Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Томас Эдисон боялся темноты. Как следствие, он изобрёл электрическую лампочку.

Еще   [X]

 0 

Древние загадки фараонов (Фахри Ахмед)

В Египте около сотни пирамид. Большие и маленькие, ступенчатые и идеально гладкие, они расположены по берегам Нила неподалеку от древней столицы страны. Но самые известные пирамиды Египта находятся в Гизе. Кто и с какой целью их возводил? Какие строительные материалы и технику использовали древние строители? Почему так сложна система внутренних ходов? В книге рассказывается обо всех самых значительных сооружениях Египта, и на основе открытий историков и археологов предстает грандиозная панорама религиозных и социально-экономических преобразований этой страны на протяжении огромного периода времени.

Год издания: 2008

Цена: 59.9 руб.



С книгой «Древние загадки фараонов» также читают:

Предпросмотр книги «Древние загадки фараонов»

Древние загадки фараонов

   В Египте около сотни пирамид. Большие и маленькие, ступенчатые и идеально гладкие, они расположены по берегам Нила неподалеку от древней столицы страны. Но самые известные пирамиды Египта находятся в Гизе. Кто и с какой целью их возводил? Какие строительные материалы и технику использовали древние строители? Почему так сложна система внутренних ходов? В книге рассказывается обо всех самых значительных сооружениях Египта, и на основе открытий историков и археологов предстает грандиозная панорама религиозных и социально-экономических преобразований этой страны на протяжении огромного периода времени.


Ахмед Фахри Древние загадки фараонов

Глава 1
ПИРАМИДЫ ГИЗЫ
[1]

   Если вы зададите вопрос человеку, много путешествующему по миру, какой знаменитый памятник произвел на него наибольшее впечатление, то, возможно, получите ответ: «Пирамиды в Гизе». Причины такого ответа могут быть разными: одних восхищает их колоссальный размер, других – архитектурное совершенство, третьих – древность, четвертых – романтический пейзаж, пятых – история пирамид. Мне время от времени приходилось жить в палатках археологов близ пирамид, а в последние годы – в доме в пустыне, менее чем в полукилометре к западу от Великой пирамиды Хуфу. И я понял, что вдохновляющая красота пирамид поистине беспредельна. В темные ночи огромные черные треугольные силуэты взмывают в вышину, соединяя землю и небеса. Днем у пирамид шумят и веселятся туристы, но приходит ночь, и романтическая красота этого места и осознание того, насколько же оно древнее, превращают легкомысленного туриста в безмолвного, сосредоточенного зрителя.
   Как только упоминают о пирамидах, в голову в первую очередь приходит Великая пирамида – пирамида Хуфу в Гизе. Однако туристы в Египте могут увидеть и многие другие пирамиды, находящиеся на краю плато к западу от Каира. Пирамиды есть и на самом юге, в Судане. В общем и целом в Египте известно более семидесяти пирамид, и невозможно даже предположить, сколько еще их скрывается под песками пустыни. Пирамиды можно сгруппировать, исходя из географического местоположения от севера к югу. В некрополе Мемфиса таких групп десять. Самая северная – это Абу-Роаш, где построил свою пирамиду наследник Хуфу – Реджедеф. Здесь также стояла неопознанная пирамида, руины которой существуют и по сей день. Очевидно, была и еще более северная пирамида – в Атрибисе (современный Телль-Атриб) близ Бенхи в Дельте. Французская экспедиция видела эту кирпичную пирамиду в 1800 г., но с тех пор она успела полностью исчезнуть с поверхности земли. Экспедиция из Ливерпуля определила местоположение этой пирамиды сравнительно недавно – в 1938 г. Сегодня на этом месте можно увидеть лишь небольшую груду кирпичей, которая ничем не похожа на пирамиду и ничем не выдает своего возраста.
   Вторая группа пирамид к югу от Абу-Роаша – это пирамиды Гизы, где находятся Великая пирамида и девять других вокруг нее. Третья группа – в Завиет-эль-Ариане, примерно в трех милях к югу от Гизы. Еще три мили к югу, и перед нами четвертая группа – знаменитые пирамиды Абу-Сира. Вокруг них простирается широкое поле Саккара, которое делится на северную и южную часть. Затем – седьмая группа, в Дахшуре, где находятся две каменные пирамиды Снофру и многие другие пирамиды Среднего царства. Восьмая группа находится в Мазгуне, девятая – в Лиште. Десятая группа – это пирамиды Медума. Она считается последним «полем пирамид» в некрополе Мемфиса. Кроме того, существуют знаменитые пирамиды Двенадцатой династии в Фаюме, несколько отдельных пирамид в Верхнем Египте, которые еще толком не раскопаны и датировка которых неизвестна. Есть еще пирамиды «эфиопского» типа в Северном Судане.
   Рис. 1. Типичная царская мастаба Раннего архаического периода. Реконструкция мастабы царицы Мернейт
   Пирамиды первоначально строились как гробницы фараонов (позднее это право получили и их супруги). Древнейшей попыткой построить гробницу в форме пирамиды считается Ступенчатая пирамида в Саккаре, сооруженная около 2780 г. до н. э. Первая истинная пирамида датируется царствованием Снофру в начале Четвертой династии, то есть около ста лет спустя. Так что Великая пирамида в Гизе – отнюдь не древнейшая. Когда она была спланирована более 4600 лет назад, неподалеку от нее уже стояли другие. Великие архитекторы, которые работали над ней, учились меньше чем в 15 милях к югу – на пирамидах отца Хуфу, фараона Снофру.
   Сама концепция гробницы в виде пирамиды стала результатом целых веков развития и экспериментов. Очень интересны древнейшие гробницы фараонов, поскольку они показывают развитие погребальной архитектуры до пирамид.
   Гробницы древнейших исторических царей Египта были обнаружены в Абидосе в Верхнем Египте в 360 милях к югу от Каира. Абидос был царским некрополем южной столицы – Тиса. Погребения датируются приблизительно 3200 г. до н. э. Примерно в то же самое время на пустынном плато к западу от северной столицы – Мемфиса – возник некрополь Саккара. Один из трудных вопросов, стоящих перед египтологом, – это то, что у одного фараона было две гробницы: одна – на юге, в Абидосе, другая – на севере, в Саккаре. Умерший правитель мог быть, конечно, похоронен только в одной. Возможно, наиболее разумный ответ на этот вопрос, что гробница в Абидосе была кенотафом – пустой почетной гробницей фараона. Царские гробницы были обнаружены в обоих местах, и, хотя в деталях они различаются, основные черты те же самые. Они построены из глиняных кирпичей в форме огромного прямоугольника. Археологи называют их мастабами, поскольку по форме они напоминают кирпичные скамейки-завалинки, которые стоят у домов египетских крестьян. Под каждой мастабой находилась погребальная камера, окруженная множеством других комнат и кладовых.

   Рис. 2. План мастабы царя Хор-Axa в Саккаре
   Египетские правители продолжали строить гробницы-мастабы вплоть до начала Третьей династии около 2780 г. до н. э., когда в истории египетской архитектуры была написана новая страница. Фараон Джосер пошел по стопам своих предков и соорудил свою первую гробницу – мастабу из глиняных кирпичей – на юге, в Бет-Халлафе вблизи Абидоса. Однако его вторая могила в Саккаре стала важной вехой в истории Египта. Среди чиновников Джосера был молодой архитектор по имени Имхотеп, отец которого тоже был архитектором. Редкие способности Имхотепа были признаны его хозяином, который дал ему карт-бланш при разработке плана своей гробницы. Одним из важных нововведений было использование камня, который раньше употреблялся редко. Имхотеп построил мастабу Джосера в Саккаре, а также и ограду, которая полностью была сложена из камня. Сама мастаба претерпела множество существенных изменений. Имхотеп ставил одну мастабу на другую, причем каждая следующая была меньше предыдущей, пока их не стало шесть. Полная постройка имела (более-менее) форму пирамиды с большими ступенями.
   Ступенчатая пирамида Джосера господствовала над всем некрополем. Кто-то из наследников скопировал ее, и она послужила прототипом позднейших царских погребений до самого конца Третьей династии. Фараон Снофру, основатель Четвертой династии (около 2680 г. до н. э.), попытался построить свою гробницу в Дахшуре (примерно в семи милях к югу от Ступенчатой пирамиды Джосера) в форме истинной пирамиды. В результате получилась знаменитая Ломаная пирамида – ее называют так потому, что она имеет два угла наклона. Среди египетских пирамид ей нет подобных, и ясно, что первоначально такая форма не планировалась. Строители заканчивали ее в спешке, и им пришлось значительно уменьшить угол наклона. Однако, сооружая небольшую пирамиду с южной стороны (часть пирамидного комплекса), они не стали этого делать.
   Фараон Снофру построил еще одну большую пирамиду примерно в миле к северу от Ломаной пирамиды. Ее угол был меньше, и поэтому стороны оказались не такими крутыми. Оба сооружения стоят на западном плато, и по сравнению с ними пирамиды, которые позднее были построены к востоку от них, кажутся карликовыми.
   Именно в Дахшуре древние каменщики столкнулись с новыми проблемами, и им пришлось искать новые решения. Нам известны имена некоторых надсмотрщиков и мастеров. Интересно, что руководящие лица среди них принадлежали к царской семье. Эти люди уважали и развивали великие традиции Имхотепа. Результаты этих разработок получили должную оценку, когда пришло время сыну и наследнику Снофру – Хуфу – строить свою собственную пирамиду.
   Пирамиды можно понять только в контексте религиозной и социальной истории Древнего царства. С самого начала египетской истории люди верили в жизнь после смерти. Они не могли представить, что их будущая жизнь может существенно отличаться от жизни на земле, хотя и считали, что она должна быть лучше и приятнее. Египтяне делали все от них зависящее, чтобы сохранить свои тела, считая, что они необходимы для благополучия их Ка.
   Ка – это древнеегипетский термин, который очень трудно перевести одним словом на любой современный язык. Вот что написал после детального изучения этого вопроса Алан Гардинер: «Представляется, что этот термин охватывал «я» человека в целом, и это «я» представлялось каким-то единством, которое можно было в какой-то мере отделить от самого человека». Он добавляет: «Понятие «Ка» в какой-то степени соответствует «личности», «душе», «индивидуальности», «темпераменту», а иногда может значить даже «удачу» или «положение человека в обществе».
   Египтяне хотели, чтобы Ка могло узнать свое тело после смерти и соединиться с ним. Именно поэтому они считали, что очень важно сохранить тело, и именно поэтому мумифицировали свои тела и достигли совершенства в искусстве бальзамирования.
   Другие меры также были необходимы. Существенную роль играли жертвоприношения и молитвы в храме. На каменных блоках вырезались рельефы, изображавшие инструменты и пищу, чтобы они могли действовать в качестве заменителей, если приношений было недостаточно или они вообще прекращались. Кроме того, египтяне изготавливали статуи и ставили их в гробницы и храмы, чтобы они служили заменителями тела, если оно придет в негодность. В эпоху Пятой династии считалось также необходимым, чтобы на стенах внутренних коридоров и камер гробницы были написаны Тексты пирамид. Эти тексты, использовавшиеся в жреческом богослужении, содержат как архаические представления, так и архаические языковые конструкции, указывающие на то, что тексты намного древнее самих надписей и, возможно, датируются самой зарей египетской цивилизации.
   Так со временем египетские гробницы становились все более и более сложными. Ученые предлагают разные объяснения того, почему же они приобрели форму пирамид. Некоторые египтологи считают, что развитие пирамид было связано просто с эволюцией архитектуры. Другие полагают, что это – триумф одного религиозного культа над другим.
   Конфликт религиозных убеждений существовал с древнейших времен. Тексты показывают, что человек хотел после смерти избежать ужасов тьмы. Поскольку солнце совершало свое путешествие в ладье, изготавливались модели лодочек, которые в более поздние периоды клали в гробницы. Согласно другим поверьям, Ка соединялось с «неподвижными» звездами на северной половине неба. Кроме того, жизнь после смерти была тесно связана с культом бога Осириса[2]. В древнейший период преобладало почитание солнца, и фараоны считали себя представителями бога Солнца на земле, поэтому должна была существовать связь между формой пирамид и культом Солнца.
   С самого начала египетской истории символ бога Солнца в виде столба стоял в храме Гелиополя. В Архаический период его заменили символом феникса, сидящего на бенбене – предмете в форме пирамиды. Легко можно себе представить связь между бенбеном и пирамидой, однако трудно понять связь между самим бенбеном и культом Солнца. Египтологи считают, что это – изображение лучей солнца, пробивающихся через тучи: они похожи на гигантские пирамиды, связывающие Небо и Землю. Во многих отрывках Текстов пирамид говорится, что умерший фараон использует лучи солнца в качестве своего рода лестницы, чтобы взойти на Небо. Согласно текстам, Небо укрепляет лучи солнца, чтобы позволить фараону совершить свое восхождение. В свете этих данных вполне разумным выглядит предположение, что переход от ступенчатой пирамиды к истинной сопровождался эволюцией в культе строителей пирамид и что истинная пирамида представляла собой колоссальный бенбен, который служил в качестве заменителя лучей солнца и помогал умершему фараону взойти на Небо.
   Рис. 3. Феникс, сидящий на бенбене (Папирус Анхаи. Британский музей, Лондон)

Глава 2
СТРОИТЕЛЬСТВО И УПРАВЛЕНИЕ ПИРАМИДОЙ

   Возможно, каждый приезжий еще в те времена, глядя на эти колоссальные монументы, думал: как же их построили? В одной только Великой пирамиде насчитывается более двух с четвертью миллионов каменных блоков, некоторые из них весят семь с половиной тонн. Количество затраченных усилий – даже если бы применялось современное оборудование – поражает воображение. Причем всегда следует помнить, что древние египтяне построили эти шедевры самыми простыми способами – до римлян в Египте не знали даже подъемного блока. И при добыче камня, и при постройке каменщики пользовались медными зубилами и, возможно, какими-то железными орудиями, а также кремневыми, кварцевыми и диоритовыми дробилками. Единственными дополнительными инструментами были деревянные ломы, а также деревянные салазки и цилиндры для перевозки. Немаловажным фактором были также специальные знания надсмотрщиков, которые наблюдали за своевременным исполнением различных операций.
   Однако передвижение блоков, которые весили от 8 до 10 тонн (а некоторые – до двадцати пяти), отнюдь не казалось трудным тем людям, которые позднее перевозили колосс Рамсеса II в Рамессеум на западе Фив. (Эта гигантская статуя, сделанная из одного каменного блока, весила не менее 1 тыс. тонн.) Еще одним таким подвигом стала перевозка гранитных обелисков, которые все еще стоят в храме Карнак в Луксоре, в Матарии близ Каира, в Танисе на востоке Дельты и во многих странах вне Египта. Некоторые из них весят не менее 300 тонн. Их приходилось привозить из каменоломен, которые находились на самом дальнем юге, близ Асуана, сгружать с барж и ставить вертикально на пьедесталы – и все это в ограниченном пространстве, среди уже существовавших зданий.
   Действительно, процесс добычи и перевозки камня и сама постройка этих памятников были настолько обычным делом, что египтянам казалось, что об этом и говорить-то не стоит. Большинство имеющейся у нас информации основано на изучении самих памятников, особенно незаконченных, когда умерли те, для кого они строились.
   В ранние годы своего царствования каждому новому фараону приходилось заниматься множеством важных дел. Во-первых, ему предстояла длительная и сложная церемония коронации и решение административных проблем, вызванных сменой монарха. Он должен был также наблюдать за постройками в силу своей обязанности достойно похоронить предшественника.
   Однако в конце концов фараон решал построить свою собственную гробницу и давал архитекторам и надсмотрщикам распоряжение заняться этим проектом. Выбор места для новой пирамиды зависел от множества обстоятельств. Фараон мог выбрать участок близ гробниц своих предков, а мог и предпочесть новое место. Однако оно должно было располагаться на западном берегу Нила, над долиной. Этому месту отдавали предпочтение по двум причинам: во-первых, египтяне верили, что царство мертвых находится на западе, там, где садится солнце; во-вторых, западное плато, особенно вблизи древней столицы – Мемфиса, подходило лучше, чем другие места. Плато находится близ обработанной земли; оно резко поднимается на высоту около 200 футов; его поверхность почти совершенно плоская, лишь с немногими природными «дефектами». Более того, к плато вели долины, которые в древности рабочие использовали как своего рода «пандусы» для подвоза стройматериалов, а также место строительства должно было состоять из сплошной скальной массы, чтобы выдержать чудовищный вес проектируемых построек. Вокруг должно было быть достаточно много места для размещения различных построек пирамидного комплекса и гробниц придворных, которые стремились к особой милости – быть похороненными вблизи государя, которому они служили всю жизнь. Еще одно требование – достаточное количество камня в легкодоступных местах.
   В тот день, когда место было выбрано, начинались приготовления. Высшие чиновники фараона непосредственно наблюдали за постройкой пирамиды, и сам монарх время от времени приходил, чтобы посмотреть, как идет работа. Строители ничего не оставляли на волю случая. Архитекторы работали по плану, в который обычно были включены все внутренние коридоры и комнаты, хотя некоторые вырубались позднее, из сплошной массы камня. Надсмотрщики тщательно рассчитывали, что им понадобится; бригады каменщиков (у каждой бригады было свое название) начинали вырубать блоки нужных размеров. В основном для строительства использовался известняк из окрестностей пирамид. Некоторые детали, как, например, облицовка коридоров и камер, требовали лучшего известняка, который также добывался вблизи Мемфиса. Внешняя облицовка практически всегда изготавливалась из превосходного белого известняка, который добывали в каменоломнях Туры на восточном берегу Нила, немного южнее современного Каира. Кроме того, отправлялись экспедиции за гранитом в Асуан и в другие специально отобранные каменоломни.
   Рис. 4. Перевозка каменных блоков из каменоломен Туры
   Тем временем архитекторы фиксировали точное положение пирамиды. Как правило, пирамиды строились так, чтобы их грани были обращены к четырем сторонам света, чтобы вход на севере смотрел на Полярную звезду. Ориентация была не таким уж трудным делом, поскольку египтяне достаточно хорошо знали астрономию, чтобы разработать практический календарь уже на ранней стадии своей истории.
   Затем место нужно было разровнять. Предполагают, что это делалось довольно легко: вокруг нужного участка копали рвы, которые затем заполняли водой. Однако не обязательно все выдающиеся части старались сровнять: некоторые из них можно было включить в само здание.
   После этого рабочие начинали вырубать основу пирамиды. Лучший пример этой стадии работы – неоконченная гробница фараона Небки в Завиет-эль-Ариане между Гизой и Абу-Сиром, где можно видеть идущий вниз коридор, котлован для погребальной камеры с полом из гранитных блоков и гранитный саркофаг. (Весьма знаменательно, что саркофаг ставили на место уже на столь ранней стадии строительства.)
   Рис. 5. Перевозка колоссальной статуи. Из гробницы Джхутихотепа. Эль-Берше
   Для транспортировки камней рабочие строили пандусы, которые вели из долины, где располагались каменоломни, на плато. Камни, добытые за рекой или в отдаленных местах, везли на баржах по Нилу и складывали на берегу неподалеку от пирамиды. Теперь начиналась собственно доставка. На камне из каменоломен Туры есть изображение, показывающее перевозку блоков, на котором мы видим волов, везущих салазки. Это было необычно. В основном в качестве тяги использовали большое количество людей, которые тащили салазки за веревки. Согласно другой сцене и сопровождающим ее надписям, 172 человека тащили алебастровый колосс номарха Двенадцатой династии Джхутихотепа из каменоломен Хатну-ба в близлежащий Эль-Берше в Среднем Египте. Высота этой статуи составляла более 6,5 метра, и весила она более 60 тонн. Здесь также показаны люди с ломами; другие льют из сосудов жидкость, чтобы деревянные полозья салазок не загорелись от трения. Обычно думают, что эта жидкость – вода, однако, если мы посмотрим на копии этого изображения, особенно на те, что были сделаны в начале XIX в., когда цвета были еще свежими, мы увидим, что это, скорее всего, молоко. С практической точки зрения это, видимо, было более полезно, поскольку молочный жир дополнительно смазывал полозья. Количество людей, работавших на этого провинциального губернатора, сочли достойным внимания. Автор текста с гордостью пишет об их могучих руках и говорит, что у каждого была сила тысячи человек.
   Существовал обычай при перевозке особенно крупных или важных памятников ставить на них приношения и жечь благовония – видимо, затем, чтобы боги благоволили этому делу и привели его к успешному окончанию.
   Рабочие весьма тщательно обтесывали грани каменных блоков и клали их на место, используя тонкий слой известкового раствора. После того как укладывали несколько первых рядов камней, уже нельзя было работать без новых приспособлений, которые позволили бы строителям достичь большей высоты. По тем памятникам, которые остались незаконченными, мы с уверенностью можем сказать, что для этой цели служили насыпи из земли и щебня. Подпорные стенки из кирпича удерживали щебень на месте; когда работа была закончена, все пристройки убирали. Последние открытия в Саккаре показали, что такие насыпи сооружались вокруг Незаконченной ступенчатой пирамиды, и, поскольку она не была закончена, они все еще остаются на своих местах. Можно предположить, что египтяне использовали этот способ строительства и при постройке настоящих пирамид. Постройка таких пандусов была почти столь же грандиозной задачей, как строительство самих пирамид. Специалисты в подробностях обсуждали этот вопрос, были выдвинуты различные гипотезы, но большинство согласны с тем, что все пирамиды были построены с помощью пандусов.
   Внешнюю облицовку клали на пирамиду снизу вверх, по мере постройки, или же сверху вниз, когда строительство заканчивали и убирали насыпи. Оба способа возможны. Судя по конструкции некоторых мастаб, более разумно предположить, что рабочие ставили облицовку на место по ходу работы и обкладывали поверхность, снося насыпи.
   Рис. 6. Разрез насыпи (пандуса), использовавшейся при строительстве пирамиды (по Круну)
   Дополнительными вопросами, которые необходимо было решить, являлись кормление и размещение людей, работающих на строительстве пирамид, и подача воды для питья и строительства. Бесплодное, каменистое плато лишено воды, и здесь нельзя копать колодцы. Ответ на эти вопросы был в великолепных организаторских способностях египтян. Они строили примитивные бараки, в каждой комнате проживала бригада не более чем из десяти человек. Специальная группа готовила еду и таскала воду для питья и мытья. Одежда и инструменты выдавались с царских складов.
   Такую работу нельзя было сделать за несколько лет. Единственное свидетельство о том, сколько же времени требовалось на постройку пирамиды, оставил нам Геродот. Он упоминает, что на сооружение пирамиды Хуфу понадобилось тридцать лет, из которых десять ушли на строительство насыпной дороги и высекание дополнительных построек. Геродот говорит, что рабочих было 100 тыс. человек и что они менялись каждые три месяца. Осматривая пирамиду и соглашаясь с той цифрой, которую приводит Геродот, мы должны прийти к выводу, что сооружение такого памятника с помощью древних технологий вряд ли отняло бы меньше времени и усилий.
   Из-за всех сложных церемоний, связанных с культом умерших, пирамиды окружали множеством других построек. Все это вместе составляло то, что называют пирамидным комплексом. В гробницах-мастабах Первой и Второй династий кладовые для приношений окружали погребальную камеру умершего, членов его семьи и домочадцев. Все это было скрыто навеки, и вход в гробницу (с севера) блокировали и запечатывали. У восточной стороны гробницы стояла простая молельня, основными атрибутами которой были стела или надгробный камень и стол для приношений. Царские гробницы Абидоса были разграблены и разрушены, многое утрачено навсегда. Не следует забывать и о том, что методы раскопок в XIX в. были менее точными, чем современные, и поэтому археологи могли пропускать детали, которые нам кажутся значительными. Например, во время недавних раскопок гробниц этого периода в Саккаре и Хелуане археологи обнаружили ямы для лодок. Они были выкопаны по бокам мастабы – вне зависимости от того, принадлежали ли они представителям царского рода или частным лицам. Возможно, были они и в абидосских гробницах, однако ускользнули от внимания археологов XIX в.
   Как мы уже видели, в начале Третьей династии произошли значительные изменения в конструкции царских гробниц. У гробниц нового типа – ступенчатых пирамид – на северной стороне находился храм, а на южной – большая гробница фараона. Фактически последняя должна была использоваться не для погребения, а для чего-то другого, поскольку Джосер был похоронен в своей Ступенчатой пирамиде. На восточной стороне не было обнаружено никаких следов часовни и до сих пор не было обнаружено и лодок.
   Царствование Снофру, основателя Четвертой династии, стало началом новой эры в египетской архитектуре. Именно этим временем датируются первая настоящая пирамида и пирамидный комплекс: они стали общепринятой моделью для строителей. Комплекс состоял из следующих частей:
   Пирамида в каменной ограде (иногда ее называют теменос).
   Заупокойный храм перед восточной стороной пирамиды.
   Рис. 7. Пирамидный комплекс Пепи II на юге Саккары (Реставрация)
   Небольшая ритуальная пирамида в собственной ограде снаружи стены южной ограды главной пирамиды. У этой пирамиды также был свой небольшой храм с двумя стелами спереди у восточного фасада и, возможно, храм перед входом с северной стороны. Она никогда не использовалась для погребения, в ее небольшой внутренней камере находились только вазы и керамика.
   Вырубленные в скале ямы в виде лодок. Они пока не были обнаружены вокруг пирамид Снофру, поскольку те места, где они могли бы находиться, все еще не полностью раскопаны, но они встречаются у пирамиды сына Снофру – Хуфу, а также в Абу-Роаше, у Второй пирамиды Гизы и в других местах. Задолго до обнаружения больших деревянных ладей к югу от Великой пирамиды в одной из больших ям для ладей, принадлежащих к тому же комплексу, были обнаружены куски позолоченного дерева и канатов.
   Большой пандус (насыпная дорога) связывал ограду верхней пирамиды с нижним храмом близ границы обрабатываемой земли.
   Нижний храм находился на нижнем конце дороги и служил входом в весь комплекс. Здесь стояло множество статуй и стел.
   Тело умершего фараона привозили в нижний храм, чтобы омыть и очистить его; затем оно подвергалось различным процессам мумификации. Ученые доказали, что в эпоху Четвертой династии в этом храме проходили три важные церемонии. Первая из них – омовение и очищение тела. Этот ритуал продолжался недолго. Второй – мумификация – длился гораздо дольше. (В гробнице одной из цариц в Гизе засвидетельствовано, что между ее кончиной и погребением прошло 272 дня.) Третья церемония, именовавшаяся «Отверзание уст», исполнялась после завершения мумификации в день погребения. Это был магический обряд, предназначенный для того, чтобы тело снова смогло говорить и пользоваться приношениями в другой, намного более важной жизни, которая должна была начаться после смерти.
   Рис. 8. Жрец хем-нечер. Изображение в одной из гробниц некрополя Гизы
   Омовение тела могло происходить в первом зале нижнего храма, а может быть, и на его крыше. Мы не знаем, где происходило бальзамирование. Однако все специалисты согласны с тем, что «Отверзание уст» производилось перед статуями в большом зале храма. Позднее эти церемонии проходили в заупокойном храме к востоку от пирамиды.
   После того как мумию клали в гробницу, вход в пирамиду закрывался навеки: он был скрыт за одним из камней облицовки, а жрецы начинали свои службы, которые должны были длиться вечно. Заупокойные службы по умершему фараону в храмах при пирамидах состояли в основном в ежедневных приношениях; каждый предмет сопровождался специальной молитвой или другим ритуалом. Эти приношения напоминали подачу на стол вполне земного обеда. Приношения сопровождались церемонией очищения, в которой важную роль играли курения, шарики натра и чистая вода. За этим действом следовали возлияния и конечное очищение. Были также специальные обязанности и церемонии в официальные праздничные дни, которых в египетском календаре хватало. Народ, возможно, принимал в них участие и имел доступ к отдельным частям храмов.
   Сын умершего фараона должен был подготовить погребение своего отца, принять участие в некоторых церемониях и завершить незаконченные части гробницы. Некоторые исполняли свой долг добросовестно, некоторые – только отчасти (если занимались этим вообще). Несомненно, важным фактором была и политическая ситуация в эпоху перемен.
   Жрецы, которые служили богам, царям и царицам, назывались хем-нечер (слуги бога). Те, кто служили культу лиц нецарского достоинства, именовались хем-ка (слуги Ка). Кроме того, культы и фараонов, и частных лиц требовали услуг жрецов (очистителей). Жрецы уаб служили фараону при его жизни; этим титулом величали также врачей. Как среди хем-нечер, так и среди уаб были различные степени. Некоторые были новобранцами, некоторые – наблюдателями и надсмотрщиками.
   Жрецы читали молитвы и песнопения особым способом, с особыми жестами и позами. Если церемония совершалась не по ритуальной традиции, она считалась недействительной. Для каждой пирамиды требовалось большое количество жрецов, занятых ее культом; они делились на смены, которые стояли на посту в определенное время дня и в определенные дни месяца. У большинства жрецов были и мирские должности. Женщины также могли занимать определенные должности в жречестве культа пирамид; им не был закрыт путь и к самой высокой должности – хем-нечер[4]. Определенные жреческие звания были наследственными в некоторых семьях на протяжении многих поколений. Это объясняет то, что одно и то же имя встречается среди жрецов различных периодов. Например, в эпоху Древнего царства жил человек по имени Снофрухотеп, занимавший должность «наблюдателя за жрецами Снофру», и в эпоху Среднего царства можно было встретить человека с тем же самым именем и титулом. Он, скорее всего, был потомком первого Снофрухотепа. Люди, принимавшие участие в культе бога или фараона, зачастую носили имена, в которые входило имя бога или царя, которому они служили.
   Фараоны завещали своим гробницам большие угодья, так что жрецы могли делать приношения вечно. Пожертвования были бессрочными, и культы фараонов, похороненных в период Древнего царства, продолжали существовать тысячи лет. Известно, что жрецы Снофру, Хуфу, Джедефра и Хафра продолжали свое служение в руинах храмов еще при Птолемеях. За поместьями следило огромное количество светских чиновников. Это были охранники, писцы, хозяева тайн (секретари), надсмотрщики и люди, которые смотрели за имуществом храма. Вдобавок были крестьяне-арендаторы, которые обрабатывали земли в поместьях при пирамидах и в обмен снабжали храмы продуктами. Административные здания этих поместий обычно стояли неподалеку от храмов. Тут же находились и дома жрецов.
   Итак, молчащие ныне руины пирамид и их храмов некогда были полны жрецами, совершавшими приношения умершим фараонам. Сегодня мы находим здесь только камень, щебень, а иногда – стены. Но некогда пирамиды с их блестящей белой облицовкой озаряли окрестности, рядом возвышались величественные храмы, в залах которых звенели гимны и песнопения достойных жрецов, таких торжественных и величественных в своих белых одеждах. Алтари, покрытые цветами, ломились от приношений, и атмосферу благоговения дополнял аромат благовоний. Но хотя сейчас не слышно молитв и в стенах больше не звучит эхо песнопений жрецов, фрески и надписи, погребенные в могилах и храмах, свидетельствуют о яркой жизни, потухшей с течением веков.

Глава 3
СТУПЕНЧАТАЯ ПИРАМИДА В САККАРЕ

   Как мы уже говорили в предыдущей главе, фараоны, царствовавшие до Джосера, строили свои царские гробницы в виде большой мастабы из глиняных кирпичей. Египетская традиция приписывала Имхотепу – архитектору и визирю Джосера – первое использование камня для строительства. Древние египтяне использовали камень для отдельных частей построек задолго до этого, и использование камня отнюдь не было привилегией монархов: оно имело место в частных гробницах Первой и Второй династий в Хелуане, на противоположном от Саккары берегу Нила. Однако несомненно, что Ступенчатая пирамида, построенная около 2780 г. до н. э., была первым крупным отдельным зданием, сложенным из камня, и что это – первая царская гробница с надземной структурой, целиком состоящей из каменных блоков.
   Старейшее упоминание о раскопках принадлежит прусскому генеральному консулу фон Минутоли (1821). Он забрался в подземные галереи и совершил там несколько открытий, наиболее важным из которых была камера, выложенная синими изразцами. Фон Минутоли описал свою работу в книге «Поездка к храму Юпитера-Аммона» со множеством великолепных рисунков, сделанных итальянским художником Валериани. Тот, в свою очередь, оставил свидетельства о своей работе в «Атласе Нижнего и Верхнего Египта». Фон Минутоли обнаружил внутри Ступенчатой пирамиды части мумии и несколько надписей с именем Джосера. Он отправил находки в Европу, но они утонули в море во время бури. Об этой мумии часто спорят, и в основном ее относят к Третьей династии. Много лет спустя археологи обнаружили часть этой мумии на том же самом месте. Доктор Дерри, который осмотрел этот найденный позже фрагмент, говорит, что способы оборачивания и мумифицирования весьма похожи на те, что применялись в Древнем царстве. Возможно, это часть мумии самого Джосера.
   Английский полковник Говард Виз прибыл в Египет в 1837 г., чтобы проводить археологические раскопки и исследовать пирамиды. Визу для работы был нужен способный управляющий, и ему повезло – он взял на работу своего соотечественника Д.С. Перринга. Работа Перринга в пирамидах Гизы, Саккары, Дахшура и вокруг них, а также в других важных местах стала первым строго научным исследованием. Большинство измерений были точными, и работа, которую он сумел проделать менее чем за три года, до сих пор вызывает удивление. Это первая работа, в которой содержится детальное описание конструкции и внутренних помещений Ступенчатой пирамиды.
   Перринг вновь обнаружил галереи, открытые фон Минутоли, нашел комнату с изразцами из синего фаянса и зарисовал надписи. Он проводил и дальнейшие раскопки, нашел другие галереи и целую кучу мумий, а также дошел до комнаты, в которой начертано имя царя Джосера. Результат работы Виза и Перринга – «Работы, производившиеся в пирамидах Гизы», а также их атлас планов и зарисовок являются незаменимым подспорьем для археологов.
   За Перрингом последовал немецкий ученый Карл Лепсиус. Экспедиция Лепсиуса прибыла осенью 1843 г. и работала до осени 1845 г. Хотя целью экспедиции было преимущественно копирование надписей в Египте и Нубии, она проводила также и раскопки. И главным образом Лепсиуса интересовала Ступенчатая пирамида. Он был первым, кто понял, что первоначально она была построена как единичная мастаба, к которой позднее были добавлены другие. Экспедиция вошла в пирамиду и сняла часть стенок, покрытых синими изразцами, а также блоки с надписями, содержащими имя Джосера, которые их обрамляли. Лепсиус и его ассистенты опубликовали результаты своих изысканий в двенадцати огромных томах, первый из которых появился в 1849 г.
   После работ Лепсиуса внутренние помещения Ступенчатой пирамиды неоднократно посещали, помимо прочих, Мариетт, Масперо, Петри и Борхардт. Они писали о галереях, но никогда не исследовали насыпи, окружающие пирамиду. Большинство археологов, особенно Масперо, были более заинтересованы в том, чтобы открывать сами пирамиды, нежели в том, чтобы вести вокруг них раскопки.
   Только после окончания Первой мировой войны Департамент древностей Египта решил начать раскопки вокруг пирамид Саккары. С 1920 г. до своей кончины в 1931 г. продолжающейся работой как внутри, так и снаружи пирамиды занимался K.M. Ферт, и его исследования дали сенсационные результаты. Изучение самой Ступенчатой пирамиды началось в 1924 г. Под пирамидой были найдены другие выложенные изразцами галереи, а также подземные галереи, заполненные вазами. Считается, что ваз здесь не меньше 30 тысяч; они сделаны из алебастра, гранита, диорита, брекчии, аспидного сланца и многих других сортов камня. В 1927 г. к Ферту присоединился Ж.-П. Лауэр в качестве архитектора. После смерти Ферта с Лауэром стал работать Д.Э. Квибелл, и они продолжали совместные исследования до 1936 г. Лауэр продолжал свое дело до 1955 г., однако внутренние структуры пирамиды так и не были исследованы полностью[6].
   Нам не многое известно о Джосере. Его отцом и предшественником был фараон Хасехемуи, чье царствование отмечено использованием камня в строительстве, а также изготовлением множества каменных ваз. Имя Джосер не встречается ни на одном памятнике ранее Двенадцатой династии. На современных ему памятниках этот фараон именуется Нечерихет.
   Имя Джосера тесно связано с областью к югу от Асуана, которая при греках была известна как Двенадцатиградие. Имя Джосера и его архитектора Имхотепа записано на хорошо известной «Стеле голода» Птолемеевской эпохи – более чем 2700 лет после смерти Джосера. Стела вырублена на скале на острове Сехель к югу от Асуана. Согласно этой надписи, во время царствования Джосера был страшный голод, поскольку в течение семи лет не было разлива Нила. Когда Джосер спросил совета у Имхотепа, он ответил, что для того, чтобы остановить голод, нужно завоевать благосклонность Хнума – бога Первого порога Нила, там, где рождается река. Только Хнум может наполнить житницы Египта. Джосер отправился к югу, к Первому порогу, и даровал огромные богатства храму Хнума. Вскоре после этого Нил разлился, и Египет был спасен.
   Текст был записан в поздний период, когда жрецы Хнума боролись с растущим влиянием жрецов Исиды, и, таким образом, является пропагандистской подделкой. Исследование Поля Барге показало, что Джосер этого текста – на самом деле Птолемей V Эпифан и что он датируется 187 г. до н. э. Однако он показывает, что имя Джосера сохранилось в памяти египтян и что культ его продолжался вплоть до конца древнеегипетской истории.
   Стела также показывает, что Имхотеп завоевал огромную славу как мастер-архитектор, создавший Ступенчатую пирамиду и ее комплекс. Пока неизвестно, начал ли Имхотеп свою карьеру при Джосере или еще при его отце. В надписи на пьедестале одной из статуй Джосера (современная ему работа) перечислены титулы Имхотепа: «Казначей царя Нижнего Египта, управляющий царским двором, начальник великого двора, князь, «великий видением» (титул Верховного жреца Гелиополя), начальник скульпторов, начальник камнесечцев». В более поздних документах Имхотеп именуется «визирь, начальник работ Верхнего и Нижнего Египта, управитель припирамидного города, начальник жрецов царя Джосера, писец священных книг»[7].
   Титулы Имхотепа говорят о том, что он не принадлежал к царской семье, но, что называется, «сделал себя сам». Мы не знаем, где он родился, однако достаточно туманное и краткое упоминание у одного античного писателя заставляет полагать, что его родиной была деревня Гебелен к югу от Луксора[8]. На памятнике, который датируется между 495 и 491 гг. до н. э., упоминаются имена его родителей. Есть надпись в Вади-Хаммамат: архитектор Хнумибра, добывавший там камень, заказал надпись, в которой упоминаются его выдающиеся предки, многие из которых были архитекторами. Древнейшее имя в этом списке – Ка-нефер, который был начальником работ Верхнего и Нижнего Египта. Второе имя – имя его сына, Имхотепа. В любом случае по титулам Имхотепа мы видим, что он был напрямую связан с художественной жизнью этого периода, пользовался огромным авторитетом в царском доме и, как Верховный жрец Гелиополя, занимал высший религиозный пост в стране. Царь одарил его особой милостью, разрешив начертать его имя на пьедестале царской статуи.
   Со временем Имхотеп стал легендарной фигурой, почти что богом. Египетский историк Манефон упоминает Джосера и добавляет: «При нем жил Имутес (Имхотем), которого греки считают Асклепием из-за его сноровки в искусстве врачевания; он же открыл искусство строительства из тесаных камней и с увлечением занимался писательством». Согласно папирусу, который датируется II в. н. э., царь Менкаура учредил храмы и даровал поместья в честь Имхотепа и двух других, однако этому нет никаких древних свидетельств. Древнейшее ясное упоминание о славе Имхотепа датируется Средним царством. Оно содержится в так называемой «Песне арфиста», которая была сочинена при Одиннадцатой династии (2100 до н. э.) и продолжала пользоваться популярностью при Новом царстве. Эта песня говорит о мудрости Имхотепа, хотя среди множества папирусов, где записаны мудрые высказывания древних мудрецов, нет никаких сочинений, приписываемых Имхотепу. Память Имхотепа чтили в течение всего Среднего царства, и писцы Нового царства считали его своим покровителем. Перед тем как писать на папирусных свитках, они выливали несколько капель воды из своих горшочков с водой в качестве возлияния ему.
   Лишь гораздо позднее, в VI в. до н. э., мы наблюдаем настоящее обожествление Имхотепа. Оно произошло при персах или, может быть, чуть раньше, когда в его честь строили храмы и именовали его Сыном Пта. Почитание Имхотепа могло быть введено как реакция египтян на растущее могущество Ассирии, Греции и Персии. В любом случае к тому времени, как была изготовлена «Стела голода», Имхотепа обожествляли и в его честь строили храмы. Люди искали его совета через оракулов, и его решения пользовались уважением. Египтяне почитали его как мага, знатока заклинаний и изобретателя каменной кладки. Они также видели в нем мудрого врача, в чьих рецептах содержались все секреты медицины. Храмы Имхотепа были прибежищами для больных, и туда стекались пилигримы, жаждущие исцеления[9]. Центр культа Имхотепа находился в Мемфисе, однако его храмы находились повсюду в Дельте и Верхнем Египте. Его почитали даже в Нубии и дальних оазисах Западной пустыни. Археологи надеются найти гробницу Имхотепа, чтобы мы больше могли узнать об этом замечательном человеке. Возможно, он похоронен в Саккаре, неподалеку от пирамиды Джосера, но точно это неизвестно.
   Имхотеп не был автором планов всех памятников Джосера. Так, не он планировал гробницу Джосера в Бет-Халлафе, которая была построена в самом начале его царствования. Эта гробница, расположенная к югу от Абидоса, имела традиционную форму большой прямоугольной мастабы из глиняных кирпичей. Ее размеры составляют около 95 метров в длину, 50 метров в ширину и около 10 метров в высоту. Коридор длиной более 17 метров круто спускается с вершины мастабы к длинному горизонтальному проходу с двенадцатью комнатами. (В этих комнатах было обнаружено множество каменных пьедесталов, но ни на одном из них не стояло имя Джосера. Однако оно встречалось на глиняных пробках вместе с названиями множества виноградников и именами различных чиновников.)
   Джосер также построил храмы в Гелиополе и Хорбете в Дельте, остатки которых сохранились. Типы лиц и иероглифов, которыми пользовался скульптор (сейчас в Метрополитен-музее в Нью-Йорке) относятся к этому раннему периоду. Однако Имхотеп руководил строительством Ступенчатой пирамиды и всех царских построек после нее. Египтологов больше всего интересует именно Ступенчатая пирамида. Ни один другой памятник в Египте – за исключением храма Карнака в Луксоре – так не увлекает археологов, как эта пирамида и ее комплекс. В ней проявились гений великого архитектора и расцвет египетской архитектуры.
   Рис. 9. Общий план комплекса Ступенчатой пирамиды, Саккара
   Постройки комплекса Ступенчатой пирамиды прекрасны и впечатляющи. У них есть две отличительные особенности. Во-первых, эти памятники построены из высококачественного известняка и копируют здания, которые стояли в царской резиденции в Мемфисе. Архитектору пришлось столкнуться с массой трудностей, воплощая в камне элементы, которые первоначально были сооружены из глиняных кирпичей, дерева, камышей и бревен, однако его гений нашел решение для каждой проблемы. Во-вторых, большинство архитектурных элементов появляются здесь в первый и последний раз. Даже разнообразные типы колонн с их изящными каннелюрами не повторялись в позднейшие периоды, и подобные архитектурные детали близ пирамид не были найдены.
   Огромная стена из прекрасного белого известняка окружает пирамиду и вспомогательные структуры. Первоначально стена поднималась на 20 египетских локтей (10,4 метра), длина ее составляла 545 метров от севера к югу и 277 метров от запада к востоку. В ней было 14 ворот-бастионов, из которых 13 – фальшивые: настоящие ворота только одни. Эта стена, возможно, была такого же размера, как и во дворце Джосера в Мемфисе. Имхотеп использовал очень небольшие каменные блоки, чтобы скопировать форму и размер больших кирпичей, которыми пользовались в то время, и показал на стенах те места, где в стене дворца были сделаны меньшие ворота.
   Вход, видимо, оставался открытым, потому что не было найдено никаких отверстий для дверных осей, которые показывали бы присутствие дверей. Однако оси были изображены в камне на внутренней стороне глубокого дверного проема, и это говорит о том, что у первоначального здания были деревянные двери, открывавшиеся внутрь. Двери ведут в величественную длинную галерею. Из каждой ее стороны выступают по 20 контрфорсов, каждый 6,6 метра высотой. На конце каждого из них стояла связанная колонна или перетяжка, вероятно воспроизводившая в камне подобные кирпичные подпорки во дворце. Кирпичи, возможно, были покрыты деревом или стеблями камыша. Большинство подушек капителей были найдены в обломках и установлены на свои места. Каменный потолок имитирует пальмовые бревна. Ближе к концу галереи, на западной стороне, находится небольшой прямоугольный зал. Восемь контрфорсов, поддерживающие его крышу, уникальны для египетской архитектуры. В конце галереи находится узкий проход с любопытной фальшивой дверью, выполненной так, как будто она полуоткрыта. Пройдя через эту дверь, посетитель оказывается внутри большой ограды справа от пирамиды, перед фасадом так называемой Южной гробницы.
   Название «Южная гробница» появилось, когда это здание было впервые открыто в 1928 г. Однако у нас нет никаких доказательств тому, что это здание должно было стать гробницей или использовалось как таковая. Оно стоит около окружающей пирамиду стены, вход находится на его южной стороне. Как и в первоначальной мастабе, построенной для Джосера, здесь была шахта диаметром 7 метров и глубиной 28 метров. На дне находится камера, построенная из гранитных блоков площадью в 1,6 м2. Здесь также есть галереи, украшенные фаянсовыми изразцами. На одной из стен – три фальшивые двери, на которых вырезаны изображение, имя и титулы фараона Джосера. Над подземными проходами поднималась большая прямоугольная надстройка с куполообразной крышей, в которой находилась часовня. Ее длина составляла 84 метра в длину и 12 метров в ширину. С угла этого монумента располагалась часть первоначальной стены из известняка, украшенная фризом с кобрами.
   Большинство египтологов утверждают, что Южная гробница была символическим погребением Джосера как властителя Верхнего (Южного) Египта или местом погребения кувшинов-каноп, содержавших его внутренности. Я полагаю, что это, возможно, более ранняя форма вспомогательной пирамиды, которую строили начиная со Снофру (а может быть, и раньше) на южной стороне каждой пирамиды. Мы не знаем, какую роль играла эта вспомогательная пирамида. Археологи, раскапывавшие гробницу, обнаружили, что шахта, проход, ведущий в гробницу, и ступени были полностью заблокированы каменной кладкой, однако воры все же проникли внутрь, пробив дыру с южной стороны шахты и прокопавшись через заполнявший ее щебень. Внутри ученые не обнаружили ничего.
   Оказавшись в большом открытом дворе, посетитель затем проходит мимо одного из двух каменных зданий в виде буквы «В», которые, возможно, были связаны с церемониями праздника Хеб-сед. К востоку от него расположены три колонны с каннелюрами, которые возвышаются среди руин небольшого прямоугольного храма. По его остаткам археологи определили, что крашенный в красный цвет потолок также имитировал пальмовые бревна. Среди интересных деталей – полуоткрытая фальшивая дверь на восточном конце и формирующий углы полукруглый фриз. Прообразом этого фриза послужили пучки скрученных камышей, которые стояли в углах хижин, чтобы укрепить стены.
   На восток от небольшого храма находится то, что осталось от большого длинного двора, который именуется Двором юбилеев или празднества Хеб-сед. Хотя он и лежит в руинах, сохранившихся частей достаточно, чтобы восстановить его план. Вдоль как восточной, так и западной стены находятся остатки часовен. В зданиях у западной стены был небольшой вход, который вел в комнату с нишей. Фасады зданий у восточной стены были обычными, а у западной – декорированными. В каждой часовне западной стены находились три пилястра; центральный был выше двух других. Над ними лежал изогнутый выступающий карниз, крыша также была изогнутой. Капители колонн уникальны для египетской архитектуры. Сквозь каждую колонну было проделано отверстие, над которым поверхность камня была выровнена. На каждой стороне находятся каменные лепестки. Чуть ниже – еще одно отверстие, а под ним – два выступа. Единственное разумное объяснение существования этих отверстий – то, что они использовались для вставки держателей, в которые устанавливались штандарты богов. (Такие штандарты изображаются в сценах празднования Хеб-седа.) Некоторые археологи полагали, что в отверстия вставлялись модели рогов носорога, но это представляется невозможным. На стенах, разделяющих часовни, расположены каменные имитации низких деревянных заборчиков. На южном конце двора находится большая каменная платформа, на которой, возможно, стояли бок о бок два трона: один – для фараона, как для властителя Верхнего Египта, и другой – для него же, как для правителя Нижнего Египта. На северном конце стоял храм, где было четыре статуи, от которых теперь уже ничего не осталось, кроме ног.
   К северу от Двора юбилеев в отдельном дворе находятся руины здания, которое называют Южным зданием. Его прекрасный фасад украшен четырьмя пилястрами с каннелюрами и другими архитектурными орнаментами. Высота сохранившихся частей этих колонн составляет чуть более 3,5 метра, но их первоначальная высота, согласно исследованиям Лауэра, должна была быть 12 метров. Их капители напоминают колонны во Дворе юбилеев. К востоку от фасада расположены ниша и остатки колонн, у которых, возможно, были капители с двумя большими свисающими листьями. К северо-востоку, в другом дворе – руины Северного здания, устроенного более-менее так же, как Южное. На востоке от него – колонны с капителями-папирусами (папирус был символом Севера). Они сохранились лучше, чем в Южном здании, и были реставрированы.
   Как Двор юбилеев и два соседних здания, так и постройки в форме буквы «В» во дворе были связаны с Хеб-седом, или праздником Сед. В ходе ряда церемоний, которые восходят еще к Первой династии, фараон, одетый в особые одежды, исполнял определенные танцы и должен был пробежать определенное число раз вокруг стен своего дворца. Он исполнял каждую церемонию дважды: раз – как царь Верхнего Египта и еще раз – как царь Нижнего Египта. Корни этого праздника лежат в древнем обычае, который еще сохранился у некоторых народов Центральной Африки, особенно племен нилоте кой группы. Согласно этому обычаю, правителю дозволено править максимум тридцать лет, после чего его убивают, поскольку благосостояние урожая и скота напрямую зависит от его здоровья и бодрости. Сегодня среди некоторых племен правитель может «обновить» свою молодость с помощью особых церемоний или жертвоприношений и таким образом продлить свое царствование. Несомненно, на заре истории и у египтян был такой обычай, однако ритуальные убийства прекратились еще до Первой династии. Празднование Хеб-седа было для фараона средством обновить свою юношескую силу и таким образом продлить свое правление. Обычай Хеб-седа продержался до конца истории Древнего Египта. Есть множество изображений этих церемоний на стенах храмов и гробниц. К сожалению, хотя нам известны эти рельефы и мы можем читать иероглифические надписи, их сопровождающие, еще очень далеко от понимания всей церемонии.
   Большинство фараонов не ждали до тридцати лет, чтобы отпраздновать Хеб-сед; считалось, что после его празднования наступал новый тридцатилетний период. Джосер отмечал этот праздник, хотя царствовал он только девятнадцать лет. Должно быть, для исполнения различных церемоний было построено множество зданий из кирпича и камыша. Имхотеп создал копии этих зданий в камне вокруг вечного обиталища тела и души своего повелителя.



   Рис. 10. Архитектурные детали комплекса Ступенчатой пирамиды
   На северной стороне пирамиды находятся остатки храма, а у его восточной стороны – небольшая комната, которую называют сердабом. Эта комната была местом «жительства» статуи, которая смотрела на храм. Здесь археологи нашли статую Джосера, которая теперь хранится в Каирском музее. (В самом сердабе ее заменила копия.) Храм по своему плану отличается от пирамидных храмов более поздних периодов. Трудно определить точно его функции и решить, был ли он в действительности заупокойным храмом. (Такие храмы строили у восточной стороны пирамид, однако их планы отличаются от плана этого храма.) По оставшимся стенам мы можем увидеть, что он состоял из двух симметричных частей и туда входили две ванные с каменными бассейнами в полу. Было высказано предположение, что эти здания воспроизводят в камне ту часть царского дворца, в которой проходили важные праздники.
   Памятниками комплекса Ступенчатой пирамиды восхищались еще в древности. На стенах Северного здания написано множество иероглифов. Автор одного из них, некий Таи, жил при фараоне Тутанхамоне (Восемнадцатая династия, около 1370 г. до н. э.). Другой писец, живший в то же время, – Яхмос, сын Иптаха, – говорит, что он пришел посмотреть храм Джосера и ему показалось, что внутри – небо, в котором поднимается Ра. Современных посетителей также восхищает скупая простота, изящество и пропорциональность построек, которые служат достойным дополнением к самой пирамиде.
   Ступенчатую пирамиду строили в несколько этапов. Перед тем как рабочие построили первую мастабу – нижний «слой» пирамиды, – они вырубили в скале шахту 28 метров глубиной и площадью 7 м2. На дне шахты построили продолговатую погребальную камеру из гранитных блоков и, кроме того, вырубили туннель, который шел к северу еще примерно на 20 метров. Вход в туннель должен был находиться вне первоначальной мастабы. Однако в погребальную камеру можно было попасть только через круглое отверстие в потолке, из комнаты над ней (теперь разрушена); гранитная «пробка», закрывавшая этот люк, весит более трех тонн и высотой более двух метров.
   Вокруг погребальной камеры были вырублены четыре подземные галереи и связывавшие их проходы. В них хранились погребальный инвентарь и множество ваз, погребенных вместе с фараоном. Некоторые из этих галерей так никогда и не были закончены; другие были покрыты панелями из глазированных голубых изразцов, напоминавших циновки, которые вешали на стены царского дворца.
   Члены семьи Джосера были похоронены рядом с его гробницей. На ее восточной стороне выкопали 11 шахт глубиной более 32 метра. Каждая заканчивалась коридором длиной 30 метров, шедшим на запад под первоначальной мастабой. (Еще в древности во все 11 погребальных камер проникли разбойники, однако в одной из них археологи нашли два алебастровых гроба, один из которых содержал остатки мумии ребенка.) Джосер хотел включить погребения своих домашних в собственную гробницу, и поэтому мастаба была расширена к востоку (третья надстройка). Входы во все 11 шахт теперь стали недоступными, так что к северным была построена лестница.
   Когда было принято решение надстроить над первоначальной еще дополнительные мастабы, строителям пришлось добавить площади для надстройки и на северной стороне. Следовательно, пришлось заблокировать первоначальный вход в траншею и на лестницу, которая вела в погребальную камеру. Строители прорубили новый вход дальше к северу (внутри территории храма), начинавшийся ступенями, а потом переходивший в туннель. Вместо того чтобы связать новый туннель со старым, они провели его вокруг галерей и проходов и состыковали со старым туннелем уже ближе к концу, недалеко от погребальной камеры. Никто не может сказать, все ли проходы и галереи под Ступенчатой пирамидой были сооружены древними строителями: некоторые могли быть прорыты и ворами. Более того, есть и такие галереи, которые еще не были полностью обследованы из-за непрочности сланца, в котором они вырублены.
   Рис. 11. Разрез Ступенчатой пирамиды, показывающий ее последовательную достройку
   Первоначальная каменная мастаба Ступенчатой пирамиды была царским погребением, квадратным в плане. Каждая сторона имела примерно 63 метра в длину и 8 метров в высоту. (Ядро пирамиды состояло из местного известняка Саккары, однако пирамида была облицована прекрасным высококачественным белым известняком, привезенным с противоположного берега Нила.) В последующие годы Имхотеп делал добавления к первоначальной мастабе. Первым из них была надстройка – еще 3 метра со всех сторон. Второе добавление – примерно 9 метров с восточной стороны – сделало гробницу прямоугольной. До того как строители начали облицовывать эту новую мастабу, они растянули каждую сторону еще на 3 метра. Эта расширенная мастаба стала теперь нижней ступенькой Ступенчатой пирамиды, состоящей из четырех поставленных друг на друга мастаб. Архитектор предполагал, что эта стадия будет последней, и начал на северной стороне строить храм. Но еще до того, как были закончены этот храм и отделка пирамиды, он запланировал еще одно изменение. Пирамиду расширили на север и на запад, а количество поставленных друг на друга мастаб выросло до шести. Перед тем как эта стадия была завершена, пирамида еще была расширена с каждой стороны. В итоге размеры Ступенчатой пирамиды составили около 140 метров с востока на запад и около 118 метров с севера на юг, а высота – 60 метров.
   Нет никаких сомнений в том, что сам Джосер был похоронен в этой пирамиде, а не в кирпичной мастабе в Бет-Халлафе. Последняя, скорее всего, была кенотафом; это единственное объяснение, которое мы можем дать при сегодняшнем уровне нашего знания египетской цивилизации. Итак, фараон Джосер стал славнее своих предков, его гробница – заметной, а его душа могла взойти на небо, как по лестнице. Когда вставал солнечный бог Ра, его первые лучи приветствовали вершину вечного жилища царя, который и сам был богом.

Глава 4
НАСЛЕДНИКИ ДЖОСЕРА

   Третья династия – темный период египетской истории. До сих пор спорят даже о числе фараонов и порядке их правления. Манефон донес до нас восемь имен, Абидосский список упоминает шесть, а в Туринском папирусе сохранились только пять. Основателем династии был Джосер, за которым следовали Сехемхет, Хаба, Небка и другие; последним фараоном был Ху (или Хуни), предшественник Снофру, основателя Четвертой династии.
   Постройки Джосера, которые стояли на краю Западного плато, смотревшего на столицу, возможно, вдохновляли фараонов, которые наследовали ему. Один из них построил свою пирамиду в Саккаре, неподалеку от пирамиды Джосера. Двое предпочли место чуть подальше к северу, в Завиет-эль-Ариане. Есть и другие пирамиды, постройка которых предполагает датировку Третьей династией, однако точно это определить невозможно. Одна из них – пирамида в Силе в Фаюмском оазисе; другая – в Завиет-эль-Амвате, напротив Миньи в Среднем Египте, и третья – в Эль-Куле, к северу от Эдфу в провинции Асуан. Хотя пирамида в Me думе была закончена Снофру, основателем Четвертой династии, очень возможно, что она была начата в царствование Хуни, и это дает основание включить ее в эту главу.
ПИРАМИДА СЕХЕМХЕТА В САККАРЕ
   Время от времени в прессе появляются сообщения об открытии пирамиды. В таких случаях читатели в Европе и Америке недоуменно разводят руками и спрашивают себя: как же это можно было не заметить такое огромное, массивное строение? Конечно, небольшой предмет, такой как статуя или ваза, легко можно потерять, но вот пирамида – это другое дело! И читатель прав. Спрятать большую пирамиду было бы невозможно. Однако очень многие пирамиды невелики: верхнюю часть уже почти совсем срыли, а нижнюю покрыли зыбучие пески окружающей пустыни. Во многих случаях от пирамиды остались только самые нижние ряды камня и подземная часть; в других случаях пирамида вообще осталась незаконченной. В некрополе Мемфиса много холмов, которые все еще хранят под собой такие памятники под кучами щебня и песка. Когда-нибудь их исследуют, и археологи узнают, кому они принадлежали. Затем ученые расскажут об открытии «новой» пирамиды, а на самом деле это будут всего лишь остатки давным-давно захороненной.
   В мае 1954 г. мировая пресса объявила о долгожданных результатах раскопок, проводившихся у входа в новооткрытую Ступенчатую пирамиду в Саккаре. Появилось множество домыслов о том, что же может быть внутри этого памятника, и, когда оказалось, что саркофаг пуст, это вызвало огромное разочарование. Однако, несмотря на все эти неосуществленные ожидания, открытие оказалось одним из самых важных в истории археологии, особенно для изучения пирамид.
   Многие годы археологам было известно о существовании большой прямоугольной ограды, погребенной под песком к западу от Ступенчатой пирамиды в Саккаре. Она была показана на многих картах и ясно видна на аэрофотосъемке местности. На фото, сделанных с воздуха, виден огромный прямоугольник, разделенный на две секции, которые, вместе взятые, были больше, чем ограда погребального комплекса Джосера.
   В 1951 г. Департамент древностей решил исследовать этот объект и поручил работу куратору Саккары Мохаммеду Закарии Гонейму. Он расчистил часть высокой стены ограды, которая более-менее копировала ту, что окружала комплекс Ступенчатой пирамиды. Размеры незаконченной ограды составляли 550 × 200 метров. Имя царя, который построил ее, оставалось неизвестно, но некоторые археологи, заинтересовавшиеся раскопками в Саккаре, считали, что это должна быть гробница одного из наследников Джосера, поскольку она находилась так близко к пирамиде Джосера. В песке были обнаружены множество мумий Птолемеевской эпохи, а также предметы, датировавшиеся Двадцать шестой династией и позже. В 1954 г. работа продолжилась. Было обнаружено здание, которое, несомненно, было незаконченной ступенчатой пирамидой. Оно состояло из самой нижней ступени пирамиды и части второй ступени. Общая высота памятника – 7 метров, однако размеры его квадратного основания – по 120 метров с каждой стороны, это говорит о том, что строители планировали его почти таким же большим, как сама Ступенчатая пирамида[10].
   Интересная черта этой пирамиды – строительные насыпи, которые были обнаружены на своих местах; они почти покрывали памятник. Эти насыпи были сделаны из щебня, однако между ними был слой плоских, грубо обтесанных камней, представлявший собой нечто вроде примитивной мостовой. Насыпи были расширены и продолжены. Главная насыпь для подвоза материала находилась на западе.
   Вход в пирамиду находился в 24 метрах от ее северного торца, в конце коридора. Когда рабочие открыли этот вход, Гонейм подумал, что пирамида осталась неразграбленной в новое время, поскольку камни, закрывавшие проход, были не тронуты. Но он также заметил, что, хотя половина блокирующей стены тщательно построена и, судя по всему, подлинная, вторая половина сложена небрежно, как будто некогда в прошлом она была открыта, а потом опять запечатана. Внутри самой пирамиды раскопки обнаружили вырубленную в надстройке шахту. Хотя большая часть этой шахты была заблокирована песком и щебнем, ее содержание показывало, что она никогда не использовалась для захоронения людей: здесь находились кости быков, а также птиц и других животных. Самым важным открытием стали 62 фрагмента папируса, написанные демотическим письмом, которые были найдены в самом нижнем слое мусора.
   Когда археологи достигли внутренней части пирамиды, они обнаружили подземные галереи, в одной из которых было 120 кладовых. Здесь находились каменные вазы во всех стадиях готовности, которые по своей форме, материалу и технике напоминали те, что были найдены под пирамидой Джосера. Самой впечатляющей находкой было имя строителя пирамиды – фараона Сехемхета, которое семь раз встречалось на пробках от кувшинов. Среди волнующих находок мая 1954 г. был 21 золотой браслет – одни очень маленькие, а другие – нормального размера. Было здесь еще золотое ожерелье и пара щипчиков из электрона. Самым изящным из этих золотых предметов была небольшая коробочка с крышкой в форме раковины перловицы). Сообщается, что все эти предметы находились в деревянной коробке, которая уже истлела. Они были найдены в расщелине в полу одной из галерей.
   Погребальная камера находится на расстоянии 72 метров от входа. Она прямоугольная, размером 8,20 × 5,22 метра и высотой 5 метров. В середине камеры находится алебастровый саркофаг размером 2,37 метра в длину, 1,4 в ширину и 1,8 в высоту. Вертикальная сдвигающаяся дверь в одном конце комнаты была закрыта и запечатана гипсом, и остатки венков все еще лежали на крышке саркофага. Ожидания достигли предела, однако, когда саркофаг открыли, он оказался пустым и даже неиспользованным. Был ли здесь вообще похоронен фараон? Гонейм полагал, что так и было – из-за ваз и золотых украшений, – и хотел поискать погребение в другой части пирамиды. Другие археологи в этом отнюдь не были убеждены и предполагали, что эта пирамида могла быть кенотафом или вообще была незаконченной и никогда не использовалась для погребения. На момент написания книги внутренняя часть пирамиды еще не раскопана полностью, и другие части ограды еще только предстоит исследовать.
ПИРАМИДЫ В ЗАВИЕТ-ЭЛЬ-АРИАНЕ
   В Завиет-эль-Ариане, расположенном между пирамидами Гизы и Абу-Сира, есть две пирамиды (рис. 12). Обе постройки принадлежат к раннему периоду египетской архитектуры и сейчас именуются Разрезанной и Незаконченной пирамидами. Последняя была построена для царя Неферкары Небки. Имя владельца другой все еще остается тайной.