Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Крокодилы глотают камни, чтобы глубже нырнуть

Еще   [X]

 0 

Талисман полнолуния (Лазарева Ярослава)

Лилину поездку в Нью-Йорк сложно назвать спокойной, а виной всему ревнивая красавица-модель Злата, которая буквально не дает им с Владом проходу, пытаясь устранить соперницу любой ценой. К тому же за Лилей снова охотится Вой – полуоборотень-полувампир. Именно он когда-то в тайге напал на нее, но тут же исчез, едва ей на помощь пришел Влад.

Год издания: 2011

Цена: 59.9 руб.



С книгой «Талисман полнолуния» также читают:

Предпросмотр книги «Талисман полнолуния»

Талисман полнолуния

   Лилину поездку в Нью-Йорк сложно назвать спокойной, а виной всему ревнивая красавица-модель Злата, которая буквально не дает им с Владом проходу, пытаясь устранить соперницу любой ценой. К тому же за Лилей снова охотится Вой – полуоборотень-полувампир. Именно он когда-то в тайге напал на нее, но тут же исчез, едва ей на помощь пришел Влад.
   Вой одержим идеей обратить Лилю в такое же существо, как он сам, а затем сделать своей женой. День за днем выслеживая девушку в каменных джунглях мегаполиса, он наконец находит способ осуществить задуманное…


Ярослава Лазарева Талисман полнолуния

Часть I
Ревность Златы

   Что свет луны проводит по воде,
   И в жидком серебре я осторожно
   Иду, луною ослеплен, – к тебе.
   Но погружаюсь, вдруг поняв одно –
   Под серебром любви чернеет дно…
Григорий Грег[1]
   Мы прилетели в аэропорт Кеннеди около половины третьего дня. И хотя перелет длился почти десять часов, я чувствовала себя отлично. И конечно, причиной моего замечательного физического и душевного состояния являлся Влад. Мы сидели рядышком. Вначале он спал, прислонившись головой к моему плечу, а я грезила наяву. Моя жизнь настолько резко изменилась, что я все еще не могла до конца поверить в реальность происходящего. Влад! Буквально за месяц он стал для меня всем. Любила ли я его по-настоящему? Снова и снова задавая себе это вопрос, я смотрела на его опущенные черные ресницы, четкие брови, разрумянившиеся во сне щеки, прямой нос со словно обрезанным кончиком, яркие, красиво очерченные губы. Роскошные пепельно-русые слегка волнистые волосы были забраны в хвост. Я разглядывала его удивительно красивое лицо и мечтала, когда Влад проснется, заглянуть в его медово-карие глаза и в который раз утонуть в их золотистой глубине. Он любил меня. В этом я не сомневалась. Любил вот уже целый год, хотя я узнала об этом всего пару месяцев назад. Весь год до нашей встречи мне снились его удивительные глаза. Это и тревожило, и возбуждало мою фантазию. Я не могла понять, что происходит, но парень, постоянно являющийся мне во сне, стал неотъемлемой частью моей жизни. Это была тайна, которая заставляла учащенно биться сердце и безудержно мечтать.
   Живу я в Благовещенске, учусь в БТФК[2]. Сейчас перешла на второй курс. Я всегда считала себя обычной девушкой, и все в моей жизни было просто, понятно и предопределено. Так, по крайней мере, я думала до встречи с Владом. Я знала, что, закончив техникум, пойду работать. Специализацией я выбрала восточные единоборства, потому что с девяти лет ходила в секцию ушу, а конкретно тайцзицюань. И мне очень нравились занятия. Я подумывала о должности инструктора в фитнес-клубе. Выпускников нашего техникума с удовольствием брали на подобную работу. Но меня устроила бы и секция ушу для детей. Конечно, я периодически думала о будущем браке. Хотелось встретить парня, с которым я связала бы свою жизнь раз и навсегда. Любая девчонка мечтает о таком. К тому же я из полной семьи, и у меня есть перед глазами пример. Родители живут в браке довольно мирно. Бывали и у них тяжелые времена, но их союз это не разрушило. Есть у меня старший брат Антон, ему сейчас 24 года. Он тоже женат, и удачно.
   И все в моей жизни было бы хорошо, если бы не одно происшествие. Каждое лето я отдыхаю в деревне у бабушки. От Благовещенска это довольно далеко, почти в ста километрах. Деревня заброшена, живут в ней одни старики, но мне там всегда очень нравилось. Во-первых, все лето я предоставлена сама себе, бабушка в силу преклонного возраста за мной не следит и особо в мою жизнь не вникает, во-вторых, деревня расположена в прекрасном месте: с одной стороны тайга, с другой – большое озеро с чистой водой, в котором купаться в жаркие дни – одно удовольствие. Я полюбила долгие велосипедные прогулки, моим неизменным попутчиком являлся пес Урай. Но однажды, когда я забралась на запретную территорию, – возле нашей деревни имеется и такое, – на меня напал самый настоящий монстр. Я слышала рассказы о том, что в эту часть тайги обычным людям вход заказан, но, конечно, всерьез не воспринимала. Местные жители были уверены, что эта территория принадлежит оборотням, людям-рысям. Именно на нее я тогда и вторглась. Но монстр, напавший на меня, совсем не походил на рысь. Это было мерзкое существо, какая-то смесь огромной летучей мыши и собаки. Когда оно опустилось передо мной, его крылья исчезли и передо мной оказался страшный мертвенно-бледный мужчина. Он бросился на меня, раскрыв пасть и обнажив клыки. Меня ждала или неминуемая смерть или, что еще хуже, превращение в самку летучих псов, а именно так назывались эти существа. Но меня спас Влад. Если бы не он!.. Храбрый, сильный, мужественный парень… рысь. Он бросился на монстра и прогнал его прочь, хотя тот уже впился зубами в мою шею. А затем Влад перенес меня в хранилище Багровой Жемчужины – реликвии племени людей-рысей. Она меня и вылечила. Да, Влад – оборотень, человек-рысь. Он принадлежит к племени славов, так они себя называют в честь своего прародителя князя Изяслава. Но когда я очнулась, то совершенно ничего не помнила. Хранитель Жемчужины по имени Венцеслав назвался отшельником, придумал правдоподобную историю, что будто бы нашел меня в лесу и перенес сюда, что после падения с велосипеда я впала в кому и он за мной ухаживал. Закончив рассказ, он объяснил мне, как добраться до деревни. Больше ничего выяснять я не стала и быстро уехала, напуганная всем произошедшим. И так бы это событие и забылось, если бы не удивительные сны, в которых я видела прекрасного незнакомца. Кроме того, у меня появились странные способности – я стала намного острее слышать и у меня многократно усилилось обоняние. Но я все это приписала моему пребыванию в коме. И вот однажды я увидела незнакомца из моих снов на афише в торговом центре. Я буквально не верила своим глазам. Однако ошибиться не могла. Афиша сообщала, что в Благовещенск на гастроли приезжает гимнастическое шоу. Помимо моего прекрасного незнакомца из снов на афише было еще двое не менее прекрасных молодых людей, которые сильно на него походили. Как выяснилось позже, это были три брата – Станислав, Ростислав и Владислав. И все они – люди-рыси. И вот я вместе с братьями прилетела в Нью-Йорк. У них здесь должно состоятся несколько выступлений, и Влад уговорил меня составить им компанию. Тем более сейчас август, и я пока на каникулах.
   Когда мы встретились, Влад все мне объяснил: он заметил в тайге летуна, так сокращенно называют представителей Ордена летучих псов, и вмешался, когда тот на меня напал. Но главное, Влад сразу полюбил меня. Он говорил, что это произошло помимо его воли, при первом же взгляде на меня его сердце заполнило сильное и неконтролируемое чувство. Однако Венцеслав, не предупредив Влада, отпустил меня, не выяснив, ни как меня зовут, ни откуда я пришла в тайгу. И на то были свои причины. Оказалось, что славам категорически запрещено вступать в отношения с обычными людьми. И Венцеслав отправил меня восвояси от греха подальше. Как потом рассказал мне Влад, он обезумел от отчаяния, пытался меня искать, но безрезультатно. И когда я сама пришла на их шоу и он меня увидел, то чуть с ума не сошел от радости, ведь весь год он не мог забыть меня, его чувство только крепло. И вот мы были вместе. За год, пока я видела его во сне, не зная, ни как его зовут, ни кто он, я настолько привыкла к его лицу, так очаровалась его красотой, что мое сердце таяло при одной мысли о нем. И когда я увидела его наяву, то реальный Влад произвел на меня не менее сильное впечатление. Нежность переполняла меня, обреченность наших отношений – а я уже знала, насколько опасно обычным людям любить славов, – придавала моему чувству остроту. Я дня не могла прожить без Влада и даже думать не хотела, что когда-то придется расстаться. Однако я постоянно спрашивала себя, что на самом деле чувствую к этому парню. Влад спас мне жизнь, и меня переполняла благодарность. Я восхищалась его красотой, и затаенное ощущение опасности – ведь он был рысью – будоражило. В то же время мне льстило, что хищный, по сути, зверь укрощен и в моем присутствии превращается в ласкового котенка. Физическая близость вызывала сильнейшее чувство привязанности, меня тянуло к нему как магнитом. Но что это было? Неужели вся эта смесь разноречивых чувств и есть любовь? Я никак не могла ответить на этот вопрос. Я понимала, что сейчас лучше отпустить ситуацию и со временем все само встанет на свои места. Но такая уж у меня натура – я должна все проанализировать, иметь точное представление, что со мною происходит, только тогда в душе наступает гармония. Но пока я мучилась и без конца спрашивала себя: люблю ли я? А вот Влад был уверен в своем чувстве. Он неоднократно говорил мне об этом и всячески давал понять своими поступками. И это было приятно. На поездку я согласилась не сразу. И одной из причин было то, что я хотела до конца в себе разобраться. А для этого лучше проводить с Владом как можно больше времени, так я решила.
   Когда мы вышли из аэропорта, я огляделась. Я думала, что нас непременно встретит Злата, она тоже принадлежала к племени славов и являлась для меня одним из главных раздражающих факторов. Ее ненормальная страсть к Владу, ее дикая ревность мешали жить и ему и всем девушкам, делавшим лишь попытку с ним познакомиться. На мое счастье, ревнивица не могла постоянно присутствовать в его жизни, так как работала моделью, и весьма успешно. Восемнадцатилетняя Злата была высокой, почти метр восемьдесят, стройной, грациозной, с раскосыми зелеными глазами и угольно-черными длинными волосами. Меня, кстати, при первом знакомстве удивил цвет ее волос, так как все славы от рождения имеют русые волосы и светлые глаза. Но Влад объяснил мне, что Злата, решив стать моделью, первым делом выкрасила волосы, что придало ее внешности эффектность и легкую стервозность. С шестнадцати лет она постоянно работает на подиуме. Золотую рысь, так ее прозвали, знали все ведущие модельеры и на кастингах отдавали ей предпочтение. Злата предпочитала жить в Нью-Йорке, где снимала квартиру на Мэдисон-авеню. И я боялась, что братья поселятся у нее, чего мне совершенно не хотелось. Они уверенно прошли к стоянке такси. Когда они погрузили багаж в машину, Стас с любопытством посмотрел на нас.
   – Как видите, машина битком, – сказал он.
   – Видим, – невозмутимо улыбнулся Влад.
   – Предлагаю вам поехать на другой, – продолжил Стас.
   – Тем более, насколько я знаю, – встрял Рос, – вы не хотите жить в одной квартире с нами.
   – А вы куда сейчас? – поинтересовалась я.
   – На Парк-авеню, – сообщил Стас. – Злата сняла нам жилье.
   – А где это? – нахмурилась я.
   – Эта улица идет параллельно Мэдисон, кварталом восточнее, так что Злата поселила нас неподалеку от себя.
   – О нет! – пробормотала я и глянула на Влада.
   – Конечно, нет! – мягко улыбнулся он. – Я знал, что тебя такой вариант не устроит, поэтому позаботился обо всем заранее. Мы будем жить в гостинице «Ирокез». Номер я забронировал.
   – Ирокез?! – расхохоталась я. – Забавно!
   – Ну да! – кивнул Влад. – В честь одного из индейских племен, которое сами же завоеватели и истребили практически полностью.
   – А сейчас вот гостиницы в их честь называют, – хмуро добавил Рос.
   – А где она находится? – уточнила я.
   – На сорок четвертой улице, – ответил Влад.
   – Надеюсь, это далеко от Мэдисон-авеню, – тихо заметила я.
   – Не настолько! Пешком можно дойти, – сказал Стас. – Ну что, поехали? Влад, будь на связи! Не забывай, сегодня нужно приехать за час до начала, а лучше за полтора. Площадка нам незнакома!
   – Хорошо! – кивнул он и усадил меня в такси.
   Я махнула братьям рукой. Они улыбнулись и забрались в свою машину.
   – Злата уже ждет нас на месте, – тихо сказал он, устраиваясь рядом со мной на заднем сиденье. – То-то для нее будет сюрприз, когда приедут только Стас и Рос. Думаю, они смогут внятно ей объяснить, почему я решил поселиться отдельно.
   – Интересно, где сейчас Илья, – задумчиво проговорила я.
   Влад внимательно на меня глянул.
   Илья – мой бывший парень. Я рассталась с ним почти год назад. Однако так получилось, что сейчас он находится в Нью-Йорке в компании Златы. Илья как две капли воды похож на киногероя Василия Степанова. И Злата, когда находилась в Благовещенске и преследовала меня, случайно его увидела в нашем торговом центре. Уж не знаю, каким путем она узнала, что Илья мой бывший молодой человек, но в ее голове тут же родился хитроумный план. Она познакомилась с ним, пообещала, что с такой внешностью его ждет головокружительная карьера модели, и пригласила в Нью-Йорк. Она же сделала и приглашение не только для него, но и для меня. Как Илья мне объяснил, по контракту Злата не должна появляться в компании с молодыми людьми, поэтому для отвода глаз ему необходимо приехать с девушкой. Мне все это показалось полным бредом, но вот Илья поверил и настойчиво приглашал меня поехать с ним. На тот момент я была не готова и отказалась. К тому же совсем не хотела оказаться в компании Златы в Америке. Но потом обстоятельства изменились. И сейчас я прилетела вместе с Владом. Для Златы такое развитие событий должно явиться сильнейшим шоком, и ее реакцию даже трудно представить. Но, как правильно заметил Влад, рано или поздно Злата узнает о наших с ним отношениях. Так что скрываться от нее бесполезно.
   Когда мы приехали в отель, выяснилось, что Влад заранее забронировал для нас роскошный номер для новобрачных. Меня это смутило, но в то же время его внимание было необычайно приятно. Номер был с огромной спальней. Круглая кровать усыпана лепестками белых и розовых роз. Везде стояли дизайнерские букеты. Общий тон интерьера был тоже бело-розовым, и это придавало обстановке номера воздушность. Я быстро разобрала вещи и отправилась в ванную. Увидев, что она облицована серо-розовой плиткой под мрамор, а полотенца и халаты белые и розовые, я не удивилась. И здесь стояли изысканные букетики живых цветов. Забравшись под душ, я подняла голову и закрыла глаза, наслаждаясь прохладными струями, бьющими по лицу и стекающими по телу. И когда сильные руки обхватили меня, вздрогнула, но тут же рассмеялась, отбиваясь от Влада. Его обнаженное тело крепко прижималось к моему, он не хотел выпускать меня из объятий. Его губы скользили по моей шее, груди. И скоро желание вспыхнуло с такой силой, что я больше не могла сопротивляться.
   Когда мы вышли из ванной, то удивились, что уже прошло так много времени. А мы и не заметили. Влад нахмурился, но его лицо тут же разгладилось. Он тряхнул влажными волосами, глянул на меня. Я плотнее запахнула халат. Заниматься любовью уже просто не было времени, а я именно так истолковала его взгляд.
   – Во сколько тебе нужно быть в клубе? – поинтересовалась я.
   – У нас ночное выступление, – сообщил он. – Начало в одиннадцать, так что подойду к десяти, хотя Стас хотел, чтобы еще раньше. Это не клуб, а небольшой театр на Бродвее, сцена нам незнакома, мы там ни разу не выступали. Но сегодня хотим запуститься с новой программой. Ты ее не видела. Своего рода фантазия на тему так любимого американцами мюзикла «Кошки». Упор на танцевальные движения, на пластику, а не на акробатику. То есть высоких и затяжных прыжков будет меньше. И мне такая программа кажется легче в исполнении. Ну сама все увидишь!
   – Если честно, – после паузы сказала я, – мне хотелось бы остаться в номере.
   Влад уселся в кресло и потянул меня к себе. Я опустилась к нему на колени и обняла за шею, заглядывая в глаза. Они были прозрачны и мягко сияли золотисто-медовым светом. Я вдруг вспомнила, как на его радужке иногда появлялись картинки, и с любопытством вгляделась. Но глаза его оставались незамутненными. Влад как-то объяснил мне, что у всех рысей имеется врожденная особенность – они могут транслировать свои мысли на радужку глаз, словно показывать кино. И с раннего детства их учат контролировать это умение. Но Влад несколько раз не смог при мне с этим справиться, и я видела картины его воспоминаний. Он решил, что от любви настолько теряет голову в моем присутствии, что совершенно не владеет собой. И всячески старался обрести контроль. И видимо, ему это удалось. Радужка глаз выглядела вполне обычно.
   – Что ты там такое заметила? – с беспокойством спросил Влад и улыбнулся немного беспомощно.
   – Ничего, – мягко ответила я. – Не волнуйся, у тебя все под контролем!
   – Не все! – прошептал он и запустил руки под мой халат.
   Мне стало щекотно от прохлады его пальцев, я поежилась и рассмеялась.
   В этот момент раздался звонок. Влад не отрывался от моих губ. Звонок повторился. Он потянулся к столику и снял трубку телефона. Мой суперслух тут же включился. Звонили с ресепшн.
   – Простите, к вам посетитель, – услышали мы и переглянулись с недоумением.
   – Но мы никого не ждем, – ответил Влад.
   – Я все равно пройду! – раздался в трубке звенящий женский голос.
   – Злата! – одновременно воскликнули мы и вскочили.
   Да, для этой девушки преград не существовало. И в этом я уже могла убедиться не раз. Она однажды даже забралась ко мне в комнату через открытое окно, так жаждала поговорить.
   – Сейчас будет здесь, – констатировал Влад. – От нее не скроешься.
   Он скинул халат и натянул джинсы и футболку. Я последовала его примеру и тоже переоделась. Машинально выбрала короткое ярко-красное платье. Зачем-то обула черные лодочки на высоченной шпильке. Тщательно зачесала назад влажные волосы. Злата уже стучала в дверь, причем мне показалось, что она бьет ногой. Влад пошел открывать, а я уселась в гостиной на высокий стул, выпрямив спину и закинув ногу на ногу, и приняла невозмутимый вид. Я решила ни в какие пререкания не вступать и сохранять полное спокойствие.
   Злата влетела в гостиную. Влад шел за ней. Увидев меня, она остановилась. Ее забранные в высокий хвост черные волосы, густо подкрашенные раскосые ярко-зеленые глаза, яркие пухлые губы выглядели, как всегда, эффектно. Если бы не выражение лютой ненависти, совершенно исказившее ее красивое лицо. Злата была с ног до головы затянута в черный латексный комбинезон, низко расстегнутая молния практически обнажала ее упругую грудь, широкий ремень туго затягивал и без того тонкую талию, высоченные шпильки делали ноги нереально длинными. Она встала передо мной, раздвинув ноги и уперев руки в бока. Я заметила, как ее острые ногти впились в латекс.
   – Какого… вы тут?! – заорала она так, что у меня уши заложило. – Как ты посмела?! Я тебя предупреждала! Да я сейчас разорву тебя на мелкие кусочки и в окно выброшу! Пусть местные собаки полакомятся!
   И она прыгнула ко мне. Я не шелохнулась. Правда, меня испугал вид Влада. Он вдруг вытянулся, его лицо начало меняться. Злата словно что-то почувствовала, так как остановилась и начала медленно поворачиваться в его сторону. Но Влад уже превратился в рысь. Его уши прижались, глаза яростно горели, пасть распахнулась, и раздалось такое угрожающее шипение, что у меня мороз побежал по коже. Одним прыжком он достиг моего стула и встал между мной и Златой, продолжая рычать. Она явно опешила и отступила назад, не сводя расширенных глаз с его морды. Он сделал шаг к ней. Я видела, как перекатываются под его блестящей шкурой напряженные мышцы. Он готов был прыгнуть в любой момент. И Злата это отлично поняла. Орать в такой ситуации было бесполезно, поэтому она отступила. Влад снова тихо зарычал.
   – Илья сказал, что вы будто бы вместе, – стараясь говорить спокойно, сообщила она. – Но я не поверила. А тут братья появились без Влада. Они-то и подтвердили. Но, Влад, милый! – дрожащим голосом обратилась она к по-прежнему рычащей рыси. – Ты же знаешь, как сильно я тебя люблю! Как ты мог так поступить со мной?!
   К моему удивлению, из ее глаз хлынули слезы. Мне даже на миг стало ее жаль. В этот момент Злата походила на обиженную страдающую девочку, которую никто не любит. Но Влад, видимо, не впечатлился ее горем. Он вдруг рыкнул так грозно, что у меня душа ушла в пятки от страха, и прыгнул на Злату, выпустив острые когти. Она взвизгнула и бросилась прочь. Дверь хлопнула. А Влад принял человеческий облик. Как ни странно, он улыбался.
   – Может, стоило просто с ней поговорить? – спросила я, едва переведя дух.
   – О чем? – усмехнулся он. – Знала бы ты, сколько раз я пытался все объяснить ей словами! Но Злате только этого и надо. Она с удовольствием пускается в бесконечные словесные перепалки, при этом вьется вокруг меня, словно надоедливая муха. А язык зверей прост и понятен. Ты сама видела, что Злата все мгновенно усвоила без лишних слов. И убралась отсюда восвояси.
   – Но проблему это не решило, – тихо заметила я.
   – Да, – согласился Влад. – Но пока она сама не поймет и не переключит свое внимание на другого слава, все бесполезно. Однако сейчас я четко объяснил ей, что мои намерения серьезны и чтобы она держалась от тебя подальше.
   – Да, это было впечатляюще, – прошептала я. – Ты так рычал…
   Влад обнял меня.
   – Испугалась? – спросил он и заглянул мне в глаза.
   – Немного, но уже начинаю привыкать.
   Мы решили пообедать в городе. У Влада еще оставалось несколько часов свободного времени. Он предложил прогуляться и где-нибудь перекусить. Наша гостиница находилась на 44-й улице. Я понятия не имела, где это. Но, как выяснилось, улица расположена между Пятой и Шестой авеню, то есть практически в центре этого престижного района. Погода была отличная, не очень жарко, сухо и ясно. Когда мы вышли из гостиницы, я невольно огляделась по сторонам. Златы видно не было. Влад взял меня за руку, я крепко сжала его горячие пальцы и мгновенно почувствовала себя в безопасности.
   – Такси? – спросил он.
   – Лучше погуляем, как и решили, – ответила я. – К тому же не вижу смысла далеко удаляться от гостиницы. Не хотелось бы, чтобы ты опоздал на репетицию. А то Стас и так уже косо на меня смотрит.
   – Тебе кажется! – рассмеялся Влад.
   Мы медленно шли по улице. Я с любопытством изучала наряды девушек, встречающихся нам на пути, потому что чувствовала легкую неуверенность. Мысль, что я прогуливаюсь по Манхэттену, который видела в стольких фильмах, волновала. Но скоро я поняла, что здесь никому ни до кого нет дела. К тому же публика была самая разношерстная. Я видела и «белых воротничков», куда-то спешащих с деловым видом, и представителей молодежных субкультур, тех же готов, и элегантных девушек, на вид из высшего общества, и каких-то подозрительных оборванных личностей, ничем не отличающихся от бомжей, и классических домохозяек. И скоро перестала без конца анализировать, а хорошо ли я одета для такого места, как легендарный Манхэттен. На меня, одетую в узкие белые джинсы и ярко-розовый топ, никто не обращал внимания. Но Влад и здесь вызывал интерес противоположного пола. Он, как я уже успела заметить, любил одеваться в тон со мной. Поэтому выбрал белые джинсовые шорты до колен и бледно-розовую рубашку из тончайшего хлопка. Она была без рукавов, причем выглядела так, словно они просто оторваны, а края даже не подшиты. Такими же были и края его шорт. Но эта кажущаяся небрежность стиля очень шла Владу. Его яркая красота только выигрывала. И я невольно ловила восхищенные взгляды не только девушек, но и взрослых и даже пожилых женщин. Однако старалась не обращать внимания. Но когда в паре метров от нас притормозило такси и из него выпорхнула молодая блондинка голливудской внешности и тут же заулыбалась Владу, словно старому знакомому, я не выдержала.
   – Мне это надоело! – сухо проговорила я и потянула его за руку, так как заметила, что он улыбнулся в ответ красотке.
   – Что? – совершенно искренне удивился Влад.
   – Повышенное внимание противоположного пола к твоей персоне, – пояснила я. – С тобой гулять невозможно. Так и вспоминаешь известное: «По улицам слона водили как будто напоказ…»
   – Я и внимания не обращаю, – улыбнулся он. – Вон французская кондитерская. Там должны быть вкусные пирожные. Хочешь?
   Я понимала, что он решил уйти от разговора. Его милое лицо с немного смущенным взглядом было настолько очаровательно, что я улыбнулась в ответ и перестала раздражаться.
   – Для меня существуешь лишь ты, – тихо проговорил Влад, склонившись ко мне.
   И я растаяла.
   Мы зашли в кондитерскую. Внутри было очень уютно и вкусно пахло ванилью и поджаренным кофе. Заняв столик у окна, мы начали изучать меню. Я ощутила, насколько проголодалась, и помимо капучино и пирожного под заманчивым названием «Два поцелуя» заказала еще и сливочный десерт. Пирожное из воздушного бисквита, которое сверху украшали «губки» из свежей клубники, и правда оказалось необычайно вкусным. Я с удовольствием принялась за еду. Но когда уже съела его до конца и подняла голову, то так сильно вздрогнула, что выронила вилку. Мы сидели возле окна, причем стекло было настолько чистым, что казалось, будто его вообще нет. Когда я подняла голову, то столкнулась взглядом с горящими глазами Златы. Она находилась на улице и смотрела в упор на нас. Злата уже успела переодеться и весьма агрессивный черный латексный комбинезон заменила на розовое воздушное романтическое платье с рюшечками. Ее волосы были завиты в крупные локоны и распущены по плечам. Розовые цветы украшали прическу. Возле нее стоял Илья, хотя я его не сразу узнала. Его преобразили. Раньше Илья, стараясь походить на Василия Степанова в фильме «Обитаемый остров», отращивал волосы и слегка обесцвечивал их, но сейчас они были коротко и модно подстрижены. К тому же его обычно небрежный стиль в одежде исчез. Илья выглядел как молодой преуспевающий бизнесмен, причем наследник какой-нибудь династии местных богачей.
   – Влад, сделай что-нибудь! – беспомощно попросила я. – Не могу больше видеть Злату. Она решила нас преследовать!
   Но Влад остался спокойным. Злата помахала нам рукой как ни в чем не бывало и вплыла в кафе. Как я поняла по ее виду, она решила быть любезной и милой.
   – Свободно? – поинтересовалась она чисто для проформы, потому что уже усаживалась за столик рядом с Владом.
   – Привет, Лиля! – немного растерянно поздоровался Илья и чмокнул меня в щеку.
   – Привет, – тихо ответила я. – Как вы тут оказались?
   – Злата сообщила, что ты в Нью-Йорке, – ответил он, не сводя глаз с Влада.
   – Я подумала, что тебе не терпится повидаться с бывшим дружком, – не сдержав ехидного тона, добавила она. – А у нас сегодня полдня свободны, вот я и решила, что мы можем провести это время вместе.
   – И ты нас нашла… по запаху, – пошутил Влад, но я понимала, насколько он попал в точку. – А просто позвонить?
   – Да, Злата и правда будто вас учуяла! – сказал, улыбаясь, Илья. – Мы шли к вашей гостинице, но она вдруг остановилась, словно принюхиваясь, и затем уверенно отправилась сюда. С таким чутьем тебе бы где-нибудь на таможне работать, наркотики вынюхивать! – весело добавил он.
   Я внимательно на него посмотрела. Навряд ли он подозревал, что Злата рысь. Ей не было смысла открывать ему правду. Я была уверена, что Илья ее интересовал лишь в качестве приманки для меня. Но сейчас, когда было очевидно, что мы с Владом вместе, Илья был ей уже не нужен. Я решила больше молчать, наблюдать и сохранять спокойствие, что бы Злата ни говорила.
   – Что-нибудь закажете? – невозмутимо спросил Влад.
   – Пожалуй, – настороженно ответила Злата. – Как пирожное? – обратилась она ко мне.
   – Вкусное, – кратко ответила я.
   – Илюша, – ласково проговорила она, – закажи все что хочешь… на твой выбор, а мне с Владом кое о чем нужно переговорить с глазу на глаз.
   – Но… – начала я и тут же прикусила язык.
   Раз решила не реагировать, то нужно быть последовательной. И я кивнула и улыбнулась Владу. Он по-прежнему выглядел невозмутимым. Только в глазах промелькнула жалость, когда он посмотрел на Злату. Но она выглядела «белой и пушистой».
   Когда они вышли из кафе, Илья повернулся ко мне. Его улыбка была лучезарной, но показалась мне несколько наигранной. А возможно, Илья так часто последнее время улыбался перед камерами, что уже не замечал искусственности некоторых своих «фирменных» выражений лица.
   – Значит, ты все-таки приехала! – констатировал он и взял меня за руку.
   Но я мягко высвободилась и отодвинулась.
   – Илья, – сухо сказала я, – как ты понимаешь, у меня новый парень. И у нас все серьезно. Так что давай не будем начинать сначала. Я думала, ты уже успокоился на мой счет. Я ведь тебе еще в Благовещенске все сказала. Назад пути нет.
   – Злата считает по-другому, – задумчиво произнес он. – Она лучше тебя знает и Влада, и его братьев. Насколько я понял, они выросли вместе.
   – И что? – пожала я плечами.
   В этот момент принесли заказ. Илья аккуратно поставил высокий стакан с латте, тарелку с пирожным, пододвинул приборы. Это он заказал для Златы. Себе взял лишь сок.
   – Ты в нее влюблен? – поинтересовалась я, наблюдая за его сосредоточенным лицом.
   – Злату любить невозможно, – после паузы ответил Илья. – Она словно… дикая кошка, совершенно не прирученная. Ее настроение меняется по сто раз на дню, ее капризы невыносимы, общаться с ней – мучение. Удивляюсь, что она достигла таких высот в профессии. Но она очень востребована в мире моды и немало зарабатывает.
   – Ну и замечательно! – заметила я.
   – К тому же она одержима… твоим парнем, – серьезно произнес Илья. – Лиля, ты даже не представляешь! Ты плохо знаешь Злату. Да и откуда бы тебе ее знать? Но держись от нее подальше. Она умеет принимать вид очаровательного милого котенка, но внутри нее дикий неукротимый зверь, который в любой момент выпустит когти и разорвет противника без колебаний.
   «Какие сравнения! – отметила я про себя. – Знал бы ты, Илья, как близок к истине!»
   – Но ей придется смириться, – тихо ответила я.
   – Злата считает, что ты для него лишь игрушка, – продолжил он. – Она уверяла меня, что братья крайне неразборчивы, они спят практически со всеми своими поклонницами, а их множество, и Влад, хоть и самый младший из них, не отстает в этом.
   – Спасибо за заботу, – начиная раздражаться, сказала я. – Но давай я сама разберусь.
   – Ты его любишь? – в упор спросил Илья.
   – Не знаю, – честно ответила я и вдруг затылком ощутила пристальный взгляд.
   Я медленно повернулась и заметила Влада и Злату. Они стояли на улице возле витрины кондитерской. Но я знала, что они оба обладают таким же, как и у меня, острейшим слухом. Видимо, они услышали то, что я сейчас сказала, так как я заметила торжествующую улыбку Златы и растерянный, грустный взгляд Влада.
   – Хватит обсуждать все это! – резко проговорила я и отвернулась от витрины. – Лучше расскажи, как ты тут устроился. Думаешь возвращаться домой? Ведь скоро в институт!
   – У меня голова идет кругом, – ответил он. – Вроде бы я здесь произвел впечатление. Портфолио мне сделали весьма эффектное. Но здесь придают значение обложкам модных глянцевых журналов, а у меня нет ни одной… пока. Я участвовал всего в двух фотосессиях, и то мне их Злата устроила. И я там на втором плане… для массовки. Потом журналы покажу, меня там и не видно почти. Но Стивен говорит, что не все так быстро.
   – Стивен? – уточнила я.
   – Агент Златы, – пояснил Илья. – Я тебе про него вроде писал на имейл.
   – Ах да! – припомнила я. – Точно! И что он говорит? Предлагает хоть что-то?
   – Ничего конкретного, – тихо ответил он. – Они тут очень осторожны в обещаниях. Но, наверное, это и правильно. Деловые люди. Но мой типаж весьма востребован. Хотя, как видишь, стилист постарался отойти от образа Васи Степанова. Стивен считает, что клонирование само по себе не катит в этом бизнесе, лучше быть единственным и неповторимым.
   – Думаю, это верно, – заметила я. – Так что ты думаешь делать дальше?
   – Хочу пожить здесь до конца августа, как и планировал. А там сориентируюсь.
   – Неужели останешься? – не поверила я. – А как же институт?
   – Можно и академ взять на год, – пожал он плечами. – Ты сама-то надолго приехала?
   – Я с братьями. С ними же улечу обратно, – сообщила я.
   В этот момент вернулись Влад и Злата. Они оба выглядели серьезными. Видимо, разговор был тяжелым. И я пожалела, что не включила свой суперслух. Но ведь и с Ильей пообщаться нужно было. Злата молча уселась на свое место и пододвинула стакан с латте. Она не поднимала глаз. Я с любопытством посмотрела на Влада. Но он отвел взгляд.
   – Вы куда сейчас? – повернулась я к Илье.
   – Злата хотела просто пройтись, – сказал он. – Но как я сейчас понимаю, целью было повидаться с вами.
   – И что? – резко спросила она и вскинула глаза.
   Ее лицо приняло такое привычное для меня выражение злобной агрессии, что вся романтичность мгновенно исчезла. Я снова видела опасного хищника.
   – Нет, ничего, – стушевался Илья. – Я и сам рад повидаться с Лилей.
   – Повидался? – хмуро спросила она и так резко отодвинула стакан, что кофе выплеснулся на столик. – Пошли!
   Злата вскочила. Влад по-прежнему смотрел в стол. Мне не нравилось выражение его лица. Он выглядел обиженным и рассерженным.
   – Наверное, придем на шоу, – тихо сказала Злата.
   Она схватила недоумевающего Илью за руку и быстро вышла из кафе.
   – Позвоню, – только и успел он сказать.
   Я молча кивнула. Когда они ушли, я взяла Влада за руку. Но он отнял ее.
   – Что случилось? – испугалась я. – Что она тебе наговорила?
   – Это не она, – после паузы ответил Влад и наконец поднял на меня взгляд.
   Его лицо было печальным, глаза влажными. Ни разу я не видела его таким.
   – Влад? – спросила я.
   Но он громко попросил счет.
   Когда мы покинули кафе, Влад медленно побрел по улице. И по-прежнему молчал. Меня ситуация начала угнетать. Я привыкла, что все недоразумения можно выяснить. Зачем нам еще дан язык? Чтобы можно было поговорить друг с другом и все рассказать без утайки. Так я всегда думала и старалась находить выход из сложных психологических проблем путем обсуждения. Молчание обычно выводило меня из равновесия, но Влад упорно не поднимал глаз. Так мы и дошли до гостиницы. Я совсем не знаю Манхэттен, поэтому просто следовала за ним. Увидев, что мы подошли к «Ирокезу», ужасно огорчилась. Ведь перед этим Влад говорил, что у нас есть несколько часов, чтобы погулять по городу. Мы поднялись в номер, и он сразу отправился в душ. Я уже с трудом сдерживала слезы и винила во всем Злату. Когда Влад вышел, я увидела, что он обнажен, на его бедрах было лишь полотенце. Я приблизилась и попыталась его обнять, но он мягко отвел мои руки и ушел в спальню. Я робко двинулась следом. Когда заглянула в приоткрытую дверь, то увидела, что Влад улегся в кровать и закрылся с головой покрывалом. Что мне было делать? Впервые я оказалась в подобной ситуации. Если бы я была в Благовещенске и молодой человек так бы меня игнорировал, я просто развернулась бы и отправилась домой. Но здесь куда я могу уйти? Я полностью зависела от Влада.
   Плотно закрыв дверь в спальню, я вернулась в гостиную и забралась с ногами в кресло. На душе было горько. Я не понимала поведения Влада и уже сомневалась в силе его чувства. Такие перепады настроения казались мне ненормальными, а нежелание разговаривать – абсурдным.
   «Но ведь он рысь, – говорила я себе. – И, видимо, нельзя подходить к нему с человеческими мерками. Мало ли что это! Может, сейчас полнолуние? – мелькнула мысль. – Влад не раз говорил, что в это время рысям, да и другим видам оборотней, крайне трудно сдерживать свою звериную природу».
   В углу гостиной находился маленький столик с нарядным перламутрово-розовым ноутбуком. Я знала, что в номерах имеется подключение к Интернету, и подошла к столику. Решила посмотреть фазы луны – до полнолуния оставалась еще неделя. Заодно я проверила почту. И с изумлением увидела, что мне пришло письмо от Златы. Наверное, она взяла мой адрес у Ильи. Мои пальцы дрогнули, когда я кликнула на ее письмо. Ничего хорошего я не ждала. И вот текст открылся.
   «Лиля, не удивляйся! Жду тебя на углу 34-й улицы и Пятой авеню в 18.00. Можешь дойти пешком от твоей гостиницы, всего-то минут пятнадцать. А можешь и такси взять. Но не промахнешься, я жду тебя у знаменитого и, естественно, видного издалека небоскреба Empire State Building. Вот подумала, почему бы нам не подняться на смотровую площадку? Тебе это должно быть интересно. Да и поговорим заодно».
   Я задумалась. В этот момент пришло эсэмэс на мой телефон.
   «Зайди в свою почту», – гласило оно. Конечно, от Златы.
   «Уже зашла», – подумала я с непонятным раздражением и закрыла ноутбук. Влад должен был отправиться на репетицию только через пару часов. Сейчас было 17.15. Я заглянула в спальню. Он по-прежнему лежал в кровати с закрытой покрывалом головой. Я приблизилась и склонилась к нему. Затем отодвинула край покрывала. Влад или спал или делал вид. Я тихо позвала.
   – Отстань! – пробормотал он. – Мне нужно отдохнуть перед выступлением.
   Слезы обожгли глаза. Я сжала губы и сдержалась. Вышла из спальни.
   «Что ж! – думала я. – Придется принять приглашение Златы. Почему бы и нет? Не убьет же она меня прямо на смотровой площадке! Там народу должно быть полным-полно. И может, она скажет мне хоть что-то вразумительное по поводу такого резкого изменения поведения Влада!»
   Я направилась к двери. И тут вспомнила о бронзовом зеркале и кинулась к своей дорожной сумке. Мне подарила его перед отъездом одна милая девушка по имени Лада. Достав серебряный футляр, в котором оно хранилось, я раскрыла его. Это было старинное китайское зеркало. Бронза с одной стороны отполирована до такой степени, что я видела в ней свое отражение. С обратной стороны выбиты иероглифы, и именно они защищали от оборотней. Но волшебство этого предмета заключалось в том, что если оборотень, находящийся в человеческом обличии, посмотрится в него, то отразится его звериный лик. Как объяснила мне Лада, зеркало она упаковала в серебряную коробку, потому что та глушит его энергию. Но Влад спокойно реагировал на присутствие этого предмета в моей сумке. И я знала, что зеркало становится активным, если оборотень агрессивно настроен. Кстати, именно оно в свое время спасло Ладу от поведения Златы, когда та приревновала ее и, обратившись в рысь, попыталась напасть. Я оставила серебряный футляр на столике, уложила зеркало в свою сумку и вышла из номера.
   Эмпайр-стейт-билдинг я нашла быстро. Его и правда трудно было не заметить. Острый длинный шпиль здания просматривался между другими, более скромными по высоте небоскребами. Когда я подошла к главному входу, то сразу заметила длинную очередь. Оказалось, это туристы, жаждущие попасть на смотровые площадки. Верхняя находилась на 102-м этаже. Я подошла к очереди, огляделась и в этот момент увидела Злату. Она снова переоделась и выглядела как обычная, правда, необычайно элегантная служащая. Темно-серый костюм, состоящий из узкой до колен юбки, приталенного жакета и белой блузки, отлично подчеркивал ее стройную высокую фигуру. Волосы гладко зачесаны, косметики минимум. Увидев ее острый взгляд, я испугалась и пожалела, что согласилась прийти сюда. Но Злата улыбнулась мне мягко и обворожительно и помахала рукой. Я приблизилась. Она вдруг напряглась, ее глаза расширились, ноздри раздулись. Я с трудом сдержала усмешку, так как понимала, что зеркало в моей сумочке начало действовать при ее приближении. Несмотря на приветливый вид Златы, я была уверена, что она настроена крайне враждебно. Злата справилась со своим волнением, хотя я видела, что это далось ей с трудом. Она достала из сумочки два билета, заулыбалась и сообщила, что позаботилась обо всем заранее.
   – Что тебе нужно? – хмуро спросила я, решив все выяснить напрямую.
   – Лиля! – ласково проговорила она. – Расслабься! Может, я хочу подружиться с тобой? Такая мысль тебе в голову не приходит? Ведь мы теперь одна семья, можно и так сказать! Раз ты с Владом!
   Я внимательно посмотрела в ее зеленые горящие глаза. Она выглядела искренней, но я оставалась настороже. Трудно было поверить, что Злата в один миг исправилась и преодолела свою ненормальную ревность. К тому же ее ноздри подрагивали, словно она с трудом сдерживалась. Я положила руку на сумку и ощутила твердый бок зеркала. И сразу почувствовала себя увереннее.
   – Я взяла билеты на площадку на 86-м этаже, – сообщила Злата. – Можно, конечно, подняться и на самую верхнюю, на 102-м, но она намного меньше, да и полностью закрыта. Я люблю на 86-м этаже. Там угол обзора большой, такой простор, весь Манхэттен как на ладони. Пошли скорее! – добавила она и схватила меня за руку.
   Ее горячие пальцы вызвали неприятное чувство, я не сдержалась и вырвала руку. Лицо Златы на миг приняло выражение обиженной девочки, но она тут же навесила на лицо улыбку.
   – Вижу, ты мне не веришь, – сказала она. – А ведь я на самом деле поняла, что глупо ревновать Влада и тем более пытаться контролировать его. Так что не нужно больше меня бояться.
   – Никто тебя и не боится, – хмуро заметила я. – А где Илья? Я думала, он составит нам компанию.
   – У него кое-какие дела… по работе, – уклончиво ответила она. – Но к шоу должен освободиться. Хотел пойти на представление.
   – Ясно, – пробормотала я.
   – А где Влад? – в тон мне поинтересовалась Злата. – Я думала, он не отпустит тебя одну!
   – Влад лег поспать перед выступлением, – стараясь, чтобы голос звучал спокойно, ответила я.
   – Ясно, – повторила за мной она.
   Мы зашли в огромный холл. Я невольно скользнула взглядом по высоченным стенам.
   – Холл украшен панно с изображениями семи чудес света, – быстро проговорила Злата, – только к ним добавлено и восьмое! Это сам Эмпайр-стейт-билдинг, как видишь!
   И она задорно рассмеялась. Но я оставалась настороже, хотя видно было, что Злата успокоилась.
   – Здесь, кстати, есть и зал Рекордов Гиннесса, – торопливо продолжила она. – Если хочешь, то можем посетить.
   – Не хочу! – оборвала я ее.
   – Ну ладно, тогда хоть на смотровую площадку поднимемся, – поникшим голосом сказала Злата.
   Мы подошли к лифтам. Желающих было много, и кабинка оказалась битком набита. Злата невольно прижалась ко мне, и я машинально выставила сумочку чуть вперед. Она вздрогнула и глянула на меня с мукой во взгляде. Ее лицо заметно побледнело, что было видно даже сквозь слой тонального крема и румян.
   «Как ей присутствие зеркала-то мешает! – злорадно подумала я. – Ее агрессия никуда не делась. Злата пропитана ею, как змея ядом. И зеркало, видимо, сразу начинает что-то излучать… что-то весьма для нее неприятное, а может, и болезненное».
   – Что с тобой? – с притворной заботой спросила я. – Ты так побледнела!
   – Я, как и все… – Злата быстро глянула на прижавшегося к ее боку мужчину, – мы, – добавила она, хотя я понимала, что она хотела сказать «рыси», – очень чувствительны к энергетике окружающего. Но она сейчас как-то очень плохо на меня влияет. Что-то исходит… от тебя. Или от кого-то другого… Что-то очень опасное. Думаю, на площадке мне станет лучше.
   – Свежего воздуха вам не хватает, – любезным тоном произнес мужчина по-английски, будто понял нас, и осклабился.
   – Да-да, – согласилась она.
   Когда мы поднялись на смотровую площадку, Злата поглядывала на меня с опаской, словно пыталась понять, что происходит. Она даже старалась держаться от меня на расстоянии нескольких шагов, хотя вначале начала бойко рассказывать, какие виды Нью-Йорка открываются перед нами. Я заметила, что ей становится все хуже. Ее бледность усилилась, в глазах появилась тревога. Она, уже не скрываясь, кидала на меня ненавидящие взгляды. И я радовалась в душе, что догадалась взять с собой зеркало.
   – И что Бродвей? – спросила я, когда она замолчала на полуслове и отошла от меня еще дальше. – Злата! Мне что, кричать?! – с напускным раздражением поинтересовалась я. – Если ты себя плохо чувствуешь, может, прекратим нашу экскурсию?
   Она явно попыталась справиться с собой и снова приблизилась.
   – Мне нехорошо, – призналась Злата. – У тебя, видимо, какая-то защита. Это Влад тебе что-то дал?
   – Каким образом один оборотень может дать защиту от другого? – тихо спросила я, вплотную приблизившись к ней.
   – Значит, не Влад… – прошептала она и так побледнела, что я подумала, она сейчас лишится сознания.
   – Злата! Привет! Как дела? – раздалось позади нее на английском.
   Она обернулась. К нам приблизился высокий эффектный светловолосый парень. Его улыбка была белоснежной, словно с рекламы отбеливающего средства для зубов.
   – Хай, Ларс! – явно обрадовалась Злата и подхватила его под руку.
   Я поняла, что она счастлива представившейся возможности отойти от меня подальше. Он с любопытством глянул на меня, я улыбнулась. Но Злата и не думала нас представлять, она потянула Ларса за собой. Он пожал плечами, улыбнулся мне. Они удалились, и я вздохнула с облегчением. Подойдя к перилам, я устремила взгляд на раскинувшийся передо мной город. Лес высотных зданий, огни уже кое-где включенной рекламы, желтоватая дымка смога, опускающееся все ниже солнце, какой-то залив или огромная река, синеющая полукругом и обводящая часть города, за водой снова город – это зрелище завораживало. Панорамой можно было любоваться не один час. Возле меня сновали туристы, я слышала разноязычную речь, но в смысл разговоров не вникала, а просто смотрела на город.
   И вдруг зеркало будто нагрелось. Я ощутила, как потеплела кожа моей сумочки. Меня это удивило. Я оглянулась. Но Злата по-прежнему о чем-то оживленно разговаривала с Ларсом, причем они находились довольно далеко от меня. Однако зеркало явно на кого-то реагировало. Я повернулась в другую сторону и столкнулась с пронзительным взглядом какого-то бледного черноволосого мужчины. Он стоял неподалеку и пристально смотрел на меня. Сердце куда-то ухнуло от неконтролируемого и необоснованного приступа ужаса. Мужчина тут же опустил глаза. В моей голове стремительно пронеслись картинки: я еду по лесу на велосипеде, передо мной появляется какой-то отвратительный монстр, на вид помесь огромной летучей мыши и собаки, он спускается словно с неба, его огромные черные крылья складываются, исчезают – и вот передо мной мужчина со страшным мертвенно-бледным лицом, его пасть распахивается, появляются клыки…
   Я зажмурилась. Затем отвернулась, хотя мне хотелось еще раз взглянуть на мужчину, так пристально смотревшего на меня и вызывавшего такой ужас. Неужели это тот самый монстр, который тогда напал на меня в тайге и от которого меня спас Влад? Я помнила рассказ о представителях Ордена летучих псов, мерзких существах, которых ненавидели все, в том числе и другие племена оборотней.
   Я торопливо вынула зеркало из сумочки и сделала вид, что смотрюсь в него, а сама поймала то, что отражалось позади меня. Это были обычные люди, но среди них находился тот самый отвратительный монстр, ошибиться я не могла. Я четко видела его мерзкую вытянутую морду, похожую на собачью, но с ноздрями и ушами летучей мыши. Несмотря на парализующий ужас, я мгновенно приняла решение и резко развернулась, направив на монстра оборотную сторону зеркала с иероглифами-заклинаниями. Мужчина вздрогнул, начал пятиться, его и без того бледное лицо посерело, пронзительные черные глаза превратились в щелочки. Я пришла в себя и сделала шаг к нему. Я не знала, что на него подействовало, но он ринулся прочь, расталкивая толпу. Я осталась на месте, стараясь успокоиться. С одной стороны агрессивно настроенная девушка-рысь, с другой – неизвестно откуда взявшийся на Манхэттене летун, было от чего прийти в ужас. Я убрала зеркало в сумочку и решительно двинулась к Злате. Она уже находилась в одиночестве, Ларс ушел. Но Злата не спешила присоединиться ко мне. Она стояла, облокотившись на перила, и смотрела на город. Когда я приблизилась, она вздрогнула и повернулась ко мне.
   – Слушай, я хочу вернуться в гостиницу, – торопливо проговорила я. – Провожать меня не нужно. И спасибо за экскурсию! Пока!
   – Хорошо, – не стала она возражать. – На шоу придешь?
   – Еще не знаю! – пожала я плечами и двинулась в сторону лифтов.
   Злата за мной не последовала. И я была этому рада. Я вошла в лифт, машинально вцепившись в сумочку. Твердый округлый бок зеркала, который я чувствовала через тонкую кожу, немного успокаивал и придавал уверенности. Я решила немедленно вернуться в гостиницу и все рассказать Владу. Я надеялась, что он еще не уехал. Что я знала о летунах? Лишь то, что он мне как-то рассказал. Представители Ордена летучих псов отличаются крайней жестокостью и беспринципностью. Они считают всю землю своей и свободно перемещаются по чужим территориям. А так как они обычно перелетают, то препятствовать им трудно. Они старательно увеличивают свою популяцию. Превращение происходит после укуса. Летуны не разбирают, кто перед ними, и кусают всех, кто попадается им на пути. Дело в том, что их самки рано умирают и практически не в состоянии выносить потомство. Ведь все мужчины в период гона совокупляются с одной самкой. Иногда она гибнет прямо под ними. Видимо, тогда, в тайге, этот летун напал на меня с одной целью – превратить в самку и утащить с собой. Я уже четко вспомнила черты его мерзкого лица и не сомневалась, что сейчас встретилась именно с ним. Но почему он оказался здесь? И чем мне это грозило? Я знала со слов Влада, что летуны крайне неохотно спускаются на землю и любят проводить время где-нибудь повыше. В тайге это обычно верхушки деревьев, в городах – крыши самых высоких домов. Ну а уж Эмпайр-стейт-билдинг подходил для этого как нельзя лучше. Все-таки 102 этажа!
   «Надо было внимательнее оглядеться! – испуганно подумала я. – А вдруг их здесь целая стая? Зеркало бы мне показало».
   Я с новой силой вцепилась в сумочку. Мне казалось, что главное сейчас благополучно добраться до гостиницы. А уж Влад что-нибудь придумает. Но едва я вышла из здания, как возле меня притормозила машина, чьи-то сильные пальцы ухватили меня, и не успела я крикнуть, как оказалась внутри салона. За рулем сидел все тот же монстр. Я настолько перепугалась, что оцепенела и не могла двинуть ни рукой, ни ногой. Я сжалась на переднем сиденье и затравленно смотрела на бледный профиль летуна. Он вызывал у меня омерзение. Грубые хищные черты лица, низкий лоб первобытного человека, угольно-черные волосы, падающие жесткими неровными прядями, мертвенно-бледная кожа с просматривающимися под ней синеватыми жилками, тонкие ярко-малиновые губы, кривящиеся в презрительной гримасе, синеватые длинные пальцы с острыми ногтями, вцепившиеся в руль, – эта картина вызывала содрогание. Все существо летуна источало злобу и несло угрозу. В нем не было ничего человеческого. Машина ехала быстро, я пыталась справиться с парализующим ужасом, но по-прежнему находилась в оцепенении, словно на меня нашел столбняк. И вот летун резко затормозил. Я ударилась коленом о коробку передач, и боль привела меня в чувство. Я, стараясь двигаться плавно, попыталась открыть сумочку. Но летун усмехнулся и вырвал ее, бросив себе под ноги. Машина остановилась. Я выглянула в окошко. Мы находились возле какого-то парка.
   – Отпустите меня немедленно! – обрела я голос.
   – Только пикни! – угрожающе проговорил летун.
   Дальше события развивались стремительно. Он вытащил меня наружу, причем обнял так ловко, что ладонью зажал мне рот и пригнул мою голову так, что волосы упали мне на лицо. Со стороны мы, видимо, выглядели страстной парочкой, спешащей в обнимку в лес. Его хватка была стальной. Мои колени уже подгибались от страха, я почти потеряла сознание. Но летун легко тащил меня к высоким деревьям. И на нас никто не обращал внимания, хотя гуляющих в этом парке было предостаточно. Поистине здесь никому и ни до кого не было дела. Летун двигался быстро. Скоро мы оказались в укромном уголке. Высокие сосны стояли здесь тесной группой, было безлюдно, пейзаж напоминал нашу тайгу.
   «Мне конец! – обреченно подумала я. – Сейчас он меня укусит и превратит в самку летучего пса».
   Я собрала остатки воли и выпрямилась, воспользовавшись тем, что монстр выпустил меня. Он стоял лицом ко мне, очень близко и пристально смотрел в глаза. Я заметила, что они у него темно-голубые с сизым оттенком, но не прозрачные, а мутные. Крохотные точечки зрачков казались в них черными соринками.
   – Мой парень найдет вас и прикончит! – сказала я. – Так что лучше для вас меня отпустить!
   Летун расхохотался, обнажив острейшие клыки. Ужас на миг вновь парализовал меня.
   – Ты забавная и… милая, – чуть охрипшим голосом заметил он.
   И вдруг крепко обхватил меня и взлетел на сосну. Я вскрикнула от неожиданности и забилась в его руках. Но он уже опустился на толстый сук. Усадив меня у его основания, так что я могла привалиться спиной к стволу, летун замер передо мной. Он стоял на ветке, которая слегка раскачивалась от его тяжести. Но он легко балансировал. Его взгляд не отрывался от моего лица. Мне захотелось толкнуть его, чтобы он свалился с сосны. Но я сдержала этот порыв, так как понимала, что это бесполезно и только разозлит его. Тогда я решила попытаться наладить с ним контакт. Я видела, что летун о чем-то размышляет. К тому же понимала, что если бы он хотел меня укусить, то сделал бы это немедленно. Однако что-то его останавливало.
   – Как вас зовут? – спросила я, стараясь, чтобы голос не дрожал.
   Он вскинул брови и явно изумился. Я приободрилась.
   – У вас есть имя?
   – Вой, – после паузы ответил он. – Мое имя – Вой.
   – А я – Лиля.
   – Знаю, – уже тише произнес он и уселся напротив меня, свесив ноги по обе стороны сука.
   – Что вам нужно? – спросила я, окончательно справившись со страхом. – Это ведь вы тогда в тайге напали на меня?
   – Странно слышать это «вы», – пробормотал он. – Ведь я тут один, хотя принадлежу к стае. А стая – это «мы» И твое «вы» меня сбивает.
   «Какой он странный», – подумала я, внимательно наблюдая за выражением его лица и стараясь понять, на какие «кнопки» можно надавить, чтобы выбраться из этой ловушки.
   Раз Вой начал общаться со мной, то можно было попытаться им манипулировать. Но пока я не могла понять природу этого существа. К тому же находилась очень высоко над землей и поэтому была в его власти.
   – Хорошо, если тебя это сбивает, как ты выразился, то почему бы и не перейти на «ты», – спокойно проговорила я. – Так значит, ты принадлежишь к стае летучих псов?
   – Ты знаешь о нас? – явно удивился он.
   «Отлично! – отметила я про себя. – Он не умеет читать мысли. Его удивление выглядит вполне искренним. И насчет отсутствия телепатии я могу не сомневаться».
   – И не только я! Вначале все решили, что тогда в тайге на меня напал вампир. Но потом поняли, что это летун. Ведь вас так все называют.
   – Но мы почти вампиры! – с гордостью заявил Вой и даже приосанился.
   «Час от часу не легче!» – подумала я. А вслух спросила:
   – Вампиры? Но вас все считают обычными оборотнями!
   – Обычными оборотнями?! – явно разозлился Вой. – Это сказал твой слав? Он-то и есть обычная… вонючая лесная кошка!
   – Вонючая? – не смогла сдержать я возмущения. – Выбирай выражения!
   Но тут же прикусила язык, решив зря его не раздражать.
   – Рыси мерзко пахнут, – пояснил Вой. – Мы всегда их слышим, даже на больших расстояниях. Они метят свою территорию, как коты.
   – А у вас нет своей территории? – уточнила я, решив перевести разговор в более безопасное русло.
   – Она нам не нужна, – презрительно произнес он. – Мы владеем всем миром и легко можем перемещаться по планете. У нас есть свои базы в лесах, они расположены высоко на деревьях.
   «Ужас какой! – содрогнулась я. – Летуны могут появиться где угодно и в любой момент!»
   – Мы почти вампиры! – повторил он. – Изначально, много веков назад, мы были слугами у вампиров. А так как наши самки красивы и безотказны, то наши хозяева часто…
   Вой замолчал. Если бы в это можно было поверить, то я сказала бы, что он явно смутился. Я с недоумением смотрела в его лицо. Оно оставалось бледным, но глаза бегали, а на губах блуждала улыбка. Я вдруг подумала, что он молодой и на вид здоровый мужчина и, возможно, испытывает ко мне что-то типа страсти. Это предположение вызвало новый приступ ужаса. Мне захотелось как можно скорее избавиться от нового знакомого и больше никогда с ним не встречаться. Вой поднял глаза и продолжил чуть охрипшим голосом:
   – Летуны уже не знали, кто отцы их детей, все смешалось. Постепенно вид трансформировался. Потомки вампиров и летунов приобретали все новые способности. Мы стали промежуточным звеном между этими двумя видами, обладая возможностями вампиров, но и не утратив оборотнические качества. Поэтому нас все боятся! – с гордостью добавил он и пристально посмотрел мне в глаза.
   Страх не отпускал меня. Я с трудом держала себя в руках. Хотелось закричать и столкнуть его с ветки. Но для летуна воздух был привычной стихией, я это понимала.
   – Мы редко охотимся в одиночку, – продолжил Вой. – Но если хотим выбрать самку, то обычно предпочитаем делать это без сородичей. Ведь тот, кто обратит девушку, становится ее хозяином. А все остальные лишь пользуются ее телом, когда в этом возникает нужда.
   Я содрогнулась, но промолчала.
   – В тот день я чувствовал странное беспокойство, – тихо произнес он. – Сам не знаю, что со мной было. Кружил над тайгой, чтобы прийти в себя. Твой запах! Он был так вкусен и притягателен, что даже перебивал вонь твоей собаки и меток рысей на стволах деревьев. И я полетел на этот запах. С первого взгляда я понял, что из тебя получится отличная самка. Я недавно потерял свою… она погибла… И я решил, что ты отличная кандидатура. После превращения тебя стали бы звать Воя. И я выбрал тебя, моя Воя!
   Последнее предложение он произнес с придыханием. Я вжалась спиной в толстый ствол, хотя с трудом сдерживала желание прыгнуть вниз.
   – Но мне помешал этот мерзкий слав. Мы никогда не деремся в одиночку. Только стаей! Это закон победы. Один прутик ломается легко, а попробуй сломай пучок прутьев! Даже самых тонких. Поэтому при возникновении опасности, если мы в этот момент в одиночестве, мы убегаем, улетаем. Наш закон гласит: удирай, если ты один, потому что жизнь важнее всего.
   «И я это запомню! – подумала я. – Но разве смогу сейчас драться с ним? Я не рысь!»
   Мое напряжение начало сменяться полуобморочной апатией. Но я изо всех сил держала себя в руках.
   – Ты не боишься моего зеркала? – решила я уточнить, чтобы знать, на какое оружие могу рассчитывать. – Ты знаешь, о чем я. Старинное китайское зеркало, которого боятся все оборотни. Ты оставил сумочку с ним в своей машине. Я хотела бы его вернуть! Это подарок!
   – Мне лишь неприятна его энергия, не более того, – ответил после паузы Вой. – И я легко могу справиться с собой. Хотя на площадке небоскреба мне было даже больно. Но это можно преодолеть. Если не поняла, повторю: мы не совсем оборотни. Мы, скорее, вампиры! Поэтому во многом превосходим твоих славов. И тебе лучше выбрать самой, с кем остаться.
   Меня удивило последнее предложение, ведь я находилась в полной его власти, к тому же Влад утверждал, что летуны отличаются жестокостью и беспринципностью. Видимо, имелась веская причина, почему Вой так странно вел себя со мной.
   Я приподнялась и устремила взгляд вдаль. За верхушками сосен виднелось какое-то озеро.
   – Где мы? – осторожно спросила я, чтобы сориентироваться и понять, что делать дальше.
   – В Центральном парке, – нехотя ответил Вой. – Недалеко от твоей гостиницы.
   – Вот и хорошо, – заметила я и собралась с духом.
   Я решила воздействовать на летуна словом и попытаться упросить его отпустить меня. Он производил впечатление вполне разумного существа. И пока особой агрессии или кровожадности я не видела.
   – Так что ты скажешь на мое предложение? – мягко произнес он.
   Но ответить я не успела – до моего обостренного слуха донесся быстрый шорох скользящих движений, я уловила запах шерсти рыси и замерла. Вой тоже, видимо, что-то почувствовал. Он медленно повернул голову, наклонил ее, прислушиваясь. И в этот момент с двух сторон по стволу поднялись две рыси. Выглядели они угрожающе. Их уши были прижаты, глаза горели, из распахнутых пастей неслось шипение. Вой в переговоры вступать не стал. Он мгновенно поднялся над стволом, его тело трансформировалось. И вот уже огромное существо с черными крыльями взлетело над сосной. И исчезло высоко в небе. Рыси перестали шипеть. Одна из них подползла по стволу ко мне. Я поняла, что она хочет, и обняла ее за шею. И рысь осторожно спустилась вниз. Я сползла с нее и в изнеможении легла на траву. И вот передо мной стоял Влад. Чуть позади него Стас. Они оба бросились ко мне.
   – Что он с тобой сделал?! – в волнении заговорил Влад, ощупывая меня и заглядывая в лицо.
   – Не нужно было ее отпускать одну в город! – укоризненно проговорил Стас. – Из-за всей этой истории мы опоздаем на выступление! Лиля, ты в порядке?
   – Да-да, – ответила я, вставая. – Все хорошо. Летун ничего не успел со мной сделать.
   – Тот самый, который тогда напал на тебя? – уточнил он. – Я узнал его мерзкую морду!
   – Странно, – задумчиво проговорил Стас. – Ладно, нам сейчас уже некогда разбираться, кто, что и почему! Мы катастрофически опаздываем!
   Влад взял меня под локоть, и мы направились из парка.
   – Как вы меня обнаружили? – спросила я, прижимаясь к Владу и чувствуя себя все лучше.
   Он был так нежен, его лицо уже не выглядело угрюмым, он смотрел мне прямо в глаза, и в них снова читались любовь и забота.
   – Стас заехал за мной, – пояснил Влад.
   – И увидел, что тебя нет, – перебил его Стас. – Вы все-таки поаккуратнее со своими ссорами! Не дома!
   – Мы не ссорились, – сказала я. – Влад лег отдохнуть перед выступлением, а я отправилась посмотреть на Эмпайр-стейт-билдинг… в компании Златы.
   – Знаем! Именно она и позвонила мне и начала выяснять, как ты добралась до гостиницы, – хмуро ответил Влад. – Зачем ты вообще приняла ее приглашение?!
   – А что?! – с вызовом спросила я и отодвинулась от него. – Злата предложила дружбу, заявила, что она все осознала и теперь мы одна семья. А ты и говорить-то со мной не хотел! Забыл?! Ты же сам меня игнорировал!
   – Все-таки вы поссорились! – заметил Стас. – Так я и думал! Нечего было и отрицать!
   – Влад отчего-то на меня разозлился, – пожаловалась я. – Хотя я ничего такого не сделала!
   – А ты подумай! – тихо предложил он.
   – Вот что! – перебил нас Стас. – Вы потом будете разбираться, кто прав, а кто виноват. У нас совершенно нет времени. Все билеты проданы! Влад, ты хочешь, чтобы пятьсот человек сидели и ждали, пока ты соизволишь явиться в театр?
   – Да-да, – закивал тот. – Поспешим!
   – Когда Злата позвонила, я как раз только что пришел к вам в номер, – торопливо продолжил Стас. – И заметил, с каким изумлением мой братец слушает ее рассказ. Тут же понял, что Влад не в курсе, куда подевалась его подружка. Мы быстро вышли из гостиницы и направились к небоскребу. Наше обоняние позволило мгновенно определить направление движения, хотя летун поехал на машине. Кстати, она так и стоит возле парка.
   – А нельзя ли свернуть на минутку к ней? – попросила я. – Там осталась моя сумочка.
   Братья особо раздумывать не стали и двинулись к машине. Когда мы подошли, Влад дернул за ручку. Но машина, естественно, была закрыта. Тогда он оглянулся и резким движением выбил стекло. На наше счастье, в машине не была установлена сигнализация. Влад распахнул дверь. Я сразу увидела свою сумку. Она так и валялась под сиденьем. Я схватила ее и прижала к себе. И заметила, как братья отшатнулись.
   – Что у тебя там? – глухим голосом спросил Стас и отошел на пару шагов.
   – Бронзовое зеркало, – пояснила я. – Оно сейчас без серебряного футляра, поэтому вы чувствуете себя некомфортно. Я взяла его для защиты… от Златы.
   – Странно, что оно не помогло тебе от летуна, – заметил Влад.
   – Потому что они почти вампиры, так он обьяснил, – ответила я.
   – Вот как! – нахмурился Влад. – Он тебе еще и что-то объяснял! Непонятно!
   – Потом! Все потом! – быстро проговорил Стас и остановил такси. – Сейчас довезем Лилю до гостиницы и поедем в театр. Думаю, тебе лучше оставаться в номере сегодня, – обратился он ко мне.
   Они высадили меня у гостиницы и отправились на репетицию. А я поднялась в номер и первым делом плотно задернула шторы на всех окнах. Все произошедшее меня сильно напугало. Если бы братья не вмешались, неизвестно, чем бы для меня закончилось «свидание» с Воем.
   «Как он вообще оказался на крыше небоскреба? – размышляла я. – Почему именно в это время и в этом месте? Такое ощущение, что его кто-то навел. Надо было попытаться выяснить! Но когда бы я успела спросить об этом? Злата? Ее рук дело? Но навряд ли! Ведь именно Злата позвонила и начала выяснять, как я добралась. Хотя… если она в сговоре с летуном, может, таким образом она хотела удостовериться, что похищение произошло успешно? Все может быть».
   Я пыталась нащупать истину, я думала, что должно наступить какое-то мгновенное прозрение – и я сразу все пойму. Мои размышления казались вполне здравыми. Действительно, все могло быть. И разве я знала в точности, какую игру затеяла Злата? Все ее сегодняшние уверения, что она хочет дружить со мной и что мы теперь одна семья, вызывали большие сомнения. По правде говоря, я не верила ни одному ее слову. Мне вдруг захотелось сейчас же уехать в аэропорт, поменять билет и немедленно покинуть страну. Но что бы это дало? Навряд ли таким образом можно было избавиться от внимания летуна ко мне.
   – Я должна найти и изучить все известные способы защиты от оборотней, вампиров и прочих сущностей, – повторяла я как заклинание. – Я должна впредь быть крайне осторожной, обращать внимание на любые мелочи, происходящие в моей жизни и кажущиеся странными.
   Но уныние охватило меня. Я вспоминала поведение Влада после нашего посещения кондитерской, его непонятное отчуждение, нежелание общаться, и мне становилось все хуже. Получалось, что я не всегда могу рассчитывать на его защиту, что он подвержен перепадам настроения и не намерен объяснять мне их причину. И это пугало.
   «Я должна серьезно поговорить с ним, когда он вернется после выступления, – решила я. – Нельзя это так оставлять! Он должен все мне объяснить. Иначе в дальнейшем у нас постоянно будут возникать проблемы».
   Утвердившись в своем решении, я ощутила облегчение. Хотя уже начала понимать, что с Владом нельзя общаться как с обычным человеком. Видимо, его рысья сущность диктовала какие-то другие правила поведения, мне неведомые.
   Я приняла душ, переоделась в домашний костюм. И тут ощутила, насколько проголодалась. Выходить на улицу братья мне категорически запретили, и я была с ними согласна. Мне казалось, что за стенами гостиницы меня ждет Вой. А может, он притаился за окнами? Эта мысль вызвала новый приступ страха. Я вскочила и подбежала к окну. Посмотрев в щель между задернутыми портьерами, увидела обычный городской пейзаж.
   «Я читала, что вампиры могут появляться лишь в тех домах, куда получили личное приглашение хозяев, – припоминала я. – Но вот оборотней это не касается. Они входят куда угодно и в любое время. Но ведь Вой сказал, что он наполовину вампир. А те могут телепортировать и возникать в помещении словно из воздуха».
   При мысли о такой перспективе я содрогнулась. И тут же сказала себе, что я его сюда не приглашала и что его появление в принципе невозможно.
   – Может, позвонить Грегу? – пробормотала я. – Уж он-то точно все знает про вампиров. Сам недавно им был! Но неудобно беспокоить его…
   Я глянула на часы. Было почти восемь. Значит, в Москве всего четыре утра. В такое время звонить точно неудобно. После небольшого раздумья я заказала в номер ужин. Поесть не мешало, силы мне были нужны. Расправившись с форелью и овощным гарниром и выпив кружку горячего какао со сливками и куском яблочного пая, сразу почувствовала себя значительно лучше.
   После ужина я забралась с ногами на диван и открыла томик стихов «Капли крови». Его подарил мне Грег. Он же являлся и автором. С ним и его женой Ладой, которая и отдала мне бронзовое зеркало, я познакомилась в Москве. Они были дружны с братьями, которые в свое время помогли им в решении трудной задачи. Грег раньше был вампиром. Вначале я отказывалась верить в такое, но со временем убедилась, что это правда. Лада – обычная девушка. Они познакомились случайно[3]. И она искренне и страстно полюбила его, не зная, кем он является на самом деле. Их история уникальна, так как Грег узнал о способе пройти обратное превращение, и Лада помогла ему в этом. И вот цель достигнута: он снова человек, они по-прежнему вместе и даже поженились. Грег писал стихи. Недавно у него вышел сборник. Мое знакомство с его творчеством произошло случайно. Есть у меня друг Женя, с которым мы живем в одном подъезде и общаемся с самого детства. После девятого класса я поступила в техникум, а Женя остался в школе. Сейчас он закончил десятый класс. Но общаться мы не перестали. Женя увлекается игрой на гитаре и сочинением песен. Также он подбирает мелодии и к понравившимся ему стихам. Сборник Грега привезли ему из Москвы, и Женя так очаровался поэзией неизвестного ему автора, что в его душе родились прекрасные мелодии. Как-то он исполнил мне одну из песен. Так я впервые услышала это имя – Григорий Грег. Но разве я могла тогда предположить, что познакомлюсь с ним лично и что история о поэте-вампире окажется правдой?
   Вначале я провела пальцем по надписи на титульном листе: «Владу и Лиле на счастье», затем начала перелистывать страницы. Многие стихи я уже знала наизусть, так часто их читала.
Россыпь звезд над головой… Уплыву от берега.
В омуте ищу покой, в вечности затерянный.
На спине все дальше в ночь черную безмолвную…
Невозможно мне помочь. Запрокинув голову,
Я смотрю на Млечный Путь, надо мной раскинутый.
Только омут тянет вглубь, в мир, укрытый тиною,
Обещает мне покой темнотой манящею.
Я нырнул бы с головой… прочь от настоящего.
Руки плавно развожу, торможу движение…
Вверх иль вниз? Но лишь скольжу в звездном отражении.
По инерции плыву искоркой безвестною…
В бесконечности живу – между дном и бездною…

   И в который раз я задумалась над смыслом этого странного стихотворения. На душе стало смутно. Но разве я сама сейчас не очутилась… между дном и бездною? Да, я сделала выбор, когда не убежала от парня-рыси, не отвергла его любовь. Мало того – влюбилась сама! И поплыла по течению. Но сейчас я четко понимала, что чем дальше погружаюсь в его мир, тем все больше проблем у меня возникает. Но по-другому и быть не могло. Чего хорошего можно было ожидать от союза рыси и обычной девушки? На что я рассчитывала? Я вспомнила о многочисленных легендах племени славов. У меня имелось что-то наподобие самодельного сборника, который преподнес мне Влад. В первой части были собраны предания племени, во второй – записи некоего Алексея, который пришел в деревню моей бабушки, поселился там и начал собирать рассказы о рысях и тщательно записывать их. Алексей умер уже больше десяти лет назад, однако его записи сохранились и попали ко мне в руки. Влад необычайно обрадовался этому, упросил отдать ему тетрадь, а потом принес мне готовый сборник, выполненный в виде книги. Я прочитала его от начала до конца и не раз возвращалась к его текстам. Легенды были интересны и похожи на сказки. За исключением историй о судьбах влюбленных славов и обычных людей. И все они заканчивались трагически. Влюбленные непременно погибали. Это я поняла сразу. К тому же Влад неоднократно предупреждал меня, чем может закончиться наша связь. В его племени были категорически запрещены подобные отношения. Однако он пошел на нарушение законов. И не раз говорил, что его чувство сильнее всего на свете.
   Подумав об этом, я невольно начала улыбаться. Все мои страхи ушли, в душе появилась нежность.
   – Все будет хорошо! – прошептала я и закрыла сборник стихов. – И нечего читать все это! Лишь снова впадаю в депрессию! К тому же у Грега своя судьба! Зачем примерять на себя чужую жизнь? У меня свой путь! Но позвонить ему обязательно нужно. Все узнать о способах защиты, да и о летунах, если у него есть информация об этом племени. А пока можно что-то поискать в Сети!
   Я воодушевилась и уселась за ноутбук. Открыв его, набрала в поисковике слово «летун». Выскочило немало ссылок.
   «Летуны (флаеры, воладоры, черные тени) – существа, упоминаемые в книге Карлоса Кастанеды «Активная сторона бесконечности». Он описывает их как особый вид неорганических существ, хищников, использующих в качестве пищи сознание человека», – быстро читала я, понимая, что эти летуны никакого отношения к Вою не имеют. Однако одно время я увлекалась учением Кастанеды, поэтому машинально прочитала дальше:
   «Маги понимают под дисциплиной способность спокойно противостоять неблагоприятным обстоятельствам, не входящим в наши расчеты. Для них дисциплина – это искусство, искусство неуклонно противостоять бесконечности, не потому, что ты силен и несгибаем, а потому, что исполнен благоговения».
   Эта цитата проникла в мое сознание. Я поняла, что мне сейчас нужно именно быть… дисциплинированной, чтобы противостоять обстоятельствам. А не поддаваться унынию. Я приободрилась и начала открывать другие ссылки.
   «Роупджампинг (прыжки с высоты на альпинистской веревке) – это не для слабонервных! О том, как же выглядит это экстремальное занятие и как становятся роупджамперами, можно легко понять по видеоролику о Красноярском летуне…»
   Это было не то, и я закрыла статью. А вот запись из блога показалась интересной. Писал некий Энтони:
   «Я однажды видел летуна. Едва мы ступили на мост, летун возник над нами – чуть впереди… Сухой шелест пелерины – как взмах крыла летучей мыши. Хотя Ирвинг ничего не видел, он тоже почувствовал, что Ночной Летун приблизился… Я заорал от страха! То ли собака, то ли летучая мышь и летит прямо на тебя. Мерзкая морда! Он бросился на Ирвинга, показались клыки. Я остолбенел и не мог даже шевельнуться. Летун впился в его шею, словно вампир… Что было дальше, я уже не помню. Когда очнулся, понял, что меня везут в «Скорой». Ирвинга я больше никогда не видел…»
   На этом текст заканчивался. Я зашла в профиль Энтони, но эта запись была сделана больше года назад, и с тех пор он в блоге больше не появлялся. Конец ниточки оборвался.
   Я прочитала в следующей ссылке:
   «Орден Летучих псов. Знаю, что он существует. Но они крайне осторожны, свидетелей своего существования сразу убирают. Мою девушку обратили в летуна. В этом я не сомневаюсь…»
   Я кликнула, но оказалось, что запись удалена из Сети. Даже копии не сохранилось.
   Больше мне ничего обнаружить не удалось.
   «Все же придется звонить Грегу, – решила я. – Подожду еще пару часов и наберу его номер. Думаю, он знает о летунах».
   А пока я решила поискать способы защиты от вампиров. Ссылок оказалось великое множество, и я буквально утонула в потоке информации.
   «Считалось, что убить вампира можно только осиновым колом, проткнув им его сердце. Можно было бы предположить, что столь радикальный метод борьбы с вампирами характерен больше для романов и кинофильмов, чем для реальной жизни. Однако исторические хроники и раскопки археологов свидетельствуют об обратном…»
   «После обеда вампира отвозили на телеге за город, на место казни, и там ему прокалывали сердце острым деревянным колом. Руки вампиру связывали за спиной, голову отрубали и клали к ногам. Потом либо тело сжигали, либо набивали рот чесноком и камнями…»
   «Для уничтожения вампира требуется не любой ультрафиолет, а именно свет Солнца, ибо вред от него носит мистический характер и связан с тем проклятием, которое несет вампир как Порождение Тьмы…»
   «В фольклоре вампиры боятся чеснока и символов христианской веры, таких, как святая вода, распятие или четки…»
   «Вампир может быть уничтожен серебряной или освященной пулей, деревянным колом в сердце, через обезглавливание или кремацию…»
   «В древности в могилу клали тернистый стебель дикой розы, а чтобы защититься от вампира…»
   Я все читала и читала, но информация была в принципе повторяющейся и однообразной. Основные методы защиты – чеснок, солнечный свет, серебро, осина, дикая роза – казались мне надуманными и киношными. К тому же Вой был не совсем вампиром. А мне хотелось найти что-то настолько беспроигрышное, чтобы он не смог даже приблизиться ко мне. Только тогда я чувствовала бы себя в безопасности. Но не следовало забывать, что и оборотень мог бояться какого-то универсального средства защиты. Скорее всего, так бы и случилось, ведь Вой являлся, как он утверждал, симбиозом оборотня и вампира. А я хотела быть с Владом. И как тогда на него действовало бы найденное средство? Проблема, чем больше я обдумывала ее, казалась мне все более неразрешимой. Мелькнула мысль, что проще уничтожить Воя, чтобы избавиться от его преследований раз и навсегда. Но я понимала, что нельзя убить одну осу и не разозлить все осиное гнездо.
   Я закрыла ноутбук и забралась с ногами на диван. Не знаю, сколько я так просидела, так как находилась в какой-то прострации. До меня окончательно дошло, что где-то в городе находится Вой, возможно, даже не один, что он только и ждет случая, чтобы снова напасть на меня, и мне на самом деле грозит реальная опасность.
   – Что же делать? – воскликнула я. – Не сидеть же безвылазно в гостинице? Да и вернувшись в Благовещенск, разве я смогу избежать его преследования? Скорее наоборот! Там я подвергнусь еще большей опасности!
   Я схватила телефон и набрала номер Грега. Он ответил сразу.
   – Извини, если рано, – торопливо начала я, едва поздоровавшись, – но мое дело не терпит отлагательства.
   – Успокойся! – четко произнес Грег. – И расскажи все подробно. Я внимательно слушаю.
   Когда я закончила свое повествование, он несколько минут молчал. Я ждала, в волнении кусая губы.
   – Сразу отвечу на твой вопрос, почему Вой мгновенно не обратил тебя, – после паузы сказал Грег. – Но учти, что это мое мнение и оно может быть ошибочно. Хотя, думаю, что я прав. И вампиры, и оборотни обожают всевозможные игры. И это ты должна усвоить в первую очередь. Жизнь для них – игра. Вообще-то это неплохое оружие против них. Вампиры в силу своего вечного существования испытывают постоянную и, поверь, невыносимую скуку. И любые средства хороши, лишь бы развеялась хандра. А игра – это всегда выброс адреналина. И чем она интереснее и опаснее, тем лучше. Ну а оборотни по сути звери. Так что игра для них естественное состояние. Вспомни только кошку, поймавшую мышь. Прежде чем съесть ее, кошка вдоволь наиграется. И разве ее волнует весь тот ужас, который испытывает обреченная жертва?
   – Значит, летун просто-напросто играет со мной? – прошептала я, чувствуя ужас. – И я обречена?
   – Лиля, не хочу зря тебя пугать, – мягко произнес он. – Но лучше реально смотреть на проблему. Думаю, это именно игра. Сама подумай, что мешало ему укусить тебя не откладывая на той сосне в Центральном парке? Смешно предположить, что он ждал появления братьев-рысей! Как и нелепо думать, что он не почувствовал их приближение. Вой с тобой играет. И он точно знает, что тебе не уйти.
   Я сжалась от страха. Ситуация казалась безвыходной. Ревнивая Злата, преследующий меня летун – этих двоих хватило бы, чтобы меня уничтожить. Кто я? Обычная девушка, никакими особыми способностями не обладающая. Хорошо, что у меня есть суперслух и обоняние. Хоть это мне может как-то помочь.
   – Вот если бы ты могла превратиться в девушку-рысь, – тихо продолжил Грег, – то это точно помогло бы тебе избавиться от летуна раз и навсегда! Они нападают лишь на людей, как ты сама понимаешь. Но, думаю, такой путь неприемлем.
   – Стать рысью?! – изумилась я. – Что ты! Это невозможно!
   – Понимаю, – как мне показалось, грустно произнес Грег. – И никому не желаю такого обращения. Я сам столько всего преодолел, чтобы вернуть себе человеческую сущность! Если бы не Лада…
   – Да, я знаю, – сказала я. – И тебе очень с ней повезло!
   – Влад любит тебя, – задумчиво проговорил он. – И наверняка втайне мечтает, чтобы ты стала одной из его племени.
   – Это не так! Влад объяснил мне, что славами становятся исключительно по рождению. Обратиться из человека невозможно.
   – Вот как… – пробормотал он. – Что ж, нужно дать тебе средство защиты от летунов. И таковое имеется. Я займусь этим. У меня есть определенные мысли. А ты соблюдай предельную осторожность, одна никуда не ходи и старайся постоянно быть рядом с Владом. Как прилетите в Москву, сразу звони! Я сегодня же займусь твоей проблемой.
   – Спасибо, Грег! Ты так внимателен!
   – Пока не за что, – ласково ответил он. – До встречи!
   Я положила трубку и вздохнула с облегчением. Если Грег пообещал помочь, то я могла на него рассчитывать. Я, конечно, мало его знала, видела всего пару раз, но он не мог не вызывать восхищение. Найти способ обратиться из вампира в человека и следовать до конца поставленной цели! Только очень сильная и цельная личность могла выполнить это. К тому же, насколько я знала, да и могла убедиться на собственном опыте, у Грега после обратного превращения остались кое-какие экстраординарные способности. Например, я точно знала, что он может вводить человека в гипнотический транс, что он и проделал со мной, чтобы я могла вспомнить нападение на меня «вампира». Тогда именно Грег определил, что это был летун. К тому же, как я поняла из рассказов, Лада была многим обязана братьям-славам, Багровая Жемчужина оказала ей неоценимую помощь, поэтому можно было предположить, что и Грег и Лада сделают сейчас все, чтобы в ответ помочь Владу. И я могла на них положиться. Эта мысль немного меня успокоила, и я уже не так мрачно смотрела в будущее.
   Влад приехал после полуночи. Я еще не спала, решив, что должна сегодня же разобраться в его поведении и вызвать его на откровенный разговор. Но я хорошо запомнила слова Грега по поводу любви оборотней к игре, и это облегчило мне задачу, потому что объясняло кое-что в поведении Влада, до этого мне непонятное.
   – Как ты? – спросил Влад, только переступив порог номера.
   В его руках алел букет кустовых роз, и я невольно заулыбалась. Он протянул его мне и сказал:
   – Вампиры не выносят роз. Вот решил купить… на всякий случай.
   И улыбка сбежала с моего лица. Влад глянул на меня внимательно и замер, словно раздумывал о чем-то. Я видела, как хмурятся его брови, как он покусывает губы. Мои глаза повлажнели. Этот день был настолько тяжелым, что возвращение холодности Влада я бы просто не вынесла. Он положил букет на столик и шагнул ко мне. Крепко обняв, прижал к себе. Я уткнулась носом в его плечо, стараясь не плакать. Его руки нежно гладили мои волосы, губы мягко касались макушки.
   – Все хорошо! – шептал Влад. – Все хорошо!
   Успокоившись, я отстранилась и ушла в гостиную. Он последовал за мной. Я уселась на диван. Влад остановился напротив, скрестив руки. Его лицо вновь стало замкнутым.
   – Прошу тебя, объясни, что происходит! – тихо проговорила я, не сводя с него глаз. – Ты больше меня не любишь?
   – Если бы я не любил тебя, то разве спас бы от летуна? – вопросом на вопрос ответил он.
   – Тогда почему ты так холоден со мной? – продолжила я, чувствуя в душе облегчение.
   – Ответ в твоей голове, – туманно сказал он.
   Я вскочила, меня охватил гнев. Неужели так трудно сказать правду?! И тут я вспомнила слова Грега об игре и мгновенно взяла себя в руки.
   «Попробуем научиться играть», – решила я, внимательно наблюдая за удивленным Владом. Он явно изумился, когда я слетела с дивана с покрасневшим лицом.
– Порою заметишь вдруг:
Пыль затемнила зеркало,
Сиявшее чистотой.
Вот он, открылся глазам —
Образ нашего мира![4]

   – четко проговорила я, глядя в упор на Влада.
   Его лицо приняло какое-то беззащитное выражение. Он вдруг залился краской и опустил глаза. Я начала успокаиваться и снова уселась на диван. Влад приблизился и плавно опустился на пол возле моих ног.
   – Это ты не любишь меня, – еле слышно прошептал он. – Я услышал твои слова, сказанные в кафе Илье. Помнишь?
   Я вздрогнула. Илья спросил, люблю ли я Влада, а я честно ответила, что не знаю. Я неожиданно подумала, а нужна ли была в тот момент подобная честность? Не лучше ли было солгать и сказать, что я люблю Влада? Ведь Илья для меня уже давно стал просто другом, а вот Влад мне безумно нравился, мало того, я была сильно влюблена в него и знала это.
   – Помню, – ответила я после длительной паузы.
   – Не любишь? – спросил Влад и поднял голову, обхватив руками мои колени и положив на них подбородок. – Это из-за того, что я наполовину… зверь?
   «Солгать сейчас? – метались мысли. – Но одно дело бывший парень Илья, а другое – мой Влад! Никакой игры!»
   – Я безумно в тебя влюблена, – ласково произнесла я и погладила его волосы. – Я не могу без тебя, мне хочется постоянно быть рядом, я влюблена в твое лицо, в твои прекрасные глаза, даже в твой голос. И это правда. Но слово «любовь» для меня имеет большое значение. Понимаешь, я никогда не испытывала этого чувства… как я сейчас понимаю. Любовь – это что-то другое, нежели вот такая влюбленность, как у меня сейчас. Понимаешь, мне кажется, что она может быть лишь одна и на всю жизнь.
   Влад улыбнулся и потерся щекой о мои колени.
   – Ты у меня одна и на всю жизнь, – прошептал он.
   И я почувствовала, как нежность захлестывает меня.
   – Ты так легко признался мне в любви, – сказала я. – Меня это удивило.
   – Легко потому, что уверен, – ответил он. – Я думал, что и ты уверена. И когда услышал твой ответ на вопрос Ильи, то он поразил меня в самое сердце, словно удар острого ножа. Еще и Злата находилась рядом и тоже все слышала.
   – А вот это даже к лучшему! – заметила я. – Пусть Злата думает, что я не люблю тебя. Может, это притупит ее живой ко мне интерес? И ее ревность немного остынет?
   – Не любишь… – грустно произнес Влад. – Мне невыносима эта мысль!
   Я сползла с дивана и села на пол рядом с ним. Взяв его лицо в ладони, заглянула в глаза.
   – Влюблена и… почти люблю, – ласково проговорила я. – И откуда я знаю, может, это на всю жизнь? Влад! Я стараюсь быть с тобой честной, говорю тебе все как есть. Разве это не доказывает, что я полностью тебе доверяю?
   Он улыбнулся. Я коснулась губами его губ. Влад обхватил меня. Мы засмеялись и упали на ковер.
   – Тогда я буду ждать и сделаю все, чтобы и ты полюбила меня… на всю жизнь! – прошептал он в мои раскрытые губы.
   Я не успела ответить, так как он начал страстно целовать меня. Затем перевернул на спину. Ощутив тяжесть его тела, я вздохнула и закрыла глаза. Я не могла противиться физическому влечению. Секс с каждым разом становился все лучше. Наши тела подстраивались друг под друга, и я совершенно теряла голову…
   Я проснулась рано утром и посмотрела на безмятежное лицо спящего рядом Влада. Его губы улыбались, щеки раскраснелись. Я осторожно коснулась губами его ресниц и встала. Приняв душ, заглянула в спальню. Влад по-прежнему спал. Я решила не будить его, так как было всего семь утра. К тому же я знала, что и сегодня у братьев выступление. Ночь была бурной, поэтому Владу лучше выспаться как следует, чтобы восстановить силы. Сегодня мое настроение было лучезарным. То, что мы вчера все-таки смогли объясниться, радовало и вызывало умиротворение в душе. Для меня поведение Влада стало прозрачным, его недавняя холодность имела свою причину, и я сейчас понимала, насколько болезненно Влад реагирует на мое отношение к нему. И решила, что впредь буду крайне осторожна в высказываниях. Я ощущала, как сильное и жаркое чувство переполняет меня, как все внутри буквально тает при одном взгляде на… любимого. Да, мне хотелось произносить именно это слово, когда я смотрела на спящего Влада. Оно само рвалось с моих губ.
   «А может, это и есть любовь? – размышляла я, глядя на его разметавшиеся по подушке русые волосы, на подрагивающие длинные темные ресницы. – Мы гоняемся за ней, пытаемся понять, что за чувства владеют нами, подбираем им определения. Но что значат слова в этом мире? Разве не лучше и не честнее просто отдаться нашим чувствам, наслаждаться ими, хранить их как зеницу ока? А не пытаться без конца анализировать, что это: любовь, влюбленность или обычная симпатия?»
   Я вздохнула, наклонилась и легко коснулась поцелуем горячей щеки Влада. Он не проснулся, лишь кончики его губ приподнялись в едва заметной улыбке. Он что-то пробормотал во сне и перевернулся на другой бок.
   В этот момент я услышала, как в гостиной тихо звякнул мой телефон, предупреждая о приходе эсэмэс.
   «Не иначе от Златы!» – решила я и покинула спальню.
   Взяв телефон, увидела, что это от Грега. Он просил зайти в почту. Я сразу начала волноваться, ожидая каких-нибудь плохих известий. Сев к столу, открыла ноутбук. От него было письмо.
   «Доброе время суток, Лиля! – прочитала я. – Высылаю тебе легенду о возникновении Ордена летучих псов. Думаю, тебе это будет интересно! К тому же почерпнешь для себя кое-что полезное. Знания – всегда оружие! Хочу также сообщить, что средство защиты скоро будет готово. По приезде в Москву ты его получишь. От Лады привет!»
   Ниже был прикреплен файл с текстом легенды. Я открыла его и погрузилась в чтение.
Верный пес Хрона. doc
   «Вампир по имени Хрон испытывал смертельную скуку. Но это было неудивительно, ведь он жил на земле более пятисот лет. По правде говоря, он просто не знал, чем себя занять. Все его увлечения, которые хоть как-то могли развеять хандру, давно ему надоели. К тому же Хрон был одиночка. Все его кровные родственники умерли, и он никого из них не превратил в вампира, а позволил уйти из жизни естественным путем. С другими бессмертными отношений он не поддерживал. Правда, несколько раз влюблялся в прекрасных вампирш и даже завязывал отношения. Но и это ему довольно быстро надоедало. Его раздражало, когда девушки начинали требовать, на его взгляд, слишком многого. А их капризы были весьма разнообразны. Одной, видишь ли, хотелось стать властительницей родного города, этакой некоронованной королевой ночи, и она требовала от Хрона всяческой помощи в борьбе за власть, другая мечтала перейти на новый уровень, хотя, по мнению Хрона, опустилась на низшую ступень, так как девушка перестала убивать людей и пить их кровь. Она насыщалась исключительно кровью крыс и требовала того же от Хрона. Конечно, на такое пойти он не мог и расстался с ней. Третья решила, что они обязаны придерживаться моногамных отношений, что Хрон не может даже взглянуть на других вампирш, а уж тем более на обычных девушек. Она считала, что он ее собственность, и ревновала по любому поводу. И с ней Хрон расстался. Были за пятьсот лет еще связи, но всегда девушки раздражали его своими прихотями. И он решил, что лучше жить в одиночестве и довольствоваться легкими мимолетными встречами на одну ночь. И все бы было хорошо в его жизни, но вот приступы тоски стали повторяться все чаще. Они начали переходить в затяжные депрессии, и Хрон просто не знал, как с этим справиться.
   Однажды в тихие июньские сумерки он сидел на берегу озерка и смотрел на багровую от заходящего солнца воду. И вдруг услышал собачий лай. Животные не выносят вампиров, обычно они визжат и стараются убраться как можно дальше. Но Хрону было лень даже шевельнуться. И вот на противоположной стороне озерка появилась какая-то старушка. Она явно возвращалась из леса. Хрон приметил в ее руках корзинку. В лесу было много ягод, видимо, она собирала их и припозднилась. Вначале он напрягся, так как ощутил приступ голода. Хрон не пил крови со вчерашнего дня. Но когда тоска нападала на него, его аппетит сильно понижался. Он вытянул шею, изучая старуху, и поморщился. Ей было лет девяносто, не меньше, и такой крови он не хотел. Впереди нее двигался не менее старый пес. Именно его лай Хрон и услышал. Пес явно тревожился, он озирался, принюхивался. Но вампир находился на противоположном берегу, да и пес был очень стар. Видимо, его обоняние уже давно утратило прежнюю остроту. Старуха ласково что-то говорила своему спутнику, иногда она останавливалась и наклонялась, гладя его между ушами. Пес припадал к ней и яростно вилял хвостом. Хрон наблюдал за ними от скуки. Они шли по берегу озерка. Но вдруг старуха резко остановилась и начала хватать ртом воздух. Пес повернулся к ней и взвыл дурным голосом. Старуха рухнула навзничь. Хрон почувствовал на расстоянии ветер Смерти, пролетевший над ней. Но это не тронуло его. Старуха была слишком древней, чтобы жить дальше. Пес ткнулся носом в ее тело, залаял, затем завыл. И тут же замолчал. Он подполз к мертвой хозяйке, положил голову на ее тело и затих. Хрон не мог понять его поведения. Пес был не настолько стар, чтобы тоже уйти из жизни. Он подождал какое-то время, но пес не шевелился. Хрон одним прыжком перенесся через озерко и опустился возле них. Собака была мертва. Но ее морда выражала счастье и умиротворение. Хрон оставил их и вернулся домой.
   Он жил в чаще этого леса в построенном им самим удобном деревянном доме без единого окна. Забрался внутрь своего жилища и улегся на топчан. Из головы все не выходила смерть пса. Хрон пытался понять, отчего он скончался. Он знал, что собаки привязываются к людям, считают их своими господами, служат им верой и правдой.
   – Вот! – громко воскликнул Хрон и сел. – И мне нужно найти себе такого же друга! Верного и преданного! Готового умереть за меня!
   Но собаки не выносят вампиров, и Хрон это отлично знал. Уныние охватило его, и тоска навалилась с новой силой. Хрон улегся на спину и начал изучать деревянный потолок. Он отлично видел в темноте, и его взгляд машинально скользил по потемневшим от времени бревнам.
   – Где же мне взять пса, который не боится вампиров? – бормотал он. – И есть ли на земле такие животные, которые могут общаться с нами? Только ядовитые змеи. Но они меня мало привлекают!
   В этот момент Хрон заметил какое-то движение в углу под потолком, не раздумывая вскочил и подлетел. Летучая мышь, а это была именно она, с тонким писком метнулась к закрытой двери. Хрон опередил ее и схватил. Он опустился на топчан. Мышь была крупной. Ее горячее тельце подрагивало в его пальцах. Но она смотрела ему прямо в глаза живыми черными бусинками глаз.
   – Привет! – стараясь говорить ласково, произнес Хрон. – А ты что тут делаешь?
   Мышь, будто поняв его, резко запищала в ответ.
   – Вот если бы еще и умела говорить на моем языке! – вздохнул он. – Цены бы тебе не было!
   И Хрон разжал пальцы. К его удивлению, мышь не улетела, а уселась к нему на колени. Ее страшненькая мордочка с большими нервно подрагивающими ноздрями выражала явное любопытство. Она расправила огромные для ее тела перепончатые крылья и опустила их, затем сложила на спине.
   – А ты забавная! – тихо заметил он и погладил ее спинку.
   Затем улегся. Мышь посидела какое-то время возле него, затем взлетела под потолок и прицепилась лапами к балке, свесившись головой вниз. Хрон впервые за последние лет сто рассмеялся, настолько нелепой показалась ему эта поза. Он мало что знал о повадках летучих мышей и решил, что его гостья таким образом устроилась на ночлег. Хрон, как и любой вампир, никогда не спал, поэтому он просто лежал и изучал висящую вниз головой мышь. Она не шевелилась. И скоро ему снова стало грустно. Через пару часов он встал с топчана и вышел на улицу. Полная луна заливала окрестности мягким желтоватым светом. Хрон постоял возле дома, глядя на небо, затем, сам не понимая причину, отправился на озеро. Резкий писк, раздавшийся над его головой, заставил его посмотреть вверх. Мышь летела над ним. Хрон засмеялся и поднялся в воздух. Они помчались наперегонки. И когда под ним заблестела гладь озерка, Хрон заскользил над ней, а затем резко опустился на берег к двум застывшим телам. Старуха и ее пес по-прежнему лежали на земле. Возможно, их все еще никто не хватился. А может, старуха была одинока и некому было беспокоиться об ее долгом отсутствии. Хрон замер возле них. Тоска навалилась с новой силой. Он даже застонал сквозь сжатые зубы. В этот момент мышь опустилась на труп собаки и начала теребить шерсть. Хрону это отчего-то не понравилось, и он отогнал мышь.
   – Ты питаешься падалью? – спросил он, хотя знал, что та не ответит.
   Мышь снова уселась на голову собаки.
   – Если бы повелитель услышал меня и сотворил мне на утеху такое существо, которое бы соединяло в себе эту забавную мышь, умеющую летать, и верного пса, то не было преданнее ему вампира на земле, чем я!
   Как только Хрон это проговорил, из озера поднялся сиреневый сгусток тумана и превратился в зыбкую фигуру. Она подплыла к берегу и остановилась напротив оцепеневшего вампира. Он видел лишь горящие словно угли глазницы. Но тут же рухнул на землю и начал умолять простить его за дерзость.
   – Встань, Хрон! – пророкотал голос. – Ты пообещал, что будешь всецело предан повелителю, а это дорогого стоит! Вампиры стали своевольничать, часто выходят из-под власти Тьмы, даже появились случаи их обратного превращения… в людей. Давай заключим сделку. Ты будешь неустанно искать таких отступников и незамедлительно сообщать нам о них. А взамен я сотворю для тебя того, кого ты только что попросил. Тем более сейчас самый подходящий момент – полнолуние! Да и мышь уже вкусила плоти собаки. Это облегчит задачу. Согласен?
   – Да, господин! – закивал Хрон. – Я согласен на все!
   Фигура махнула рукой. От луны быстро понесся вниз тонкий серебряный луч. И как только он коснулся трупа собаки с сидящей на ней мышью, они отделились от земли, закрутились в воздухе светящимся сгустком. И вот уже перед Хроном стоит большой темно-серый пес. Его морда похожа на ту, что была у летучей мыши, за спиной расправились огромные крылья.
   – Твой слуга навеки! – громко произнесла фигура и растаяла в поднимающемся с воды тумане.
   Пес гавкнул и подполз на брюхе к Хрону, виляя хвостом. Тот заулыбался и погладил его по спине между крыльями. И вдруг пес вскочил на задние лапы и превратился в статного бледного юношу. Хрон от неожиданности вскрикнул и отпрянул. Юноша упал перед ним на колени и быстро заговорил:
   – Я весь в твоей власти, хозяин! Если хочешь, прикажи мне принять обратно звериный облик! Или остаться в этом виде! Все, что ты скажешь! Ведь отныне я принадлежу тебе. И все мои потомки будут вечно служить вампирам. Таково условие моего появления!
   – Нет, останься пока в виде… человека, – сказал Хрон и поднял юношу с колен. – И пошли, поохотимся вместе!
   Юноша заулыбался, и они быстро двинулись в сторону ближайшей деревни.
   С тех пор Хрон забыл, что такое скука. Лай – именно так он назвал своего нового друга – был неотлучно при нем. И именно он основал Орден летучих псов, вечных слуг вампиров».
   – Вечные слуги вампиров, – прошептала я, когда закончила читать и закрыла файл. – Вот, значит, каково ваше предназначение! И это, судя по всему, у летунов на генетическом уровне. Жаль, что у меня нет ни одного знакомого вампира! Лучшую защиту от приставаний Воя трудно и придумать. Хотя еще неизвестно, какое из этих двух зол наименьшее для меня!
   – Что ты там шепчешь? – раздалось у меня за спиной, и я невольно вздрогнула.
   Влад обнял меня сзади и потерся носом о мою макушку.
   – Грег прислал письмо с легендой о летунах, – пояснила я.
   – Вот как! Интересно! – сказал он и сел рядом.
   Я открыла файл. Влад быстро пробежал глазами текст.
   – Знаю, что у Грега огромная библиотека, ведь он много лет собирает книги, как и его семья…. бывшая, – заметил он. – Я даже как-то хотел попросить его найти в его коллекции легенды о славах.
   – Но ведь у вас имеются все легенды племени, так мне показалось, – ответила я. – Сборник, который ты мне отдал, выглядит внушительно.
   – Кто ж знает, все ли там! – вздохнул Влад.
   – Ты обратил внимание, что летуны изначально были созданы как слуги вампиров? – решила я перевести разговор на другую тему.
   – Да! – закивал он. – И для меня это новость! Мы всегда думали, что они появились вследствие какой-то генетической мутации. Но оказывается, они создания дьявола.
   – Вой утверждал, что они почти что вампиры, – задумчиво произнесла я.
   – Это и понятно! – ответил Влад. – Их вечные хозяева являются для них недостижимым эталоном.
   – Однако не находишь странным, что «слуги» давно живут отдельно, их популяция свободно перемещается по земле и никаких хозяев, насколько я поняла, в настоящее время у них нет.
   – Мы не знаем истории ордена, – сказал Влад. – Возможно, что-нибудь произошло, слуги взбунтовались и вышли из-под власти хозяев.
   – Вой говорил, что вампиры часто совокуплялись с их самками и от этого рождалось потомство с новыми способностями, близкими к вампирским, – заметила я.
   – Много же он успел тебе рассказать! – недовольно произнес Влад. – Что за странный интерес у этого летуна к тебе, обычной девушке? Одно дело, если бы он просто хотел обратить тебя! Укусил бы – и всех делов. У них это происходит без затей. Но он поднял тебя на сосну и потом что-то еще рассказывал.
   – Хотел поиграть, – осторожно сказала я и глянула на Влада.
   Но его лицо осталось спокойным.
   – Главное, что ты жива и здорова! – произнес он и встал. – И, насколько я понял из письма, Грег уже готовит для тебя средство защиты. А ему я всецело доверяю. Он всегда выполняет свои обещания. Что ты будешь на завтрак? – без перехода спросил он, и я невольно улыбнулась.
   – Кофе и булочку с маслом!
   – Сейчас закажу в номер, только умоюсь, – сказал он и отправился в ванную.
   После завтрака Влад предложил прогуляться.
   – А то ты так и просидишь в номере! – заметил он. – И Манхэттен не увидишь!
   – Да я как-то особо и не стремлюсь, – робко проговорила я.
   При мысли, что мне придется выйти из безопасного номера на улицу, пусть даже и под защитой Влада, сердце сжалось от страха. Так и казалось, что над городом кружит Вой и выглядывает меня из толпы. А где-то в переулках затаилась ревнивая злобная Злата. В таком сопровождении гулять как-то не хотелось.
   – Лиля! – засмеялся Влад и внимательно глянул мне в глаза. – Ты боишься? Я не дам тебя в обиду никому на свете! До выступления еще масса времени, и я в полном твоем распоряжении!
   – Ну хорошо, – после краткого раздумья согласилась я, решив, что не отойду от Влада ни на шаг.
   – Сейчас прогуляемся по Музейной миле, – оживленно проговорил он, – потом где-нибудь пообедаем – и по магазинам! Тут их видимо-невидимо! Купим обновок! Как ты на это смотришь?
   – Музейная миля? – с сомнением повторила я. – А что это?
   – Так называется отрезок Пятой авеню, на котором располагается множество самых различных музеев и картинных галерей. Есть очень любопытные.
   Я глянула на Влада, но на его лице был написан живой интерес. Меня это удивило. Трудно было предположить, что парень-рысь интересуется подобными вещами. Но что я вообще о нем знала? Я окунулась в отношения с головой, они развивались стремительно, и я просто не успела досконально изучить ни характер Влада, ни его привычки, ни вкусы.
   – Ты любишь рассматривать музейные экспонаты? – спросила я.
   – Люблю живопись и фотографию, – с улыбкой ответил он. – На семидесятой улице расположен особняк одного из богатейших людей начала прошлого века, угольно-стального магната Генри Фрика. Он собирал коллекцию живописи, в основном европейских художников. Но и сам особняк, и даже его обстановка отлично сохранились.
   – Наверное, это любопытно! – заметила я, хотя особого желания изучать выставки не испытывала.
   Даже шопинг, по правде говоря, меня сейчас мало привлекал. Страх не отпускал. Я так и видела перед глазами то бледное лицо Воя с горящими черными глазами, то раздутые хищные ноздри Златы и ее кривую улыбку.
   «Надо же было нажить себе двух сильных и опасных врагов за такой короткий срок! – думала я. – Как бы помягче отказаться от прогулки? Все-таки лучше будет остаться в номере! Но Влад, видно, настроился и просто жаждет показать мне достопримечательности города!»
   Когда Влад уже был готов к выходу, я все стояла у открытого шкафа словно в столбняке. Нежелание куда-либо выходить окончательно окрепло.
   – Лиль! – возмутился он. – Ты еще не одета? Вон та миленькая белая юбочка и к ней синяя блузка с рукавами-фонариками мне очень нравятся, – заявил он и вытащил вешалки. – В этом наряде ты напоминаешь мне хорошенькую легкомысленную школьницу, которая решила прогулять уроки.
   И Влад засмеялся, приложив ко мне блузку.
   – И этот яркий цвет тебе очень идет! Хотя ты и брюнетка, но синий тебе к лицу!
   – Иногда хочется полностью изменить внешность, – пробормотала я. – Чтобы вообще никто не узнавал. Тогда и по улицам гулять можно без опаски!
   Он глянул на меня более внимательно, и улыбка сбежала с его лица.
   – А что? – после паузы сказал Влад. – Легко!
   – Ты о чем? – насторожилась я.
   – Внешность кардинально изменить, – ответил он. – Мне вот тоже надоело, что все на меня смотрят, не успею на улицу выйти. Меня побреем наголо, а тебя перекрасим в платиновую блондинку, вставим синие линзы и подберем какой-нибудь сексуальный наряд! Что скажешь?
   Он такого предложения я невольно расхохоталась. Напряжение сразу спало.
   – Но тебе нельзя кардинально менять имидж, – сказала я, когда немного успокоилась. – Ты ведь выступаешь в шоу! И должен соответствовать стилю братьев.
   – Это да! – вздохнул Влад. – Но вот тебе никто не мешает поменять внешность!
   – Ты серьезно? – удивилась я. – Тебе не нравится, как я выгляжу?
   – Что ты! – прошептал он и прижал меня к себе. – Я обожаю тебя! И мне все равно, в каком ты виде! Ведь ты – это… ты! Моя единственная и неповторимая!
   Я подняла лицо и подставила губы. Влад начал целовать меня, и мы забыли о времени.
   Звонок мобильного привел нас в чувство.
   – Кто это? – нахмурился Влад, отрываясь от меня. – Ведь это твой телефон!
   – Понятия не имею, – пожала я плечами. – Все никак не поставлю различные рингтоны на вызовы.
   Я взяла телефон. К моему удивлению, это оказался Илья. Вначале я даже обрадовалась, но мелькнула неприятная мысль, что Илья, похоже, идет во всем на поводу у Златы и доверять ему до конца не стоит.
   – Да? – ответила я довольно напряженным тоном.
   – Привет, Лиля! – весело произнес он. – Занята? У меня освободилась пара часов. А кроме тебя у меня здесь и знакомых-то почти нет. Все о тебе думаю, как только ты прилетела. Может, проведешь немного времени и со мной? Или ты с Владом сейчас?
   – С Владом, – подтвердила я. – А Злата не составит тебе компанию?
   – У нее фотосет на готическую тему, – кратко пояснил он.
   «А может, чем больше вокруг меня будет народа, тем безопаснее?» – подумала я, а вслух сказала:
   – Мы собирались походить по выставкам и потом пообедать. Если хочешь, присоединяйся.
   – Но… – начал Влад, но я подняла руку, и он замолчал.
   – А ты сейчас где? – уточнила я.
   Оказалось, что Илья находится в паре кварталов от нашей гостиницы. Он ходил на кастинг, но по голосу я слышала, что он удручен. Договорившись о месте встречи, я закончила разговор.
   – Что это было? – хмуро поинтересовался Влад. – Может, я лишний на этом свидании? Ведь мы хотели провести время до моей работы вместе! Только ты и я!
   – Не сердись! – ласково проговорила я и обняла его, заглядывая в глаза. – Илья пробудет с нами всего пару часов, а потом уедет по делам. Так он сказал.
   – Не понимаю, – ответил Влад. – Зачем он тебе?
   – Для компании, – пояснила я. – Мне так спокойнее!
   – Что? – удивился он, но его лицо приняло более дружелюбное выражение. – Неужели ты считаешь, что обычный паренек сможет защитить тебя в случае опасности лучше, чем рысь?
   – Я этого не говорила! Просто подумала, что двое всегда надежнее, чем один.
   – Ну не знаю… – пробормотал он. – Лиля! Если ты настолько напугана, то, может, действительно вообще не выходить из номера?
   – Да, я напугана! – согласилась я. – Ты бы видел морду этого летуна! К тому же я не могу понять, что у него на уме. И я не настолько глупа, чтобы поверить, что Вой навсегда забыл о моем существовании! И пока Грег не дал мне верное средство защиты, я испытываю… страх.
   При этих словах Влад крепко меня обнял. Я спрятала лицо в его распущенных волосах, вдыхая их запах. Когда он был так близко, я чувствовала себя в безопасности. Мне не хотелось покидать его объятия даже на минуту. Но это было невозможно.
   Илья ждал нас возле входа в кафе, неподалеку от гостиницы. Он прохаживался по тротуару с весьма задумчивым видом. Выглядел он великолепно. Я заметила, как на него поглядывают проходящие мимо девушки. Но он, казалось, совсем не замечал их внимания. Увидев нас, повернулся и молча ждал нашего приближения. Его красивое лицо показалось мне меланхоличным. Я вдруг осознала, насколько изменился Илья за этот месяц. Весь его лоск, непоколебимая уверенность в себе и своей мужской неотразимости сошли на нет. Казалось, что Илья понял что-то такое, что, возможно, изменило его мировоззрение. Но и я, по всей видимости, изменилась не менее сильно, так как, когда мы приблизились, Илья с сомнением в голосе произнес:
   – Знаешь, Лиля, что-то в тебе стало совсем другим. Смотрю на тебя и не узнаю свою подружку и землячку.
   – Ерунда! – стараясь говорить как можно беззаботнее, ответила я. – Перед тобой все та же девчонка из соседнего двора, своя в доску, – для пущей убедительности добавила я жаргонное выражение и рассмеялась.
   Но Илья смотрел прямо мне в глаза. Он даже не улыбнулся. Потом опустил голову и тихо и как-то потерянно произнес:
   – Что с нами стало?
   – Не накручивай! – весело произнес Влад и пожал ему руку. – Просто вы повзрослели, только и всего! Выбрались наконец из своей провинции, мир увидели. А это обычно быстро меняет мировоззрение.
   – Может, ты и прав, – после паузы согласился Илья. – Так что, куда отправимся? – поинтересовался он другим тоном.
   

notes

Примечания

1

2

3

4

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →