выходили нарядные девушки и юноши, собирались в компании или разбивались на парочки и отправлялись на прогулку в центр, несмотря на недовольство родителей. Наташе тоже запрещалось посещать «это злачное место». Именно так говорил Андрей Викторович. После смерти жены он постоянно пребывал в нервозном состоянии, ответственность за подрастающих детей, особенно за стремительно взрослеющую дочь, не давала ему покоя. Соседские кумушки, когда минул положенный год, пытались найти ему новую жену, но он был категорически против вводить в семью чужую женщину. К тому же Наташа была воспитана в старых традициях, как почти все девушки ее круга, она умела делать по дому все и не считала это такой уж тяжкой повинностью. Она охотно убирала, готовила, стирала, ухаживала за двором и огородом. В палисаднике у них всегда были цветы, дом и двор сияли чистотой.
   Два года назад Наташа приняла решение, что станет делать упор на иностранные языки, а не спорт, как это было раньше. Основным в ее школе был английский, она еще записалась на факультатив, взяла себе за правило ежедневно заучивать двадцать новых слов, скачала из Интернета «уроки английского на дому» и перед сном проговаривала за диктором предложения. Ее успехи радовали учителя английского, в четвертой четверти Наташу даже выдвинули на городскую олимпиаду, и она заняла там второе место. Она так увлеклась изучением языка, что пыталась читать английских авторов в подлиннике, и ей это удавалось, правда, полного погружения в мир книги пока не возникало. Наташа с детства любила читать и часто предпочитала прогулке с подружками сидение за книжкой. Она даже оборудовала для себя уютный уголок между баней и домом. Там имелся своего рода закуток, скрытый от посторонних глаз. Отец по ее просьбе установил там лавочку и столик, Наташа высадила вьюнок, который образовал живую стену и что-то типа козырька. Она приносила туда подушечку и плед и читала там часами.
   Вот и сейчас она сидела в своем любимом уголке и пыталась вникнуть в «Портрет Дориана Грея». Эта книга ошеломила ее. На фильм они отправились после уроков с подругами. Девушки были увлечены мистикой, жарко обсуждали книги и фильмы о вампирах и, когда в лучшем в их городке кинотеатре «Встреча» начали недельный показ «Дориана Грея», решили пойти. Фильм анонсировался как «ужасы». Оказалось, многие уже посмотрели его два года назад. Парни начали смеяться над одноклассницами, когда те позвали их на просмотр, почти все заявили, что фильм вовсе не такой уж страшный и «вообще слишком заумный», но девушки все-таки решили его посмотреть. Почти никто из них не читал роман. Наташа равнодушно относилась и к ужасам, и к мистике, ее привлекало лишь то, что фильм снят по роману Оскара Уайльда, известного английского автора. Она плохо знала его творчество, читала лишь стихи, но до конца их не понимала. Когда девушки вышли из кинотеатра, то начали бурно обсуждать «миленького красавчика Бена» в роли Дориана. Наташе тоже понравился актер, но намного большее впечатление на нее произвел сам фильм, его сюжет. И она решила, что непременно прочитает книгу. Ее подругам быстро надоело обсуждать только что просмотренную картину, они явно составили поверхностное впечатление, поэтому переключились на другие темы. Затем решили зайти в кафе. Но было уже довольно поздно, и Наташа отказалась идти с ними. Она направилась домой. По пути размышляла исключительно о фильме и пыталась понять смысл увиденного. Вдумчивость всегда была особенностью ее натуры, она постоянно хотела дойти до самой сути вещей и явлений.
   Она так глубоко погрузилась в свои мысли, что не заметила, как оказалась возле дома. Горело окошко в гостиной, мягкий желтоватый свет пробивался сквозь узорчатые тюлевые занавески и бросал отблески на пышно цветущие в палисаднике золотые шары. Наташа остановилась и залюбовалась этой картиной. Впервые их старый дом, доставшийся отцу еще от дедушки, показался ей уютным и даже колоритным. Наташа услышала легкий шум, доносящийся со двора, и поняла, что отец снова что-то мастерит. Работал он постоянно, так как не хотел, чтобы его дети в чем-то нуждались. Руки у него были золотые, и заказы сыпались один за другим. Андрей Викторович давал довольно щедро на карманные расходы, но Наташа все не тратила, по натуре она была бережливой и часть денег ухитрялась откладывать. И сейчас она прикидывала, сколько может стоить книга. Обычно она брала нужные ей произведения в школьной библиотеке, но какие-то книги считала необходимым иметь дома. И после просмотра фильма она твердо решила купить «Портрет Дориана Грея».
   Наташа отняла ладонь от страницы и снова принялась читать. Сентябрьский, пока еще теплый ветерок трепал ее волнистые пряди, обрамляющие лицо, закрывал ими глаза. Она закладывала волосы за уши, в душе раздражаясь, что так коротко их отрезала. С косами все-таки было удобнее. Хотя многие парни, когда она явилась первого сентября с новой прической, обратили на нее самое пристальное внимание. Но Наташу это лишь смутило.
   «Лорд Генри смотрел на Дориана, любуясь его ясными голубыми глазами, золотистыми кудрями, изящным рисунком алого рта. Этот юноша в самом деле был удивительно красив, и что-то в его лице сразу внушало доверие. В нем чувствовалась искренность и чистота юности, ее целомудренная пылкость. Легко было поверить, что жизнь еще ничем не загрязнила этой молодой души».
   Наташа невольно заулыбалась, представив красивого блондина с прозрачными, словно сентябрьское небо, синими глазами. В фильме она видела актера с темными волосами и вначале так себе и представляла Дориана, но, начав читать, сменила в мыслях образ на тот, который описал Оскар Уайльд.
   – Мечтаешь о прекрасном принце? – раздался звонкий голосок, и Наташа вздрогнула, машинально захлопнув книгу.
   Через огород к ней спешила стройная миниатюрная блондинка, это была ее соседка, подруга и одноклассница Ира. Их дома находились рядом, огороды разделял невысокий плетень. И подружки часто перелезали через него и даже вынули среднюю жердь, чтобы было удобнее.
   – Чего читаешь? – с любопытством спросила Ира и присела на скамейку рядом с подругой.
   Она отвела руки Наташи от обложки и присвистнула.
   – Так ты все-таки купила эту книгу! – удивленно заметила она. – А мне фильм как-то так… ну не очень… мрачный какой-то!
   – Понимаешь, Ирусь, сама идея мне показалась необычайно интересной, вот я и решила разобраться… – начала Наташа.
   – Да чего там уж такого необычного?! – перебила ее Ира. – Продал душу дьяволу, только и всего! Книг с таким сюжетом полно! А у тебя сейчас такое лицо было… мечтательное… я уж подумала, что ты влюбилась.
   И она тихо засмеялась.
   – В кого? – возмутилась Наташа. – Наши одноклассники все как на подбор придурки! Так и цепляются! А уж в этом году вообще! Да и за лето вымахали! Уже не парни, а настоящие мужики. Заметила?
   – Еще бы! Почти все стали выше нас на голову и басят! – весело ответила Ира. – Но твоя новая прическа имела успех!
   – Подумаешь! – пожала плечами Наташа, но заулыбалась.
   – Тебе правда очень идет! – уверенно проговорила Ира. – В Лондоне будешь иметь бешеный успех! – лукаво добавила она.
   – Где?! – изумилась Наташа. – Ты вообще о чем?
   Она сильно покраснела, ей показалось, что ее уши запылали, и она машинально прикрыла их прядями.
   – Прикинь, – торопливо и возбужденно заговорила Ира, – к нам сегодня с утра заявился какой-то мужик, важный, холеный, за километр видать, что богатый. Мать меня сразу во двор отправила, чтобы не мешала. Я там сидела, наверное, с час и изнывала от нетерпения. Наконец, мужик появился, мило мне улыбнулся, попрощался и вышел за ворота. Тут только я заметила, на какой он машине. В нашем переулке таких сроду не бывало! Когда он уехал, я ринулась домой. Мама сидела и улыбалась, правда, немного растерянно. Но учти, Наташка, все, что я тебе расскажу, пока секрет!
   – Не томи! – встряла та. – Что за дяденька?
   – Типа меценат! – отдышавшись, продолжила Ира. – Пришел к нам, так сказать, неофициально, предварительно переговорить…
   Наташа замерла. Мать Иры была завучем в их школе, и Наташа знала, что в данный момент та исполняет обязанности директора. У него в самом начале учебного года случился сердечный приступ, и он сейчас находился в больнице.
   – Вообще, меценат живет в Москве, но родом из этих мест и у него тут бизнес, – более спокойно продолжила Ира. – Ночной клуб на центральной площади его, насколько я поняла, хотя мать особо на эту тему не распространялась. Короче, суть в том, что он хочет спонсировать поезду в Лондон особо способных к языкам школьников… типа за свой счет… Вот такая у богача блажь!
   – Да что ты! – изумилась Наташа.
   Ее сердце начало бешено колотиться, она уже догадывалась, куда клонит подруга, но не смела верить своим предположениям. В школе с начала года бродили какие-то неясные слухи, что у них появился личный меценат, что отремонтированная спортивная площадка и новое оборудование для спортивного зала будто бы его рук дело.
   – В общем, я выпытала у матери, кто едет, – сказала Ира. – И ты в группе! Ты вон как вовремя углубилась в изучение английского, хотя до позапрошлого года тебя только волейбол интересовал!
   – А ты? – потерянным голосом спросила Наташа.
   Ира шумно вздохнула и опустила голову. Но ответ был ясен и так. Она, хоть и была дочкой завуча, училась на тройки, к тому же отличалась невероятной ленью. Если бы Ире не натягивали отметки, то она постоянно находилась бы в группе неуспевающих. Наташа это отлично знала.
   – Тебе тоже не мешало бы почувствовать вкус к учебе, – тихо произнесла она и взяла подругу за руку. – Или хотя бы к чтению. Нельзя же все свободное время посвящать сериалам и болтанию по улицам.
   – Ты прямо как моя мать! – проворчала Ира. – Ты же знаешь, что у меня нет ни к чему никаких способностей! Зато я красивая! – после паузы заметила она и начала улыбаться.
   Наташа глянула на нее. Ира и правда была прехорошенькой. Светлые густые волосы, чистая белая кожа, большие серые глаза, обаятельная улыбка и изящная фигура делали ее очень популярной в школе, парни наперебой ухаживали за ней. Тогда как умница Наташа, обладающая более приземленной внешностью, не так привлекала внимание поклонников. Она была для ребят скорее «своим парнем», они по-хорошему дружили с ней, но романтических отношений завязывать не спешили. Но пока ее это тревожило мало.
   – Да, ты красавица! – охотно согласилась Наташа. – Но ведь чем-то по жизни все равно придется заниматься!
   – Выйду замуж, только и всего! – беззаботно ответила Ира. – Деток нарожаю и заживу счастливо! Чего еще нужно-то?
   – Так ты ни в кого не влюбляешься! – засмеялась Наташа. – Хотя парни за тобой бегают!
   – А в кого тут влюбляться? – возмутилась та. – Ты сама все еще без парня!
   Девушки замолчали. Наташа погладила картинку на обложке. Ира глянула на книгу и пожала плечами.
   – Был бы такой, как Дориан! – тихо проговорила Наташа.
   – С ума сошла? – быстро ответила Ира. – Он же резко отрицательный герой! Только за удовольствиями и гонялся да всех предавал!
   – Я имею в виду его необычайную притягательность и красоту, – прошептала Наташа. – Просто я влюблена в этот образ!
   – Да, Бен Барнс офигенный красавчик! – мечтательно заметила Ира. – Если еще раз и смотреть этот фильм, то только из-за него! Но все равно мне больше нравится Роберт Паттинсон![2] Я «Сумерки» раз шесть пересматривала. Он просто супер! Скажи?
   – Симпатичный, – равнодушно ответила Наташа.
   Она хотела пояснить подруге, что имеет в виду вовсе не актера, играющего роль Дориана, а книжный персонаж, выписанный Уайльдом, но потом передумала. Ира не читала этот роман и вряд ли поняла бы ее до конца.
   – А вообще странно все, – задумчиво продолжила Наташа. – Я вот только что читала о Лондоне и словно сама оказалась в этом загадочном туманном городе… и тут такая новость!
   – И правда! – округлила глаза Ира. – Ох, что-то будет! И как же я тебе завидую!
   – Может, тебя тоже возьмут? – озабоченно проговорила Наташа. – Все ж твоя мама сейчас исполняет обязанности директора.
   – Что ты! Об этом и речи быть не может! Моя мать всегда была принципиальна до ужаса! Едут только победители олимпиад, насколько я поняла. И от нашей школы точно ты! Мать так мне и сказала, что видит лишь одну достойную кандидатуру – тебя! Но пока молчи об этом!
   Время до осенних каникул пролетело незаметно. В школе уже ни для кого не было секретом, что Наташа едет в Лондон в составе группы отличников. Многие ей завидовали, и у нее даже испортились из-за этого отношения с некоторыми ребятами. Но она мало обращала внимания на подобные вещи. Наташа всегда отличалась ровным спокойным характером, была дружелюбна ко всем, врагов у нее не имелось. И то, что ей так повезло, как считали многие ее подруги, воспринимала адекватно, так как точно знала: дело тут не в везении, а в ее трудолюбии. Ведь Наташа упорно занималась английским, свободно читала и говорила на нем. А в эти полтора месяца, оставшиеся до поездки, она почти все личное время отдавала занятиям, особенно ее волновал словарный запас, и она заучивала в день до пятидесяти новых слов. Она даже перестала гулять, и Ира была крайне недовольна, что видит подругу только в школе и по пути домой. Но в то же время прекрасно понимала: Наташа хочет не ударить в грязь лицом перед остальными участниками поездки. Девушки уже знали, что в группе всего шесть человек, по одному из каждой школы их городка.
   В одно из воскресений их собрали для инструктажа. Наташа шла на эту встречу с некоторым испугом. Она должна была состояться в актовом зале лицея, единственного в их городе. Наташа отлично знала, что это заведение платное и учатся там дети «сливок общества». Лицей считался самым престижным в их городе, и просто так туда было не попасть. Она прошла охрану у ворот и, немного оробев, двинулась к главному входу. Лицей занимал старинный двухэтажный отреставрированный особняк, и когда она поднималась по широкой лестнице к колоннам, то на миг ощутила себя как минимум графиней. Это переключило ее внимание, Наташа начала улыбаться, тем более она была в длинной шерстяной юбке, которую надела по настоянию отца. Белая блузка с маленьким английским бантиком у ворота, кожаный ремень, затягивающий ее талию, в сочетании с этой юбкой делали Наташу строже и взрослее, но отец считал, что она именно так должна выглядеть на такой важной встрече, чтобы произвести благоприятное впечатление. Она убрала непослушные волнистые пряди под широкий обруч, надела сапожки на каблуке, вместо рюкзачка взяла строгий черный клатч и чувствовала себя явно не в своей тарелке. Привычные джинсы, кроссовки, удобный свитерок – вот в чем она хотела пойти, но после кратких раздумий согласилась с отцом и оделась именно так.
   – Я только покурю, – раздался недовольный голос, и какой-то парень вышел из дверей.
   – Зачем ты при детях куришь? – быстро ответил мужчина, силуэт которого терялся в тени дверного проема. – Какой пример подаешь? Уже жалею, что взял тебя с собой! Глеб! Выброси сигарету и вернись в школу!
   – Good afternoon![3] – тихо проговорила Наташа, от растерянности перейдя на английский. – What’s up?[4] – добавила она, сама не понимая, что говорит.
   – Hi, same old[5], – невозмутимо ответил парень и улыбнулся, внимательно глядя на замершую Наташу. – Ты на русском-то говоришь? – усмехнувшись, добавил он.
   – Да! – окончательно растерялась она. – Ой, простите! Не знаю, что на меня нашло…
   – Здравствуйте! – сказал вышедший из дверей мужчина. – Вы на встречу, судя по вашему очень неплохому английскому? Уже входите в роль? В Лондоне у вас будет отличная возможность попрактиковаться! Кирилл Юрьевич, – представился он и протянул Наташе руку.
   Она назвала свое имя и зачем-то номер школы и робко ответила на его крепкое рукопожатие.
   – А это мой сын Глеб, – добавил он. – Едет с вами.
   Наташа зарделась и посмотрела на парня. Тот улыбался, вертя все еще не зажженную сигарету в пальцах. Она подумала, что ему лет восемнадцать, но, как оказалось, Глебу было всего шестнадцать. Свежее лицо, серые глаза, коротко подстриженные русые волосы сразу понравились Наташе, но вот выражение лица было несколько надменным, хотя его губы улыбались. И это отталкивало. Кирилл Юрьевич спокойно взял сигарету из пальцев сына и выбросил в урну. Глеб поморщился, но промолчал. Наташа смущалась все больше и просто не знала, как себя вести. Идти внутрь без своих новых знакомых казалось ей не совсем приличным, но и стоять с ними ей было некомфортно. На ее счастье, в ворота вошли парень и девушка и быстро приблизились к школе.
   – А вот и остальные! – сказал Кирилл Юрьевич. – Все в сборе! Можно начинать наше собрание.
   Актовый зал оказался большим. Наташа подумала, что, по всей видимости, прежние хозяева давали здесь балы. Она села на первый ряд с краю. Глеб, к ее удивлению, устроился рядом, небрежно развалившись на стуле и закинув ногу на ногу. Остальные пять человек заняли места произвольно.
   – Прошу всех сесть ближе! – пригласил Кирилл Юрьевич.
   Он стоял на сцене и доброжелательно смотрел на ребят. Наташа оглянулась. Несмотря на то, что их город маленький и школ в нем всего шесть, она никого не знала из присутствующих. Помимо нее в группе оказалась всего одна девушка, и это ее смутило. Тем более та держалась вместе с парнем, с которым они и пришли на встречу. Судя по всему, они отлично знали друг друга и были явно дружны.
   Кирилл Юрьевич начал рассказывать о предстоящей поездке, но Наташа никак не могла сосредоточиться. Сидящий рядом Глеб отвлекал ее. Он вдруг решил пообщаться с ней, задавал вопросы, при этом выглядел отсутствующим, словно разговаривал со стенкой. В конце концов, его отец не выдержал и сделал ему замечание. Наташа покраснела так, что уши запылали, однако Глеб остался невозмутимым, правда, разговаривать с ней перестал. Закончив речь, Кирилл Юрьевич пригласил его на сцену и представил. Оказалось, что Глеб едет как помощник руководителя группы. Именно эти полномочия возложил на него Кирилл Юрьевич.
   После того, как официальная часть закончилась, ребятам было предложено задавать вопросы. Оживленные участники кинулись на сцену и обступили Кирилла Юрьевича. Наташа встала и хотела последовать за остальными, но к ней подошел Глеб.
   – У тебя тоже есть вопросы? – удивленно спросил он. – Но с документами все менеджер будет решать, да и билеты он же закажет.
   – Но два дня в Москве, – тихо начала Наташа. – Кирилл Юрьевич не сказал, где мы жить будем.
   – Как где? – засмеялся Глеб. – В гостинице, конечно! Номера вам снимут, из аэропорта довезут и поселят. Отец и экскурсии уже вам заказал. Вернее, не он сам, а его сотрудник, который этой поездкой занимается.
   – Но ведь тебя же назначили помощником! – заметила Наташа.
   – И что? – весело засмеялся Глеб. – По-твоему, я и организационными вопросами должен заниматься? Хватит и того, что я еду с вами и буду приглядывать за наивными провинциалами непосредственно в Лондоне.
   – Не смешно, – сказала она и направилась к выходу из зала.
   Глеб догнал ее уже возле дверей и крепко ухватил за локоть.
   – Ты чего, обиделась? – удивленно поинтересовался он и развернул девушку к себе лицом. – Так это же просто шутка!
   – Нечего строить из себя взрослого и опытного! – ответила она и вырвала руку. – Тебе лет сколько?
   – В январе семнадцать будет, – сообщил Глеб. – Так что по-любому я тут старший! А ты, я смотрю, девица с норовом! Если все такие в группе, то трудно мне будет с вами.
   – Пошли? – раздалось рядом с ними.
   Наташа резко обернулась и увидела, что к ним приблизился улыбающийся Кирилл Юрьевич. Ребята все еще стояли на сцене и что-то оживленно обсуждали.
   – Вроде все обговорили, – продолжил он. – Пора по домам! Наташа, можем тебя подвезти.
   – Зачем? – смутилась она. – Город-то у нас за полчаса весь обойдешь. Я привыкла пешком.
   – Ну зачем же пешком, если есть машина? – весело ответил Кирилл Юрьевич и подхватил ее под руку. – Да, Глеб? – повернулся он к сыну.
   – Конечно! – кивнул тот.
   Наташа растерянно оглянулась на ребят, те перестали разговаривать и с любопытством наблюдали за ними. Но Глеб уже подхватил ее под другую руку, и ей ничего не оставалось, как идти с ними. Она все-таки хотела сбежать возле ворот, но вышедший из будки охранник чуть ли не кланялся, провожая «высоких» гостей, и ей пришлось улыбаться и идти вместе с мужчинами. Кирилл Юрьевич открыл машину, Глеб усадил Наташу на заднее сиденье и устроился рядом.
   – Куда тебя отвезти? – осведомился Кирилл Юрьевич и завел мотор.
   – Домой, – пискнула Наташа, ощущая невыносимое смущение от всего происходящего.
   Она вдруг представила, как вкатывает на их улицу в таком сопровождении и на такой машине, и содрогнулась. Погода была отличной, солнечной и для октября довольно теплой, и Наташа прекрасно знала, что в такой воскресный день почти все соседки будут сидеть на лавочках возле своих домов и внимательно наблюдать за жизнью улицы. Это было их законным и, пожалуй, единственным развлечением.
   И когда они подъехали к ее дому, то она сразу заметила, как перестали разговаривать и вытянули шеи в сторону машины три бабули, облюбовавшие лавочку напротив ее дома.
   – Вот мой дом, – хмуро сообщила она.
   – Этот? – уточнил Кирилл Юрьевич, замедляя движение. – Какие роскошные резные наличники! Заметил, Глебушка?
   – Это мой отец делает, – сказала Наташа и покраснела от удовольствия.
   – Да он у тебя настоящий мастер! – искренне похвалил Кирилл Юрьевич. – Рукастый какой! И со вкусом!
   – Мой папа этим зарабатывает на жизнь, – зачем-то сообщила она. – Он резчик по дереву.
   – В Москве он бы имел очень большие деньги, – заметил Глеб. – Сейчас ценится именно эксклюзив!
   – Спасибо, что подвезли, – торопливо проговорила она и поспешила выбраться из машины.
   Наташе хотелось, чтобы они как можно скорее уехали, так как бабули уже встали с лавочки и медленно двинулись в их сторону. Мало того, из-за поворота появилась компания ребят. Все они были отлично знакомы Наташе.
   – Я пошла! – быстро сказала она.
   Но Глеб зачем-то выбрался следом и остановился перед ней.
   – Натаха! – раздался звонкий голос из приближающейся компании.
   Ира выскочила вперед и махала рукой. Глеб мельком глянул на ребят и улыбнулся немного насмешливо.
   – Может, чаю предложишь? – поинтересовался он странным тоном.
   – Чаю? – окончательно растерялась она.
   Ребята в этот момент приблизились. Они вразнобой поздоровались. Парни сгруппировались возле машины и явно ее изучали, девушки сосредоточили свое внимание на Глебе.
   – Познакомишь, может? – игриво произнесла Ира и толкнула в бок замершую подругу.
   Наташа быстро представила Глеба и зачем-то Кирилла Юрьевича, который по-прежнему сидел в машине.
   – Так это вы увезете в Лондон мою любимую подружку? – кокетливо поинтересовалась Ира, не сводя глаз с Глеба.
   – И буду за ней приглядывать, – любезно ответил он. – А вас это чем-то не устраивает?
   Две девушки, стоящие рядом с Ирой, переглянулись и захихикали. Но Глеб не успел ответить, так как из калитки выглянул Андрей Викторович. Он с удивлением смотрел на машину.
   – А вот и мой папа, – с явным облегчением сказала Наташа. – Я пошла!
   Она чуть не добавила: «Концерт окончен», но вовремя сдержалась.
   – А чай? – настаивал Глеб.
   – В другой раз, – мягко проговорила она и улыбнулась выглянувшему из машины Кириллу Юрьевичу.
   – Поехали, сынок! – сказал он и кивнул Наташе.
   – Хорошо, – согласился тот. – Правда, я всегда мечтал посмотреть, как живут люди в глубинке, но вот Наташа отчего-то не хочет пригласить меня в гости.
   – Могу и я пригласить! – быстро произнесла Ира. – Я живу в соседнем доме!
   – Нет-нет, нам и правда пора, – отказался Глеб и сел в машину.
   Наташа направилась к калитке, Ира решительно двинулась за ней. Они вошли во двор.
   – Пап, это организаторы нашей поездки, – пояснила Наташа. – Решили вот подвезти меня до дома.
   – Здрасьте, дядя Андрей, – встряла Ира.
   – Привет! – ответил он. – Я так и понял, что это меценат. Надо было пригласить его, ты же утром ежевичный пирог испекла. К чаю самое то!
   – Ни к чему это, – хмуро заметила Наташа.
   – Ну-ну, – неопределенно сказал он. – Ладно, девочки, я пойду в мастерскую. Кое-что доделать нужно.
   – Они, кстати, восхищались твоими наличниками, – сообщила Наташа, начиная приходить в себя.
   – Приятно, – коротко ответил он и быстро двинулся в угол двора, где в сарайчике была оборудована мастерская.
   – Я хочу ежевичный пирог! – бодро заявила Ира.
   – Пошли! – бросила Наташа и направилась в дом.
   На крыльцо в этот момент выскочил мальчишка, это был Витя, ее младший брат.
   – Жених приезжал? – с придыханием спросил он, округляя глаза. – Я в окно смотрел. Вот это тачка!
   – И ты туда же! – начала сердиться Наташа. – Успокойся, не жених! Иди, гуляй! И к нам со своими глупостями лучше не суйся!
   Она обогнула Витю и вошла в дом. Ира следовала за ней.
   Когда девушки устроились на кухне, то Ира первым делом набросилась на пирог.
   – Хорошо, у меня конституция такая, – говорила она, не переставая жевать, – что я совсем не поправляюсь. Поэтому могу лопать всякие вкусности без ущерба для фигуры. А ты печешь так, что просто пальчики оближешь!
   – Да-да, – рассеянно ответила Наташа, глядя в окно.
   Подоконник был плотно уставлен горшками с геранью, она пышно цвела и закрывала вид на улицу. Но Наташа особо на картинке и не сосредотачивалась, она думала лишь о новом знакомом. Глеб произвел на нее впечатление, он был явно из другого мира, таких парней она только в кино видела и четко понимала разницу между ними. Она хоть и испытывала почти постоянное смущение во время встречи, но успела отметить и его манеры, правда, иногда неприятные своей явной высокомерностью, и то, как он одет, и стильную прическу, и тонкий аромат его парфюма. Наташа думала: ей необходимо срочно пересмотреть свой гардероб и решить, что она возьмет с собой в поездку. Возможно, придется что-то и купить, чтобы не выглядеть «наивной провинциалкой» в его глазах.
   – Ты о чем так глубоко задумалась? – вывел ее из размышлений голос Иры. – Или, может, о ком? Об этом Глебе?
   Наташа повернулась к подруге и улыбнулась.
   – Ишь щеки-то как разрумянились, – не унималась Ира. – Влюбилась?
   – Прекрати! – засмеялась Наташа. – Вообще-то я размышляю о том, что не мешало бы купить что-нибудь из одежды.
   – Точно! – воодушевилась Ира. – Пошли!
   Она вскочила, чмокнула Наташу в щеку, поблагодарила за угощение и ринулась в ее комнату. Она была небольшой и почти квадратной. Единственное окно затеняли кусты в палисаднике, и Наташа включила верхний свет. Она уселась на тахту, прикрытую стареньким потертым гобеленовым покрывалом, и подложила под спину думочку. Наташа отлично знала неугомонный нрав своей подруги и решила пока побыть в роли зрителя. Ира уже вытаскивала вешалки с одеждой из шкафа и внимательно изучала их.
   – Н-да, – бормотала она, – выбор невелик! Джинсы и еще раз джинсы! А ведь тебе необходимо все продумать! Куда вы будете выходить, на какие экскурсии… а вдруг в театр! Да тебе совершенно нечего надеть! А ведь это Лондон! Не какой-то Перепердуйск! Да еще и два дня в Москве… Ох, и завидую я тебе!
   Она бросила пересмотренную одежду на край тахты и уселась рядом с Наташей.
   – И такой парень с вами едет! – добавила она. – Других-то участников видела?
   – А как же! – кивнула Наташа. – Прикинь, девушек всего двое, включая меня. Остальные пацаны!
   – И как они? – с любопытством спросила Ира.
   – Обычные! Правда, я толком ни с кем не общалась. Глеб сразу сел рядом со мной.
   – Да что ты?! – чему-то обрадовалась Ира. – Запал на тебя, что ли? – после паузы предположила она.
   – Глупости! – отмахнулась Наташа. – Ты его видела? Он человек другого круга! Чем его может заинтересовать провинциальная девушка? Он вообще-то в Москве живет, да и папа у него что-то типа олигарха… правда, я точно не знаю… Они тут всего на пару дней, затем в Москву возвращаются.
   – Отец Глеба – классный мужик! – одобрительно заметила Ира. – И симпатичный какой! Жаль, даже из машины не вышел. Моя мать, кстати, от него в восторге. Он не только эту поездку организовал, но еще и какие-то деньги выделил на текущие нужды школы.
   – Господи! – с тоской проговорила Наташа. – Что мне взять с собой? Я уже в панике! Думала, обойдусь парой джинов, свитеров и футболок. У отца денег попросить? Но он и так приличную сумму дает мне с собой.
   – Может, чего из моих вещей возьмешь? – воодушевилась Ира. – Правда, я тебя стройнее и пониже, но мало ли! Айда ко мне! Устроим дефиле!
   Наташа глянула на нее с сомнением, затем перевела взгляд на кучу лежащих на тахте вещей и кивнула. Девушки вскочили и, оживленно переговариваясь, вышли из комнаты.

Глава вторая

   – Здравствуйте! – услышали ребята звонкий голос и замолчали.
   К ним через толпу спешила молодая подтянутая женщина. Несмотря на раннее утро, она была одета в элегантный светло-серый костюм, видневшийся между пол распахнутого почти белого пальто. Каблуки ее длинных сапог дробно стучали по перрону, легкий красный шарф развевался на ветерке, и это яркое пятно оживляло картинку и притягивало взгляд. К тому же утро было туманным и серым, начало ноября в Москве – очень теплым, воздух по этой причине – влажным. Правда, Наташа сразу отметила, какой он невкусный, ей даже захотелось задержать дыхание. Она поправила рюкзак на плечах и, не отрываясь, смотрела, как приближается женщина. Ее улыбка показалась ей искусственной.
   – Меня зовут Аделина Петровна, – представилась женщина, остановившись возле группы и окинув школьников внимательным взглядом. – Я буду заниматься вами все время поездки.
   Ребята назвали свои имена. У Наташи так и рвался с языка вопрос, а где Глеб, но она сдержалась. Аделина Петровна двинулась по перрону к выходу из вокзала, ребята держались чуть сзади. Они еще в поезде разбились на группы. Вторая девушка, ее звали Лена, держалась со своим приятелем Толиком, с которым она приходила в лицей. Оставшиеся трое парней мгновенно сдружились между собой, Наташа осталась в одиночестве. Но ее это мало смущало, она надеялась, что будет проводить время с Глебом. И когда его не оказалось на вокзале, огорчилась.
   Аделина Петровна направилась в метро, это удивило Наташу. Она решила, что их повезут до гостиницы на микроавтобусе.
   – Старайтесь не отходить от меня! – строго проговорила руководительница.
   Ребята замолчали и сгруппировались за ней. Наташа впервые оказалась и в метро, и в Москве, поэтому вертела головой во все стороны. Ей было все интересно: и вестибюль станции, и эскалатор, и вагон, в который они вошли, и люди, едущие по своим делам. Несмотря на раннее утро, народу в вагоне оказалось немало. Им даже сесть не удалось. Ребята что-то бурно обсуждали, Наташа стояла чуть в сторонке.
   – Ты как-то особняком, – раздалось возле ее уха.
   Она вздрогнула и повернулась. Аделина Петровна внимательно смотрела ей в глаза.
   – А где Глеб? – невпопад спросила Наташа, не ответив на ее замечание.
   – Глеб? – явно удивилась та. – Дома, наверное. А что?
   – Да так… – неопределенно ответила Наташа и слегка смутилась.
   – Ты его хорошо знаешь? – продолжила расспросы Аделина Петровна.
   – Вовсе нет, – торопливо поговорила Наташа. – Просто нам сказали, что он будет типа помощником… вашим, наверное. Вы экскурсовод?
   Аделина тихо рассмеялась.
   – Во-первых, я менеджер компании, и сопровождать вас в мои обязанности не входит. Кирилл Юрьевич попросил меня заняться вашей группой, отказать гендиректору я не могла, как ты понимаешь. Во-вторых, он предложил взять в помощники его сына. Глеб, я отдаю ему должное, взрослый не по годам и самостоятельный молодой человек, к тому же он свободно говорит на английском, так что я согласилась на его кандидатуру.
   – Значит, он все-таки едет? – сделала вывод Наташа, но постаралась скрыть свою радость.
   Она уже начала невольно подражать сдержанным манерам Аделины Петровны.
   – Конечно! – невозмутимо ответила та. – Почему бы ему и не воспользоваться возможностью побыть в Лондоне неделю и попрактиковаться в произношении. Хотя Глеб часто выезжает за границу.
   – Я так и поняла, – тихо произнесла Наташа и замолчала.
   Она узнала все, что хотела, разговаривать в таком шуме было неудобно, к тому же в этот момент освободилось место. Аделина Петровна тут же заняла его, откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза. И Наташа вздохнула с облегчением. Ее напрягало общение с руководительницей. Несмотря на прекрасные манеры, вежливость и любезность, та показалась ей насквозь фальшивой. К тому же, несмотря на сдержанность Аделины Петровны, нежелание возиться с провинциальными школьниками так и проскальзывало в ее поведении. Наташа рассмотрела ее холеное лицо, ровно покрытое тональным кремом, розовые румяна, безупречно лежащие на впалых щеках, длинные ресницы, чуть тронутые тушью, выщипанные изогнутые брови, чрезмерно пухлые, словно надутые, губы, поблескивающие розовым тоном, блестящие светлые волосы, тщательно уложенные, и сделала вывод, что Аделине как минимум лет тридцать и она немало времени проводит перед зеркалом и в салонах красоты.
   «Наверное, ее положение на фирме обязывает так выглядеть, – размышляла Наташа. – А может, она всегда так ходит! Если бы мне пришлось ни свет ни заря отправиться на вокзал, я бы точно надела джинсы и куртку. Но в ее гардеробе навряд ли имеются такие вещи. Интересно, замужем ли она…»
   Аделина Петровна в этот момент открыла глаза и посмотрела на Наташу. Та отвела взгляд и смутилась, словно подглядывала за чужой жизнью в замочную скважину.
   – Скажи ребятам, что на следующей остановке мы выходим, – произнесла Аделина Петровна.
   Наташа молча кивнула и начала протискиваться к товарищам, которые сгруппировались возле двери.
   Их заселили в дешевую гостиницу на окраине Москвы. Номера были двухместные. Лена очень хотела жить вместе со своим приятелем, но Аделина Петровна резко этому воспротивилась.
   – Наташа и Лена в один номер, – строго проговорила она, – а парни занимают два других. Все понятно? Устраивайтесь, отдыхайте. Через два часа у нас экскурсия.
   Наташа видела, что Лена крайне недовольна. Едва зайдя в номер, она кое-как побросала вещи в шкаф и упала на кровать.
   – И к чему такие условности? – раздраженно проговорила она, хмуро наблюдая, как Наташа распаковывает рюкзак. – У нас серьезные отношения! Мы встречаемся вот уже второй год!
   – Ты же видела, какая эта Аделина, – заметила Наташа, складывая вещи на полку в шкафу, – строгая и принципиальная.
   – Да зануда она! – с вызовом ответила Лена. – Вот увидишь, всю поездку нам испортит! Будет ныть: это нельзя, то запрещено, сюда не ходи, это не ешь! С ума мы с ней сойдем! А где, кстати, этот… твой Глеб? Вроде он должен с нами поехать!
   – Ничего он не мой, – покраснела Наташа. – Аделина сказала, что он приедет сразу в аэропорт.
   – И то верно! – ответила Лена уже более спокойным тоном. – Чего ему с нами по столице таскаться! Чего он тут не видел! Ой, а что это у тебя? – добавила она и приподнялась на локте.
   – Да так… – смутилась Наташа. – Рамка для фотки, это мой папа сделал.
   Она хотела спрятать вещицу в тумбочку, но Лена уже схватила ее. Это была искусно вырезанная прямоугольная рамочка со сложным, словно кружевным узором. То, что дерево было выкрашено в белый цвет, лишь усиливало сходство с кружевами. Отцу пришла фантазия сделать эту вещь в подарок Кириллу Юрьевичу, и он настоятельно просил Наташу передать, хотя она считала, что это совершенно излишне.
   – Прелесть какая! – восхитилась Лена. – Сувенир хочешь кому-нибудь подарить? Какому-нибудь юному английскому лорду? – добавила она и засмеялась.
   – С ума сошла? – с раздражением произнесла Наташа и взяла рамочку. – Это так… просто… Да и где я тебе лорда возьму? Думаешь, они там просто так по улицам разгуливают?
   – Понятия не имею! – ответила Лена. – Но вещь правда очень красивая! Сразу видно – эксклюзив! Твой папа просто гений! А я и не знала, что в нашем захудалом городишке такие мастера имеются!
   – Ничего он не захудалый! – обиделась Наташа. – Зачем ты так о родном городе?
   – Да надоел он мне до чертиков! – скривила губы Лена. – Я и языки-то только с одной целью начала изучать, чтобы поступить в универ в Нижнем и уехать! А тут еще эта поездка в Лондон! Вообще отлично! Попрактикуюсь! Хотя я намного лучше знаю немецкий.
   – Странно… – заметила Наташа и села на кровать.
   – А вот я пока не любила, – тихо сказала Наташа. – У меня и парня-то не было!
   Лена повернулась к ней, ее брови приподнялись.
   – Да ладно! Ты же симпатичная! Правда, одеваешься простовато! Но вполне в стиле нашего города. Слушай, ты деньги взяла на шопинг? Наверняка у нас будет время, чтобы походить по магазинам!
   – Взяла… немного, – растерянно ответила Наташа.
   Лена удивляла ее все больше. Вроде выросли в одном городе, были ровесницами, но ей уже казалось, что они с разных планет. У ее новой знакомой был любимый, и, судя по всему, отношения у них и правда серьезные, выглядела Лена старше своих пятнадцати, ей можно было дать и все шестнадцать, одета она была стильно – Наташа уже обратила внимание на ее вещи, – да и рассуждала она совсем как взрослая и самостоятельная.
   – А я думала, у тебя с этим Глебом шуры-муры, – после паузы заметила Лена.
   – С чего это? – изумилась Наташа.
   – Так вы как два голубка на встрече сидели! Уединились на первом ряду, ни с кем не общались, да и потом вместе уехали. Все ребята решили, что у тебя с ним любовь, а сама ты задавака!
   – Глупости какие! Я его впервые видела! – торопливо ответила Наташа. – Сама не знаю, чего он ко мне прицепился. Да и потом они настояли, чтобы меня домой отвезти!
   – А может, ты ему понравилась? – предположила Лена и широко улыбнулась. – Ты это, подруга, давай не теряйся! Глеб жених завидный! Богатый, да еще и москвич! Если зацепишь такого парня, то в шоколаде будешь, точно! И из нашего городишки уедешь!
   – Никого я не собираюсь цеплять! – раздраженно заметила Наташа.
   В этот момент в дверь тихо постучали, она приоткрылась, и показалась голова Толика.
   – Заходи! – обрадовалась Лена и вскочила. – Как вы там? Устроились?
   Толик глянул на молчащую Наташу, затем робко вошел.
   – Садись! – пригласила Лена и похлопала по кровати рядом с собой.
   Наташа встала и вышла из номера.
   Она была в смятении, ситуация казалась ей очень неприятной, хотя она понимала, что у этой парочки любовь и они всегда будут стремиться остаться наедине. Но получалось, что во время всей поездки Наташа будет им постоянно мешать.
   «И что они только нашли общего? – размышляла она, медленно идя по коридору. – На вид совершенно разные люди!»
   Лена была миниатюрной брюнеткой с тонкими чертами лица, а Толик веснушчатым простоватым шатеном с круглыми, постоянно румяными щеками. И Наташе казалось, что даже внешне они совсем не пара.
   «Любовь! – думала она, подходя к окну в конце коридора. – И правда, она слепа, как писал Шекспир в своих сонетах. Вот так и я когда-нибудь влюблюсь, потеряю голову и перестану адекватно оценивать своего избранника. Ужас какой! Вот если бы можно было любить, но оставаться зоркой и с холодным сердцем. Но ведь это невозможно в принципе!»
   – Ты чего тут стоишь? – раздался голос позади нее.
   От неожиданности она вздрогнула и резко повернулась. Глеб улыбался и смотрел на нее приветливо.
   – Hi…[7] – растерянно начала она, смутилась и замолчала.
   – Привет, привет, – засмеялся он. – Ты, видимо, от волнения всегда на английский переходишь. Милая привычка!
   – Ты едешь с нами на экскурсию? – стараясь говорить спокойно, спросила Наташа.
   – Адельку срочно вызвали в офис, какие-то важные переговоры, и, видишь ли, без ее присутствия ну никак не обойтись. Она слезно попросила меня заняться вами.
   – Аделина Петровна, ты имеешь в виду, – поправила его Наташа и нахмурилась.
   – Ну да! – заулыбался Глеб. – Кто ж еще!
   – Вижу, тебе не очень-то и охота ехать с нами, – тихо заметила она.
   – В точку! – кивнул он. – Но она заявила, мне будет полезно познакомиться с группой получше. А я и без нее знаю, что мне полезно, а что нет. Лучше бы выспался как следует. А то пришлось ни свет ни заря ехать в этот медвежий угол! – Глеб презрительно скривился. – Отец мог бы поселить вас в более цивильное место, а то выбрал бог знает что!
   – Почему? – искренне удивилась Наташа. – Очень миленькая гостиница, да и чистенькая. У нас в номере так уютно! Даже цветочки в вазе стоят, а кровати застелены красивыми разноцветными покрывалами.
   Наташа вдруг вспомнила о рамочке и подумала, что сейчас самый удачный момент, чтобы отдать ее Глебу. Ну не в Лондоне же это делать! Но она не знала, прилично ли приглашать молодого человека к себе в номер. Однако Глеб облегчил ей задачу.
   – Пошли, покажешь мне эти ваши красивые покрывала! – со смехом заметил он и, не дожидаясь ее ответа, двинулся в глубь коридора.
   – Пятьдесят восьмой, – торопливо сообщила Наташа и тут же прикусила язык.
   Она вспомнила, что в номере Толик, и постаралась обогнать Глеба, чтобы предупредить ребят. Но он шагал размашисто. И вот он уже распахнул двери и вошел внутрь. Раздался приглушенный вскрик. Наташа ринулась следом. На кровати сидели раскрасневшиеся ребята, Лена торопливо застегивала блузку. Толик замер, сжавшись, и моргал глазами, как испуганная птица.
   – Это что такое?! – грозно спросил Глеб и остановился напротив кровати.
   – Ничего, – с вызовом ответила Лена и поправила растрепавшиеся волосы.
   Она укоризненно посмотрела на Наташу, выглядывающую из-за плеча Глеба.
   – Я вижу! – продолжил он. – Чтобы никаких амуров во время поездки! Только этого мне не хватало!
   Толик не стал пускаться в объяснения, вскочил и убежал.
   – Кончай из себя начальника строить! – грубовато ответила Лена. – У нас старшей Аделина, но что-то я ее здесь не вижу!
   – Значит, так, – строго произнес Глеб, – чтобы через пятнадцать минут собрались в вестибюле. Я повезу вас на запланированную экскурсию. Предупредите всех.
   Он глянул на притихшую Наташу и вышел из номера. Лена вскочила и плотно закрыла за ним дверь, затем развернулась к Наташе.
   – Что это было? – зло спросила она.
   – Слушай, я тут совершенно ни при чем! – начала оправдываться та. – Глеб появился внезапно, я в коридоре стояла, в окно смотрела. А тут он! И потом помчался в номер, как спринтер! Его и не догонишь! Вон ноги какие длинные! А я ничего про вас и не говорила! Да когда бы я успела!
   – Понятно! – более спокойным тоном проговорила Лена. – Впредь двери запирать буду! Сама виновата! Но кто ж знал!
   – Да ладно, вы же ничего такого не делали! – заметила Наташа.
   – Вот именно! Всего лишь целовались! А это законом не запрещено! – улыбнулась она. – А этот твой Глеб… какой темпераментный! Ишь, как глазами сверкал!
   – Ничего он не мой! – ответила Наташа и открыла шкаф. – Давай собираться!
   – Пойду ребят предупрежу, – озабоченно поговорила Лена. – А то они, поди, спать завалились. В поезде-то всю ночь болтали, глаз не сомкнули.
   Когда ребята спустились в вестибюль, Глеб сидел в кресле и читал какой-то журнал.
   Его лицо выглядело хмурым, губы были сжаты. Казалось, он не читает, а обдумывает какой-то неприятный вопрос. Увидев ребят, он бросил журнал на столик и встал. Они вразнобой поздоровались. Он окинул их внимательным взглядом и сухо сказал, что если кто-то потеряется на улицах, то искать специально его не будут, поэтому лучше не отставать и без спроса никуда не уходить. На его лице ясно читалось нежелание проводить экскурсию, он с трудом сдерживал раздражение. Притихшие ребята двинулись за ним. Парни держались вместе, Лена прильнула к Толику, Глеб своей размашистой походкой шел впереди, а Наташа снова была словно особняком. Она плелась позади группы, ее настроение начало портиться. Район, где находилась их гостиница, был спальным, дома стояли ровными рядами и были похожи один на другой, как близнецы. Особых красот Наташа здесь не видела, к тому же ее раздражала толпа спешащих по своим делам людей. После их тихого маленького и казавшегося малолюдным городка утреннее оживление на московских улицах виделось ей настоящим столпотворением.
   Возле входа в метро Глеб остановился и хмуро посмотрел на целую реку сограждан, исчезающих в переходе.
   – Нет, это никуда не годится! – раздраженно проговорил он. – Рабочий день, и мы попали в самый час пик! И как я с вами протиснусь в вагон?
   – А как ты сюда-то добрался? – спросил один из парней.
   – На такси, конечно! – хмыкнул Глеб и опустил голову, явно что-то обдумывая. – А вообще, почему я должен мучиться! – пробормотал он. – Пусть отец все оплачивает, удобство прежде всего! Ждите здесь! – бросил он и отправился к шоссе.
   – Он что, такси для нас наймет? – засмеялась Лена. – Это же жутко дорого!
   – Ты же слышала, что Кирилл Юрьевич за все заплатит, – весело заметил Толик.
   И правда, Глеб быстро нашел двух частников и договорился с ними. Он усадил ребят в машины, сам устроился в головной, и они поехали. Ребят поразили пробки на дороге. Они были наслышаны о забитых московских трассах, но даже и представить не могли, как это выглядит в реальности. Наташа сидела в машине, где ехал Глеб, и слышала, как он обсуждал с водителем «все это безобразие».
   – На метро было бы проще! – добавил он, когда они встали в очередной раз, и повернулся к ребятам.
   – Долго нам ехать? – робко спросила Наташа, глядя в его серые глаза.
   – Да часа два! – ответил он и ободряюще ей улыбнулся.
   – Если не три! – встрял водитель.
   – Ужас какой! – вздохнул Толик. – И как вы тут живете?
   – Привыкли! – спокойно произнес водитель.
   – И зачем к плохому привыкать? – заметила Лена.
   – Стиль жизни, – после паузы сказал Глеб. – Видите, параллельно с нами едет черный «мерс»?
   – Крутая тачка! – вздохнул Толик.
   – И водила там ничего! – добавила Лена. – Крутой мужик!
   – Наверняка какой-нибудь топ-менеджер в крупной компании, – сказал Глеб, – имеет загородный дом, живет там, на работу ездит на машине…
   – И что, вот так каждый день туда – назад? – ужаснулась Лена. – Да пропади оно пропадом!
   – Говорю же, стиль жизни! – засмеялся Глеб. – Знаете, – повернулся он к водителю, – пожалуй, высадите нас возле этого метро. Мы так в центр полдня будем ехать, на метро все ж быстрее!
   – И то верно! – согласился водитель.
   Они посетили два музея, Исторический[8] на Красной площади и изобразительных искусств[9] на Волхонке. Когда вышли на улицу, у Наташи даже немного кружилась голова от переутомления. Слишком много было информации и новых впечатлений. Она устала так, словно отсидела в школе семь уроков подряд. Ребята тоже выглядели вялыми. Глеб окинул группу задумчивым взглядом, затем посмотрел на часы.
   – Наверное, хотите просто погулять по Москве? – поинтересовался он.
   – Вообще-то и пообедать уже не мешало бы, – хмуро заметил один из парней.
   – Мечтаете о Макдоналдсе? – рассмеялся Глеб.
   – А как же! – оживились ребята. – В нашем городке такого и близко нет!
   – Думаете, так уж там вкусно? – продолжил Глеб. – Одна нездоровая пища! Ничего хорошего.
   – Тебе-то, конечно, ничего хорошего! – с обидой заявила Лена. – А мы вот только в кино да по телику видим подобные рестораны.
   – Рестораны? – отчего-то развеселился Глеб. – Да это просто забегаловка, обычный фастфуд. Хотя чего я тут с вами спорю? Вы помните, возле какого метро ваша гостиница?
   – Еще бы! Не маленькие, – вразнобой ответили ребята.
   – В общем, у вас свободное время, что хотите, то и делайте, – решил Глеб. – Что я вам, нянька, что ли? Нагуляетесь и возвращайтесь в гостиницу самостоятельно. А завтра вами Аделина займется.
   – Ты нас вот так просто отпустишь? – обрадовались ребята и даже захлопали в ладоши.
   – А вы меня не выдавайте! – усмехнулся Глеб. – Сейчас почти четыре… постарайтесь приехать в гостиницу не позже девяти вечера. О’кей?
   – Обещаем! – дружно ответили они.
   – Ну, мы пошли! – быстро проговорила Лена, подхватила Толика под руку и двинулась влево от музея.
   Наташа даже слова не успела сказать. Она растерянно посмотрела вслед удаляющейся парочке, затем повернулась к оставшимся ребятам, но те уже шли в сторону видневшегося за низкими домами храма Христа Спасителя.
   – Вот это друзья у тебя! – засмеялся Глеб. – Бросили девушку одну посреди Москвы и смылись!
   – Да какие они мне друзья! – со вздохом ответила Наташа. – Мы же все в разных школах, я из них вообще никого не знаю. Вот с Леной в одной комнате поселили. Так я даже толком и пообщаться не успела. К тому же ты сам видишь, у нее любовь! Ей не до новых подружек!
   

notes

Примечания

1

2

3

4

5

6

7

8

9

1 комментарий  

0
Книжный наркоман

Прикольная книга я так хочу купить все части!

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →