Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Главной причиной смерти на рабочем месте является убийство

Еще   [X]

 0 

Жаркая сказка Бразилии (Лазарева Ярослава)

Прошло три года с той памятной встречи в Лондоне, но Наташа так и не смогла забыть Геру, а подаренный им кулон с турмалином не снимала ни на секунду. Отправившись в Бразилию отдохнуть и подтянуть португальский, девушка не думала, что ее заветная мечта исполнится на другом краю света – в жарком и далеком Рио-де-Жанейро…

Год издания: 2013

Цена: 49.9 руб.



С книгой «Жаркая сказка Бразилии» также читают:

Предпросмотр книги «Жаркая сказка Бразилии»

Жаркая сказка Бразилии

   Прошло три года с той памятной встречи в Лондоне, но Наташа так и не смогла забыть Геру, а подаренный им кулон с турмалином не снимала ни на секунду. Отправившись в Бразилию отдохнуть и подтянуть португальский, девушка не думала, что ее заветная мечта исполнится на другом краю света – в жарком и далеком Рио-де-Жанейро…
   Читайте в самой романтичной книге весны продолжение истории любви Геры и Наташи!


Ярослава Лазарева Жаркая сказка Бразилии

Глава первая

О. Уайльд «Портрет Дориана Грея»
   После успешной сдачи июньской сессии Наташа поехала домой. Она училась в НГЛУ[1] на факультете английского языка. И вот первый курс успешно окончен, экзамены сданы и можно отдыхать. Наташа жила в небольшом городе, находящемся в сорока километрах от Нижнего Новгорода. И поначалу ездила в универ на рейсовом автобусе. Но ей приходилось вставать в пять утра, чтобы успеть вовремя на занятия. В сентябре это было еще терпимо, но когда наступил слякотный и темный ноябрь, Наташа поняла, что она так больше не может. Слишком много времени уходило ежедневно на дорогу, она выматывалась с непривычки и приезжала домой утомленная настолько, что с трудом могла готовить домашние задания. Назрела необходимость поселиться в Нижнем. И Андрей Викторович, ее отец, поддержал дочку. Он души в ней не чаял, а после смерти ее матери Наташа стала для него буквально светом в окошке. Дочка росла неизбалованной, была ответственной, доброй и хозяйственной. Она любила и отца и младшего брата Витю и взяла на себя заботу о них и доме. Семья жила на окраине в частном деревянном доме, построенном еще в позапрошлом веке. И забот девушке хватало.
   Когда Наташа училась в школе, она с легкостью справлялась с хозяйством. Но после поступления в университет и ежедневных, помимо воскресенья, поездок в Нижний времени у нее стало катастрофически не хватать. И на семейном совете решили, что Наташа поселится в съемной квартире. При университете имелось общежитие, но она отказалась от места еще при оформлении документов. К тому же Андрей Викторович считал, что нормально заниматься в общежитии будет невозможно. А тут как раз подружка ее одногруппницы Аллы, с которой они снимали однокомнатную квартиру в хрущевке неподалеку от университета, решила уехать по семейным делам. Место освободилось, и Алла предложила Наташе поселиться с ней. Они сразу как-то сдружились еще на вступительных экзаменах, поддерживали друг друга, в аудитории сидели только вместе. Наташа знала, что ее новая подруга родом из Нижнего Новгорода, поэтому ей было удивительно, что та решила снимать квартиру. Но мало ли какие могли быть обстоятельства! А лезть в душу она не привыкла и решила, что подруга сама ей расскажет, если захочет. Алла нравилась Наташе своей серьезностью и страстью к учебе. Она свободно владела английским и немецким. Но ей этого казалось мало, и Алла решила самостоятельно освоить романскую группу языков и начала изучать испанский. И Наташа не отставала от подруги. К тому же она знала: каждый новый язык, относящийся к той же группе, что и предыдущий изученный, дается все легче. Английский она активно учила еще в школе и даже стала победительницей не одной олимпиады. А в десятом классе Наташа с группой школьников, таких же призеров, ездила в Лондон на неделю. Многое тогда произошло в ее жизни, это путешествие оставило глубокий след в ее душе. Вернувшись домой, она окончательно решила, что посвятит свою жизнь именно лингвистике. И вот первый курс университета позади.
   Наташа сидела в рейсовом автобусе и смотрела в окно на зеленеющие поля. Мысли были приятными. Впереди каникулы! Конечно, по хозяйству хлопот всегда много, одна прополка огорода чего стоит, не говоря уже об уходе за домашней живностью, но все равно она радовалась, что сможет два месяца пожить дома. И не нужно ездить в Нижний. С Аллой ей было легко, они отлично уживались все это время, но разве можно съемную квартиру сравнить с родным домом? Наташа вздохнула и начала улыбаться.
   Краем глаза она заметила какое-то движение сбоку автобуса и повернулась к окну. И не только она. Почти все пассажиры заинтересовались лихим водителем. Парень сидел в открытом кабриолете «Ауди» канареечного цвета, его черные волосы развевались на ветерке, одна рука небрежно держала руль. Вел машину он картинно, при этом поглядывал в окна автобуса. Наташа вздрогнула и залилась краской. Жоржи! Парень в этот момент начал сигналить. Водитель автобуса высунулся в окно и что-то закричал ему. Но парень и не подумал отстать. Наташа не знала, что делать. Она уже успела изучить взрывной характер Жоржи, наполовину бразильца, и понимала, что добром дело не кончится. Автобус в этот момент припарковался на обочине. Кабриолет остановился за ним. Водитель выскочил и начал кричать, что «он рейсовый, для него расписание важнее всего и нечего тут цирк устраивать!». Пассажиры радовались бесплатному шоу и как могли комментировали происходящее. Жоржи выбрался из кабриолета, в его руках был огромный букет красных роз. Водитель замолчал.
   – Там девушка! У вас в автобусе! Я видел ее в окно! – громко заговорил парень. – Откройте дверь! Я только подарю ей букет!
   – Это что же, сбежала она от тебя, что ли? – начал смеяться водитель. – Давай, парнишка! У тебя пара минут! А потом я поеду, у меня расписание!
   Передняя дверь автобуса открылась, Жоржи вскочил в салон. Пассажиры были счастливы – шоу продолжалось – и громко выражали одобрение. Наташа не знала, куда деваться от неловкости. Она встала и выбралась в проход.
   – Давай, не робей! Делай ей предложение прямо тут! – радостно заорал мужчина, сидевший позади.
   – Прямо как в сериале! – со вздохом проговорила пожилая женщина с соседнего сиденья. – Повезло тебе, девушка!
   Жоржи уже стоял перед Наташей. В салоне наступила тишина. Заметив, что поднялось несколько рук с включенными гаджетами – пассажиры не собирались упускать такой шанс и решили все записать на видео, – Наташа не выдержала. Она закинула дорожную сумку на плечо и бросилась к задней двери. Водитель, следящий за всем происходящим, раскрыл двери перед девушкой. Наташа выскочила на улицу. Жоржи не растерялся и вылетел за ней. Автобус тронулся. Правда, перед тем, как уехать, водитель высунулся в окошко и громко спросил:
   – Ты сама доберешься или как? Ждать, пока вы тут объяснитесь, я не могу!
   – Спасибо! – крикнула ему Наташа. – С ним доеду!
   – Вещи-то все взяла?
   – Да! – ответила она и бросила сумку в кабриолет.
   – Счастливо! – ответил он.
   Пассажиры дружно махали руками и улыбались. Наташа забралась в машину и села, скрестив руки на груди. Жоржи кинул розы на заднее сиденье. Он широко улыбнулся, но Наташа видела, что парень растерян и не знает, как начать разговор.
   Знакомство с Жоржи произошло еще в октябре. Была пятница, они отсидели первую пару, затем из-за болезни преподавателя образовалось окно. Студенты разбрелись кто куда. Денек выдался теплым и тихим, и Алла предложила выйти прогуляться. Наташа согласилась. Она сегодня встала, что называется, не с той ноги, ей даже не хотелось ехать в университет, и она мысленно прикидывала, по какой уважительной причине могла бы пропустить занятия. Но ее характер не давал расслабиться, она всегда отличалась ответственностью и серьезностью, к тому же любила выбранную специальность. Наташа сказала сама себе, что это просто плохое настроение, и оно пройдет, и нельзя потакать своим капризам. Однако с утра она была молчалива и погружена в свои мысли. Сегодняшний сон не давал ей покоя. Это было самое прекрасное, но и мучительное воспоминание из ее прошлого. И вот сейчас перед ее внутренним взором постоянно всплывало лицо красивого золотоволосого и голубоглазого юноши.
   А ведь минуло уже почти три года после встречи с Герой. Это произошло во время поездки группы школьников, победителей олимпиады по английскому языку, в Лондон. Наташа тогда была очарована творчеством Оскара Уайльда и в особенности его шедевром «Портрет Дориана Грея». Она несколько раз перечитала это произведение, и описание Дориана уже затмило образ из фильма-экранизации, созданный актером Беном Барнсом. Исполнитель главной роли был темноволосый и темноглазый, а в книге Уайльд описал совсем другой типаж:
   «Лорд Генри смотрел на Дориана, любуясь его ясными голубыми глазами, золотистыми кудрями, изящным рисунком алого рта. Этот юноша в самом деле был удивительно красив, и что-то в его лице сразу внушало доверие. В нем чувствовалась искренность и чистота юности, ее целомудренная пылкость. Легко было поверить, что жизнь еще ничем не загрязнила этой молодой души».
   Идя вечером по осеннему Лондону, Наташа вдруг увидела, что ей навстречу из тумана вынырнул самый настоящий Дориан Грей. Парень был даже еще красивее, чем описал Уайльд. И девушка моментально очутилась в каком-то заколдованном нереальном мире ее грез. Она завороженно смотрела на золотистые развевающиеся кудри, на нежное лицо и синие большие глаза…
   Позже, когда они уже расстались, Наташа без конца вспоминала эту их первую встречу, пыталась понять, что же произошло. И поначалу никак не могла разглядеть очевидное: это была любовь с первого взгляда. Но она испытала это чувство, похожее скорее на потрясение, впервые в жизни, поэтому ей так трудно было определить, что с ней произошло тогда в Лондоне. Наташе казалось, что на нее нашло какое-то затмение от осуществления ее мечты. Она в то время была полностью погружена в книгу Уайльда, Дориан уже стал для нее будто живым, и она не могла противиться влечению к пусть и выдуманному, но такому загадочному герою. Наташа понимала, что Грей – отрицательный персонаж, но, возможно, именно это и притягивало. Ведь недаром говорится, что «хороших девочек» всегда тянет к «плохим мальчикам», наверное, чтобы было соблюдено «равновесие в природе». Но после знакомства Георгий, который так разительно походил на Дориана, быстро вытеснил в ее воображении образ из книги. Гера жил и учился в Лондоне в частном колледже, ему было семнадцать лет. Наташу вначале удивило и даже напугало, что за парнем всюду следует, словно тень, какой-то мужчина. Но выяснилось, что это его личный телохранитель, которого приставил к нему отец-олигарх.
   Сблизило их то, что у обоих недавно умерли матери. Гера был несчастен и одинок. Его отец довольно быстро женился на девушке в два раза его младше, и у них уже родились близнецы. И никому не было дела до подростка. Наташа в ответ на его откровенность рассказала о своей потере. Но ее отец все еще хранил верность умершей и не женился до сих пор. Эта тема постоянно возникала в их разговорах, Гера открылся ей и делился многим. Они хотели бы видеться как можно чаще, но Наташа находилась в Лондоне с группой школьников и под неусыпным контролем сопровождающих и встречаться с новым знакомым свободно не могла. И все равно чувство их захватило. Но они оба отлично понимали, что вместе быть не смогут: Наташа через неделю уезжала домой, Гера оставался в Лондоне. И девушка без конца повторяла себе, что между ними ничего быть не может и ей лучше забыть «своего Дориана». Гера, по всей видимости, думал так же. Он не пытался взять ее адрес, не обещал, что будет писать или звонить, но смотрел на девушку так нежно, его глаза говорили ей все без слов. И Наташа довольствовалась этим. Она решила, что их любовь навсегда останется лишь воспоминанием о неосуществленной мечте. Но когда она уже сидела в самолете, боль от «разлуки навеки» была настолько сильной, что она с трудом удерживала слезы.
   «Все неправильно! – метались мысли. – А вдруг это и есть та самая настоящая и единственная на всю жизнь любовь?! И разве можно вот так глупо упустить свою мечту? И разве есть на свете препятствия, которые могу разлучить по-настоящему любящих людей?!»
   Но все происходящее уж слишком напоминало стандартную историю о бедной Золушке и богатом принце. Наташа любила эту сказку, но не верила, что в жизни такое возможно. И она решила, что постарается как можно быстрее обрести внутреннее равновесие и увидеть все произошедшее с ней в Лондоне как бы со стороны. Она знала – время все расставит по местам.
   Вернувшись домой, Наташа еще довольно долго была подавлена. Но Гера не выходил на связь, не пытался отыскать ее. Постепенно она успокоилась, любовь с горьким привкусом разлуки сменилась на нежность с оттенком печали. Гера на прощание подарил ей безделицу – китайскую шкатулочку. Она стояла на письменном столе, и Наташа иногда гладила ее лаковую холодную поверхность. Но однажды кот прыгнул со стола и сбил шкатулку. И оказалось, что она «с секретом»: снизу было потайное отделение. От удара ящичек сдвинулся. Наташа обнаружила в нем спрятанное Герой сердце из прозрачного розового турмалина. И любовь, которую она так старательно в себе уничтожала, возродилась. Она отлично помнила рассказ Геры. Он тогда сообщил ей, что в возрасте тринадцати лет увлекся минералогией и много читал о камнях, их свойствах, влиянии на человека и тому подобном. Он рассказал ей, что турмалин имеет много цветов, есть и красные, и синие, и зеленые, но именно розовый считается камнем любви. И Гера заказал сердечко, решив когда-нибудь подарить его своей единственной. Наташа сильно смутилась, когда парень протянул ей на ладони розовый турмалин и сказал, что только она достойна его сердца. Ей безумно хотелось принять этот подарок, но девушка отлично понимала, какие проблемы могут возникнуть на таможне. Необычайно прозрачный, нежно-розового цвета, искусно ограненный камень стоил немалых денег. И как бы она объяснила сопровождающим его наличие? И Наташа отказалась принять подарок. И вот Гера нашел возможность отправить турмалиновое сердце вместе с ней, а она даже об этом не подозревала. Девушка достала из потайного ящичка подарок-признание, сжала, ощутив холод камня, и мгновенно поняла, что любовь никуда не ушла, что она по-прежнему живет в ее сердце и никогда, никогда она не сможет забыть Геру. Ей хотелось немедленно позвонить ему или написать и сообщить, что нашла его сердечко, но у нее не было никаких контактов. Его номер телефона она стерла сразу после расставания, решив «сжечь мосты».
   Время шло. Наташа окончила школу, благополучно поступила в университет. Отец подарил ей по такому случаю кое-какую сумму денег, и девушка решила потратить ее часть на красивую оправу для турмалинового сердечка. Она отнесла камень в ювелирную мастерскую в Нижнем и попросила сделать что-нибудь типа серебряного ушка, чтобы она могла носить сердечко как кулон. Но мастер начал возражать, объяснив, что драгоценные камни такого уровня лучше обрамлять изысканной золотой оправой. Но для нее это было дорого, и она настояла на простом серебряном ушке. И как только получила готовое изделие, так сразу надела его на цепочку и носила, почти не снимая. А ночью сердечко находилось под ее подушкой. Со временем она успокоилась и даже смирилась, что они с Герой никогда не смогут быть вместе. И ей даже начало нравиться, что ее любовь не имеет продолжения, а значит, не сможет никогда закончиться. Ведь неизвестно, как бы развивалась их история, если бы они встречались, как большинство пар. Возможно, их ждало бы разочарование и в результате – охлаждение. А так Гера превратился для нее в абсолютный идеал, и она бережно хранила в сердце воспоминания о нем.
   Парни обращали внимание на Наташу, многие ей нравились, она охотно общалась, но дальше теплых дружеских отношений дело не шло. Ее сердце молчало. Но девушка не волновалась по этому поводу, считая, что всему свое время. В принципе она готова была увлечься кем-то реальным, но на первом курсе все ее силы уходили на привыкание к учебе в универе, новой для нее системе преподавания, новому распорядку жизни. Ей было не до романов.
   И вот появился Жоржи. В тот день из-за образовавшегося окна между парами они с Аллой отправились гулять. Но едва вышли из университета, пошел дождь, хотя буквально еще полчаса назад светило мягкое октябрьское солнце. Девушки ускорили шаг, решив укрыться в ближайшем кафе. И тут возле них затормозила машина. Она была такого яркого желтого цвета, что Наташе показалось, будто солнце выглянуло из-за тучи и осветило кусок улицы рядом с ними.
   – Аллочка!
   Из машины выглянул парень и замахал им рукой.
   – Жоржи! Ola![2] – ответила девушка и остановилась, схватив Наташу за руку.
   – Да садитесь же! – ответил парень. – Дождь усиливается!
   Подруги переглянулись.
   – Это кто? – спросила Наташа, приподняв зонт и вглядываясь в довольно красивого парня.
   Он был смуглый, черноволосый, и она решила, что он выходец из Кавказа. Если бы не это имя Жоржи… Она подумала, что оно португальского происхождения.
   – Так, знакомый! – торопливо ответила Алла. – Он свободно владеет португальским, так что мне полезно с ним общаться. Из романской группы я учу испанский, а он очень близок с португальским. Его я уже тоже начала попутно осваивать.
   Алла говорила это, забираясь в машину и таща подругу за собой. Девушки уселись на заднее сиденье, Наташа машинально поправила растрепавшиеся волосы. Они у нее были вьющимися и от влаги закручивались в колечки.
   – Куда едем? – весело спросил парень и улыбнулся Наташе. – Может, представишь подругу? – спросил он у Аллы.
   – Подкинь до ближайшего кафе! Ах да! Это моя одногруппница Наталья.
   – Тоже любишь болтать на разных языках? – осведомился он, повернувшись к ней.
   – Люблю, – тихо ответила она. – Но пока знаю немного…
   – Английский и французский, – сообщила за нее Алла.
   – Ну французский – это громко сказано, – смутилась Наташа. – Пока в стадии изучения.
   Машина неслась быстро, из-под колес летели струи воды. Наташа невольно зажмуривалась, глядя в окно. Жоржи, видимо, любил скорость, и дождь его нисколько не смущал.
   – Эй! Мы уже проскочили кафе! – крикнула Алла.
   Жоржи затормозил и подал назад.
   – А можно составить вам компанию? – поинтересовался он, паркуясь на стоянке. – Чашка кофе будет очень кстати!
   – Давай! – легко согласилась Алла. – И можешь сразу переходить на португальский. Я попрактикуюсь.
   Когда они заняли столик в кафе, парень взял меню и любезно предложил девушкам выбрать угощение.
   – Да мы сами заплатим, – смутилась Наташа. – А то как-то неудобно!
   Но Алла глянула на нее с улыбкой и сказала, что не придает таким вещам никакого значения, и если парень хочет угостить девушек, то почему бы и нет!
   Подруги отправились «привести себя в порядок».
   – Что это за Жоржи такой? Где ты с ним познакомилась? Почему он знает португальский? Он что, из семьи носителей языка? И сколько ему лет? – засыпала Наташа подругу вопросами, едва они зашли в туалетную комнату.
   – Да мы живем в одном дворе! – рассмеялась Алла. – Вернее, жили, пока я не съехала этим летом.
   – А что случилось? – осторожно поинтересовалась Наташа.
   – Обычное дело… мама вышла замуж, – ответила та. – А кому понравится, что под ногами у молодоженов путается взрослая дочь, сама подумай! – добавила она и улыбнулась, но как-то невесело.
   – Понятно, – растерянно сказала Наташа.
   – Отец уже давно ушел из семьи, мне было лет пять. Мама все это время планов на семейную жизнь не строила, хотела, чтобы ее дочка выросла со здоровой психикой, так она говорила. Но еще в десятом классе я стала замечать, как она изменилась и даже помолодела. На мои вопросы лишь отшучивалась. Но как только я окончила школу и поступила в универ, влюбленные «вышли из подполья» и зарегистрировались. У нас хорошая двухкомнатная квартира, но я сразу решила, что жить вместе с ними не буду.
   – Так вот почему ты живешь в съемной! – вырвалось у Наташи.
   – Не я оплачиваю квартиру, конечно, а мама! – ответила Алла. – Именно поэтому я решила снимать с кем-нибудь напополам, чтобы ей легче было. Но собираюсь и сама начинать зарабатывать переводами со временем. В общем, все это наши семейные дела! А тебя, вижу, заинтересовал Жоржи? Он живет в моем дворе, в соседнем доме. Знаю его давно. Я с его компанией периодически тусила. У него отец постоянно живет в Бразилии, а тут только мама. Жоржи часто ездит к нему и остается надолго. Поэтому так отлично знает португальский. Ему сейчас двадцать. Я даже как-то предлагала ему поступать в наш универ…
   – А он что, нигде не учится? – удивилась Наташа.
   – Он помешан на машинах. И после девятого класса поступил в техникум на автомеханика. Получил диплом и укатил к отцу. Я Жоржи вообще давно не видела. Наверное, только что вернулся. Хотя я сама с конца августа дома не живу.
   – Но машина у него классная! – заметила Наташа. – Правда, я в них не особо разбираюсь. Цвет прикольный!
   – Отец подарил на совершеннолетие, тогда все парни во дворе дико ему завидовали, – сказала Алла. – Жоржи как-то говорил, что будет учиться дальше, поступит в универ по своему профилю, вроде на инженера-механика.
   – Интересно! – заметила Наташа. – Пошли, а то неудобно. Застряли в туалете. Что твой знакомый скажет?
   Алла глянула на подругу, улыбнулась и кивнула.
   Когда девушки вернулись в зал, официант уже составлял с подноса заказ. Жоржи взял всем по сливочному десерту с фруктами и кофе. Он широко улыбнулся подругам, Наташа машинально отметила, какие у него белые красивые зубы.
   – А ты похожа на бразильянку! – неожиданно заявил Жоржи, глядя девушке в глаза.
   – Да ладно! – смущенно ответила она.
   Черные глаза парня так и жгли ее.
   – Кстати, вы словно брат и сестра! – со смехом заметила Алла. – Главное, оба с черными кудрявыми волосами и черными глазами! И кожа смуглая. Надо же, я только сейчас заметила!
   – Вот-вот, – радостно проговорил Жоржи, – а я о чем! Я, кстати, и притормозил именно из-за Наташи, подумал: «Какая яркая красивая девушка!» А уж потом и тебя, Аллочка, заметил.
   – Нет, ну это нормально?! – рассмеялась та. – Уже чувствую себя невзрачной, не привлекающей внимания.
   – Desculpe! – сказал он.
   – Просит извинения, – довольно пояснила Алла. – А я отвечаю… отвечаю… – Она нахмурилась. И выдала: – Isso é-me bastante desagradável!
   – И это значит? – уточнила Наташа и глянула на парня.
   – Я сказала: «Мне это очень неприятно!», – ответила Алла. – Верно хоть произнесла?
   – Нормально! – улыбнулся он. – Но я-то прощен?
   – Прощен! – кивнула она.
   – А что означает твое имя? – спросила Наташа, решив сменить тему.
   – Георгий, – пояснил он.
   И Наташа вздрогнула. Именно сегодня она снова начала вспоминать Геру, с трудом выровняла настроение и вот опять!
   – Гера, – тихо проговорила она.
   – Можно и так! – заулыбался парень. – Во дворе меня вообще-то кто как зовет. Ребята почти все Жорой, я уже привык. А вот девушкам отчего-то нравится именно португальский вариант.
   – Еще бы! – сказала Алла. – Так экзотично! Да и внешность у тебя соответствует! Да, Натусь?
   – Да-да, – пробормотала она, пытаясь справиться с приступом грусти.
   Девушка уже по привычке обхватила пальцами кулон с турмалиновым сердцем и начала крутить его. Жоржи не спускал с него глаз.
   – Какая вещица интересная! – не выдержал он, наклонился через стол и попытался взять кулон.
   Наташа отшатнулась.
   – Ты чего? – с обидой спросил Жоржи и сел на место. – Просто очень красивый камень, хотел поближе рассмотреть.
   – Сорри, – кинула она. – Это подарок, и я не люблю, когда его кто-то касается.
   – Твой парень презентовал? – поинтересовался он.
   – Нет у меня никакого парня! – ответила она и встала. – Алла, мы опоздаем на пару! Вот деньги…
   И она достала кошелек. Жоржи обиделся окончательно и пробормотал, что сам за все заплатит.
   – Ну как хочешь! – хмуро проговорила Наташа, взяла подругу за руку и потащила ее из кафе.
   – Ты чего? – удивленно спросила Алла, когда они оказались на улице и быстро двинулись в сторону универа. – Жорка классный парень! Он бы и подвез нас.
   – Сами дойдем! – по-прежнему хмуро ответила она. – Да и дождь уже закончился.
   – Вижу, ты сегодня явно встала не с той ноги, – с улыбкой заметила Алла. – Как говорила моя бабушка, когда видела, что я не в настроении, нужно лечь в кровать и снова встать… И уже с той ноги!
   – Где я тебе тут кровать возьму?! – раздраженно произнесла Наташа.
   – Кстати, твой кулон и правда привлекает внимание, – после паузы продолжила Алла. – Камень просто удивительный! Это какой-то розовый рубин? Такого размера! Представляю, сколько он стоит!
   – Нет, это турмалин, – тихо ответила Наташа. – Подарок дорогого мне человека.
   Она больше не могла сдерживаться, непрошеные слезы хлынули, Наташа прижала ладони к лицу и остановилась. Алла обняла ее за плечи, начала утешать, но больше никаких вопросов не задавала. И Наташа была благодарна ей за тактичность.
   Они вернулись в университет, Наташа более-менее успокоилась. Занятия заканчивались в пять вечера. И когда девушки вышли на улицу, то сразу заметили яркую желтую машину.
   – Maravilhoso! – громко сказала Алла.
   – Это что? – уточнила Наташа.
   – «Великолепно!» – перевела Алла. – Я уже чисто на автомате перехожу на португальский, когда вижу Жоржи. Слушай, а мой приятель на тебя запал. Не меня же он поджидает!
   – Глупости! – сказала Наташа. – Может, ему здесь что-то нужно.
   – А почему бы и нет? – продолжила Алла, не слушая подругу. – Парень он симпатичный, правда, любит привлекать внимание, ну так, может, это гены такие… бразильские! – добавила она и засмеялась. – А ты не теряйся! Заодно учи португальский. Сама знаешь, лучше всего усваивается язык, когда постоянно общаешься с его носителями.
   Девушки двинулись к машине. Жоржи уже стоял возле открытой дверцы и внимательно смотрел на Наташу.
   – Ola! – растерянно сказала она.
   Наташа знала, что это слово означает «Привет», и хотя они уже сегодня виделись, оно невольно сорвалось с языка.
   – Ola! – весело повторил парень. – А ты тоже изучаешь португальский?
   – Пока нет, – тихо ответила она.
   – Но сейчас и начнет! – встряла Алла. – Наташа живет за городом. Может, отвезешь девушку? – предложила она. – А то сегодня такой день был напряженный!
   – Нет, что ты! Я на автобусе! – испугалась Наташа.
   – Зачем же? Ведь есть машина!
   И Жоржи широко улыбнулся и открыл дверцу.
   – Ciao![3] – сказала Алла и быстро пошла прочь.
   – Пока! – крикнул Жоржи ей вслед.
   Наташа уселась на переднее сиденье. И они поехали.
   И с того дня их отношения начали развиваться, но довольно нестандартно. Они вроде бы и встречались, часто проводили время вместе, но Наташа вела себя с парнем как хороший друг и не более того. Жоржи ухаживал за девушкой по всем правилам, но она продолжала держать дистанцию. И сразу стала звать его Герой. Он не возражал, к тому же парня занимало, отчего лицо Наташи постоянно принимало грустное выражение, как только она называла это имя. Он понимал, что дело в ее прошлом, что наверняка была какая-то печальная история любви и, возможно, ее парня звали именно Гера, но Наташа свое сердце ему не открывала. А он, боясь вспугнуть девушку, не настаивал, считая, что всему свое время. И сам в любви или каких-то нежных чувствах не признавался ни разу.
   В начале ноября Наташа переехала в квартиру, которую снимала Алла. И встречи с Жоржи участились. Обе девушки всерьез увлеклись изучением португальского, парень им активно в этом помогал. Когда они вместе ходили в кино, в клуб или просто гуляли по городу, то старались говорить исключительно на португальском. И такая практика приносила свои плоды. Девушки говорили все лучше, их словарный запас увеличивался. Наташа чувствовала себя с Жоржи легко и довольно быстро начала относиться к нему с доверием.
   Единственное, что напрягало обеих девушек, – это любовь их приятеля к уличным гонкам. Он входил в группу, занимающуюся драгрейсингом. Это направление – разновидность стритрейсинга[4] – форма неофициальных и зачастую незаконных автомобильных гонок, которые проходят на общественных дорогах). Местные ребята использовали для гонок Нижегородское кольцо. Но драгрейсинг – это гонки по прямой, классическая дистанция – стандартные 402 метра. Жоржи говорил девушкам, в чем лично для него притягательная сила гонок по прямой: можно не отвлекаться на повороты, а, положив руки на руль, полностью отдаться движению. Группа выбирала время, когда на дорогах нет машин, обычно это было под утро, часа в четыре-пять. И Наташа поняла, отчего у Жоржи машина выкрашена в такой канареечно-желтый цвет. В предрассветных сумерках она отлично выделялась даже в пасмурную погоду. Парень был помешан на скорости, она была для него источником адреналина и драйва. Девушки как-то присутствовали на одной из гонок, Жоржи взял их с собой. И Наташа ужаснулась, с какой бешеной скоростью унеслись машины от линии старта.
   Учебный год прошел незаметно. Наташа получала удовольствие от изучения языков, поэтому особых проблем у нее не возникало. Она благополучно сдавала все экзамены. И вот впереди долгожданные летние каникулы. Наташа с легкой душой отправилась домой. Она ехала в автобусе, смотрела на проплывающие пейзажи и мечтала, как будет валяться на берегу речки, читать интересные книжки, гулять с подругами, оставшимися еще со школы, ходить в лес по грибы и ягоды. К тому же не мешало вплотную заняться хозяйством, которое она слегка запустила за год учебы.
   Появление Жоржи на трассе явилось полной неожиданностью. Они тепло распрощалась еще пару дней назад, договорились, что будут созваниваться и, возможно, увидятся, ведь Наташа приедет в Нижний за лето не раз. Приглашала она его и в гости. При наличии машины сорок километров не расстояние!
   – Гера, что это за цирк ты тут устроил? – спросила Наташа, когда он уселся в автомобиль. – Ведь мы все обговорили!
   – Тут дорога прямая и достаточно ровная, – усмехнулся он. – Не смог отказать себе в удовольствии развить хорошую скорость.
   – Эти твои гонки! – проворчала Наташа. – Но не увиливай от ответа! Мы же попрощались, все вроде обговорили. Чего ж еще?
   – Розы для тебя! – уклончиво ответил парень. – Я вдруг подумал, что так и не поздравил тебя с окончанием первого курса! К тому же знал, каким рейсом ты собралась уезжать.
   – Значит, ты просто решил погонять по прямой и заодно догнать мой автобус, чтобы просто поздравить?! – лукаво спросила она. – Но когда ты двинулся по проходу автобуса, я вдруг испугалась… Знаешь, так и увидела, как ты сейчас встаешь передо мной на одно колено и вытаскиваешь коробочку с кольцом. Уж очень все это напоминало сцену из какого-нибудь… бразильского сериала!
   – Ты боишься, что я сделаю тебе предложение? – спросил Жоржи со странным выражением лица.
   Наташа почувствовала себя неловко. Ей совсем не хотелось продолжать этот разговор. Машина стояла на обочине, справа расстилалось поле, ветерок приносил запах свежей зелени и цветов, июньское разнотравье радовало глаз яркими тонами. Наташа не стала отвечать на вопрос и выбралась из машины. Она спустилась с обочины, увидела неподалеку синеющий островок васильков и пошла туда. Потревоженная ею трава запахла еще сильнее, из-под ног вылетела целая стайка голубых мотыльков. Наташа от неожиданности отпрянула и замерла, наблюдая за суматошным полетом насекомых. Их было так много, что ей на миг показалось, будто целый ворох синих и голубых лепестков завихрился перед ней в каком-то волшебном танце. Мотыльки улетели, девушка двинулась к василькам и начала собирать букет, искоса поглядывая на виднеющуюся машину. Черноволосая голова Жоржи была неподвижна, казалось, парень о чем-то так глубоко задумался, что сидит не шевелясь. Наташа добавила в букет полевых ромашек и осталась довольна результатом. Она уже успокоилась и приняла решение прямо ответить Жоржи, если он снова начнет заговаривать на тему отношений.
   Наташа вернулась к машине.
   – Красивый букет! – заметил он. – Значит, мои розы тебя не устроили?
   Она бросила цветы на заднее сиденье и забралась в машину. Жоржи повернулся к ней. Его лицо выглядело задумчивым, черные кудри трепал ветер, и он периодически отводил пряди от глаз.
   – Может, закроешь верх? – предложила она. – А то на горизонте вроде бы облака собираются.
   – Дождя все равно не будет, – спокойно сказал он и завел мотор.
   Жоржи привез девушку к самому дому. По пути они говорили на разные темы, парень делал вид, что ничего особенного не произошло, но Наташа чувствовала себя не очень удобно. Ей казалось, что она ведет себя неправильно. Жоржи ей нравился, она к нему привыкла, но влюбленности не было. И это девушка знала точно. Когда машина остановилась возле ворот ее дома, она пригласила парня зайти. Жоржи сжал руль и нахмурился. Он молчал и не смотрел на нее.
   – Ты сердишься, и это понятно, – сказала Наташа. – Я даже не дала тебе объясниться! Ведь зачем-то ты гнался за моим автобусом! И не надо рассказывать небылицы, что ты якобы забыл меня поздравить с окончанием первого курса!
   – Ты мне очень сильно нравишься, – наконец нарушил он молчание. – И ты не можешь этого не видеть! Я сегодня с утра места себе не находил! Ты на два месяца уехала из Нижнего…
   – Но я же сказала, что буду приезжать! Да и ты можешь в любое время навещать меня, Гера! Ты знаком с моим папой, он к тебе очень хорошо относится, так что…
   – Я через месяц улетаю в Рио, – глухо произнес он. – Отец хочет провести отпуск со мной. Сейчас у нас там, считай, зима, июль самый непредсказуемый месяц в году, погода неровная, да и дождей много. А в августе уже лучше. Поедем вместе? – неожиданно предложил он. – Вернемся перед началом занятий, – добавил он и взял Наташу за руки.
   Девушка замерла. Она ждала предложения, но не такого. И сейчас растерялась и не знала, что сказать. Бразилия! Конечно, она мечтала там побывать. И тем более сейчас, когда она так сильно увлеклась португальским языком. Наташа мгновенно представила, что общается на нем не только с Жоржи и Аллой, но и с окружающими людьми, постоянно слышит речь, узнает какие-то чисто разговорные обороты, местные словечки. Она воспринимала язык, как живой организм, знала, что он развивается по своим законам, имеет свои особенности и лучшее обучение – общаться с самыми разными людьми, говорящими на нем.
   – У тебя же есть загранпаспорт! – торопливо продолжил Жоржи, видя, что девушка растерялась. – А виза, если ты едешь не больше чем на три месяца, россиянам не нужна. У моего дяди Жозе есть свой бизнес – гостевой дом в курортной зоне города Серра, это штат Эспириту-Санто…
   – Эспириту-Санто? – переспросила Наташа. – Это переводится как «святой дух»? Интересное название!
   – Да, так и переводится, – тише сказал Жоржи и глянул на девушку.
   – Как там все загадочно! – улыбнулась она. – Представляю, если бы у нас какую-нибудь область назвали Святой дух или что-нибудь в этом роде!
   – Так что? – нетерпеливо спросил парень.
   – Заманчивое предложение! – после паузы ответила она. – Но столько возникает всяких «но»! Конечно, мой отец очень хорошо к тебе относится… Но что он скажет?!
   – Я уговорю его! – оживленно произнес Жоржи. – Андрей Викторович классный мужик!
   – Но… деньги, – тихо сказала Наташа и почувствовала, что начинает краснеть. – Билет на самолет наверняка дорого стоит! Конечно, у меня есть сбережения…
   – Не так и дорого! Если сразу покупать туда-обратно и заранее. Сейчас у нас не сезон, это обычно в феврале все рвутся на карнавал… И потом жить ты будешь в квартире моего отца, а как Рио посмотришь, так мы сразу отправимся в Серра. Говорю же, у дяди свой гостевой дом. Неужели ты думаешь, что он возьмет деньги с родного племянника и его… девушки?!
   – Я не твоя девушка… мы просто друзья, – начала она.
   – Знаю, – тихо ответил он. – Просто я не так выразился. Ты моя подруга. И мы ведь хорошо общаемся все это время! И уже смогли узнать друг друга! Ты прекрасная девушка! О такой можно только мечтать!
   Наташе были приятны эти комплименты, к тому же Жоржи был ей симпатичен. Ей и правда всегда было легко в его обществе. Девушка уже давно поняла, что имидж «бразильского мачо», который Жоржи всячески поддерживал, всего лишь удобная для него маска. А на самом деле он был серьезным, преданным, с определенными жизненными принципами. И девушек он не менял «как перчатки». Алла рассказывала как-то, что еще в восьмом классе Жоржи сильно влюбился, это была их общая знакомая, девчонка из соседнего двора. Эта хорошенькая блондинка, похожая на принцессу из сказки, сводила с ума всех парней и чуть ли не с детского сада умела кокетничать и кружить головы. И Жоржи тоже не выдержал. Чувства он проявлял бурно, на радость всем дворовым компаниям. Писал на асфальте под ее окнами признания, кидал цветы на ее балкон с крыши, рискуя жизнью – девушка жила на последнем этаже – привязывал целые охапки надувных разноцветных сердечек к ручке ее двери, караулил ее возле школы и шел за ней по пятам до ее дома. Но девушка не обращала никакого внимания на его ухаживания, а затем начала встречаться с парнем старше ее на семь лет. Он приезжал за ней на машине, все бока которой были разрисованы аэрографией. Парни смотрели с завистью на это «чудо автомобильной живописи». Именно тогда Жоржи решил сдать на права и попросить у отца денег на машину. И как только ему исполнилось шестнадцать, он отправился в автошколу, а с восемнадцати – ездит постоянно. Он не раз говорил Наташе, что хочет продолжить образование и поступить в университет.
   Жоржи молчал и смотрел на девушку. Он ждал ответа, а она не знала, что сказать. Да, симпатия между ними имелась. И если бы Наташа не пережила бурю эмоций, когда без памяти влюбилась в «Дориана», то она могла бы сейчас принять одно за другое.
   – Я тебе совсем не нравлюсь? – не выдержал Жоржи.
   – Мы вроде говорили не об этом, – уклонилась она от ответа.
   – Но мое предложение поехать со мной в Рио… ты разве не понимаешь?
   – Нет! – резко ответила она и выбралась из машины.
   – Наташа! – крикнул он.
   Она достала цветы с заднего сиденья и постаралась взять себя в руки. И чего она так разволновалась? Наверняка она неправильно поняла его последнюю фразу, приписав ей двусмысленный оттенок.
   – Ты мне нравишься, Гера, – ответила девушка. – Но я считаю тебя только другом, ни о чем другом я… пока не думала.
   Жоржи расплылся в улыбке. Его глаза сияли, смугловатая кожа окрасилась румянцем.
   – Значит, наша симпатия взаимна! – радостно произнес он. – И я тебя вовсе не тороплю, ты не думай! Чувства должны созреть, что ли.
   Наташа так не считала. Она точно знала, что любовь захватывает мгновенно, опомниться не успеваешь. Но спорить не стала.
   – Разреши поговорить с твоим отцом! – попросил он. – Я уверен, что смогу убедить его отпустить тебя в путешествие! Если нужно, то мой отец позвонит ему и подробно ответит на любые вопросы. Он русский знает отлично! Недаром учился в московском универе!
   – Ты никогда не рассказывал… – неуверенно начала Наташа.
   – О родителях? Я не люблю об этом говорить. Да и ничего особенного в их истории нет. Ты знаешь, что моя мама родом из Нижнего, после окончания школы поступила в московский вуз, там и познакомилась с отцом. Он учился на курс старше. Любовь и все такое. Родился я. Но они даже расписаны не были. Отец, правда, меня признал, все оформлено как положено. После окончания универа он вернулся в Рио. А мама – в Нижний. Вот и вся история.
   – И он никогда не звал ее уехать? – спросила Наташа.
   – Звал поначалу, – нехотя ответил Жоржи. – Но мама так и не захотела покинуть родной город навсегда. А он не желал жить у нас. Так вот и разошлись. Но отец меня очень любит, я часто езжу к нему. И у меня там много родственников.
   – Грустная история, – тихо заметила Наташа. – Видимо, нужно всегда быть начеку и не влюбляться в неподходящего тебе человека. Не давать себе воли! А то потом одна боль!
   – Ты это о чем? – с интересом проговорил парень.
   – Так… просто…
   – Думаешь, я для тебя неподходящий? – продолжил он. – И поэтому ты не даешь себе воли? Натусь, я ведь никуда из страны уезжать не собираюсь, меня все устраивает!
   – Да-да, – растерянно ответила она. И тихо добавила: – Гера…

Глава вторая

О. Уайльд
   Наташа после раздумий и колебаний все-таки решила принять приглашение. Но планы Жоржи изменились, и он улетел в Рио уже в середине июля. Наташа из-за этого от поездки не отказалась. Она вообще любила все планировать заранее, а затем не отступать от намеченных целей. Отец после скрупулезного обсуждения всех деталей с Жоржи все-таки разрешил ей поехать в Бразилию. Девушке пятого июля исполнилось восемнадцать, и она попросила подарить ей на совершеннолетие это путешествие. Конечно, Андрей Викторович имел с ней серьезный разговор, прежде чем дать согласие парню, и Наташа клятвенно его заверила, что они только друзья и это вовсе не «знакомство с родителями».
   И вот все позади, самолет благополучно приземлился в аэропорту Галеан. После длительного перелета девушка сильно утомилась. По местному было десять утра. Наташа знала, что разница с московским временем составляет минус шесть часов, но решила сразу постараться перестроиться и войти в нужный режим. Однако голова была тяжелой, в ушах все еще шумело. К тому же погода в Рио оказалась пасмурной, накрапывал мелкий дождь, и ей отчего-то даже не хотелось выходить в здание аэропорта, где ее уже ждал Жоржи. Пока она собиралась в поездку, мечтала о красотах Бразилии, ее настроение было приподнятым. И вот когда Наташа оказалась на месте, она вдруг ощутила спад эмоций. Она с трудом представляла, что проведет целых три недели в чужой стране в компании незнакомых ей родственников Жоржи.
   «Это просто перелет плохо на меня повлиял, – твердила она сама себе. – А так все замечательно! Надо настроиться на позитив! Я в Бразилии! Чего еще желать? И нужно просто наслаждаться жизнью, отдыхать, осматривать достопримечательности».
   Когда Наташа прошла таможню и оказалась в зоне прибытия, то сразу увидела Жоржи. В его руках алели розы, лицо выглядело напряженным. Возле него стоял невысокий коренастый смуглый мужчина лет сорока.
   – А вот и его отец! – пробормотала девушка, выпрямила спину и заставила себя улыбаться.
   Когда она подошла, парень звонко чмокнул ее в щеку и отдал букет.
   – Bom dia![5] – сказал мужчина и широко улыбнулся.
   – Доброе утро! – растерянно ответила Наташа.
   – Ой, чего это я! – весело рассмеялся он. – Я ведь русский отлично знаю!
   У него был акцент, но говорил он и правда очень хорошо. Жоржи уже пришел в себя и представил их друг другу. Луис, так звали его отца, показался Наташе очень приветливым и жизнерадостным. И она сразу успокоилась и начала понемногу приходить в себя.
   Они пришли на автостоянку, Луис заботливо усадил девушку на заднее сиденье, ее сумку уложил в багажник. Жоржи хотел устроиться рядом с Наташей, но его отец заметил, что наговориться они еще успеют и пусть девушка немного отдохнет. И Наташа была ему очень благодарна за такую чуткость. На самом деле общаться ей сейчас совсем не хотелось, голова все еще гудела, уши, казалось, по-прежнему забиты ватой, и она плохо слышала из-за этого.
   – Поехали? – спросил Луис и лучезарно ей улыбнулся.
   – Хорошо, – вяло ответила она.
   – Поехали? – повторил он. – Или хочешь немного подышать, а потом уже в путь? А то ты что-то бледная! – заботливо добавил он.
   – После самолета пока в себя не приду, – ответила она. – Уж очень длинный перелет! А далеко нам ехать? – уточнила девушка.
   – За полчаса доберемся, – ответил Жоржи.
   – Да-да, быстро доедем! – обрадовано сказал Луис.
   Он смотрел на нее добродушно, Наташа окончательно перестала волноваться и сразу почувствовала себя лучше
   

notes

Примечания

1

2

3

4

5

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →