Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Серна может балансировать на доске менее двух дюймов шириной.

Еще   [X]

 0 

Майя. Быт, религия, культура (Уитлок Ральф)

В этой книге популярно и увлекательно рассказывается о зарождении, расцвете и крушении загадочной цивилизации майя. Вы узнаете о народе, который строил прекрасные города-государства и замечательно вел сельское хозяйство. В его религии огромную роль играла астрология и, благодаря этому обстоятельству, совершенствовались математика и астрономия. Майя смогли создать точнейшие календари, поразительную архитектуру и искусство, проникнутые их глубокими и таинственными верованиями.

Год издания: 2005

Цена: 69.9 руб.



С книгой «Майя. Быт, религия, культура» также читают:

Предпросмотр книги «Майя. Быт, религия, культура»

Майя. Быт, религия, культура

   В этой книге популярно и увлекательно рассказывается о зарождении, расцвете и крушении загадочной цивилизации майя. Вы узнаете о народе, который строил прекрасные города-государства и замечательно вел сельское хозяйство. В его религии огромную роль играла астрология и, благодаря этому обстоятельству, совершенствовались математика и астрономия. Майя смогли создать точнейшие календари, поразительную архитектуру и искусство, проникнутые их глубокими и таинственными верованиями.


Ральф Уитлок Майя. Быт, религия, культура

Введение

   Когда в Европе Римская империя, чьи великие города подвергались опустошению и разграблению ордами варваров из степей Азии, все глубже погружалась в пучину мрачных веков Средневековья, в джунглях Центральной Америки развивалась величественная цивилизация. Подобно другим цивилизациям, она выросла из скромной земледельческой культуры, создавая своим чередом великолепные города, не уступающие своим величием практически ничему из существовавшего в Старом Свете. Затем, по неизвестным причинам, она пришла в упадок и распалась. Насколько известно, никому из европейцев не удалось увидеть ее в зените славы.
   В джунглях Юкатана, Гватемалы, Белиза и Гондураса разбросано большое количество священных городов майя. Много раз на больших полянах в джунглях мне доводилось видеть одинокий конусообразный холм высотой более ста футов, с заросшими густым кустарником и высокими деревьями склонами. Он выглядел созданием природы, но таковым не являлся. Это была еще не подвергшаяся раскопкам пирамида майя, сотни которых еще предстоит исследовать.
   Бытует мнение, что Кортес, Писарро и прочие испанские конкистадоры были шайкой фанатиков и грабителей, безжалостно уничтожавших цивилизации, неподвластные их пониманию. В какой-то степени подобное суждение справедливо для Перу и Мексики, но оно вряд ли применимо к майя. Их цивилизация миновала пик своего развития за несколько веков до появления испанцев.
   Город Майяпан, под контролем которого находились последние из великих городов-государств майя, был разграблен в ходе гражданской войны в 1441 году нашей эры. Воспоминания об этом конфликте были еще свежи в памяти, когда в начале следующего века на Юкатане появились первые испанцы. Сам Майяпан являл собой лишь жалкое подобие тех великолепных городов, осуществлявших правление народом майя в более ранний период.
   Во всех цивилизациях существует тенденция к распаду. Объединяющая народы империя или федерация способна сохраняться в течение нескольких веков благодаря сильным правителям, поддерживаемым четко выполняющими свои обязанности чиновниками и преданной армией, но деструктивные силы в обществе почти никогда не прекращают действовать. Стоит ослабнуть власти центра, и государство начинает распадаться на составляющие его части. Каждая из них требует независимости и права жить собственной жизнью в соответствии со своими законами и обычаями. В наше время мы наблюдаем, как подобные процессы происходят то в одной, то в другой стране. В созданном майя мире мы видим результат такого процесса в конечном его проявлении. Когда-то могущественное государство майя полностью распалось на множество земледельческих общин, замкнувшихся в себе и развивающихся лишь внутри собственных границ. Пусть и горько, но крайне точно их историю иллюстрирует легенда о Вавилонской башне. Сила, связующая майя в те времена, когда они создавали свои грандиозные архитектурные шедевры, перестала существовать.
   И пусть время нанесло их цивилизации невосполнимые потери, сам народ майя отнюдь не исчез. Более двух миллионов майя проживают сегодня в Центральной Америке. Большая их часть живет в Белизе, Гватемале и на полуострове Юкатан, но кое-кого из них можно найти и в соседних республиках.
   Народ майя склонен держаться особняком, имея мало оснований быть благодарным выросшей вокруг них новой цивилизации. Подобно другим племенам американских индейцев, они пытались противостоять начавшемуся с высадкой Колумба наступлению европейцев путем ухода в свой собственный, ими же созданный мир. В Белизе они живут во внутренней части страны в расположенных среди холмов поселениях, а в городах и прибрежных районах обитают главным образом потомки вест-индских негров, переселившихся сюда в XVIII и XIX веках для работы в лесах и на плантациях. Эти народы вместе с белыми латиноамериканцами составляют характеризующееся наличием трех различных рас население стран Центральной Америки, расположенных на побережье Карибского моря.
   В целом индейцы практически не имеют отношения к кипучей жизни общин, обитающих на побережье. Если им необходимы деньги, они оправляются работать на плантации и трудятся, пока не заработают требуемую сумму. После этого они оставляют орудия труда и удаляются в свои поселения. Сейчас многие из них номинально считаются католиками, хотя на исповедуемое ими христианство наслаивается огромное количество традиционных местных верований и суеверий. В последние годы среди индейцев, особенно тех, кто подвергся влиянию протестантских миссионеров, возникли странные новые культы. Для них характерна одержимость неминуемым концом света и сильная неприязнь к иностранцам – при этом «иностранцем» считается любой не являющийся индейцем. Но стоит лишь поближе познакомиться с этим народом, и они открываются вам как дружелюбные и внушающие симпатию люди.
   Когда я гостил в индейском поселении, мои хозяева пригласили меня осмотреть свою землю. Мы углубились в джунгли, местность оказалась труднопроходимой, ибо была не только покрыта густой растительностью, но и шла в гору. Мы карабкались вверх по напоминавшим козьи тропы дорогам, скользили вниз по склонам с противоположной стороны, вязли в болотах и пересекали водные потоки, с опаской стараясь сохранять равновесие на поваленных стволах деревьев, дрожащих под ногами. Густая зелень джунглей над нашими головами практически не пропускала света, от чего создавалось впечатление, что мы бредем в сумерках. В изредка пробивающихся лучах солнца мелькали исполняющие свой танец великолепные тропические бабочки. С одного яркого цветка на другой порхали колибри. Слышалось громкое хлопанье крыльев туканов. Изысканные орхидеи манили своей красотой, не даваясь в руки, ибо добраться до них не представлялось возможным. Мы слышали издаваемые какими-то неизвестными существами звуки, возможно, это были птицы или животные, а возможно, и змеи, прячущиеся в мелколесье. Мухи безжалостно преследовали нас, и мы прилагали усилия, чтобы не наступить на ползущих колоннами муравьев. Иногда нашему проводнику приходилось рубить своим мачете огромные свисающие с деревьев лианы, преграждавшие нам путь. Время от времени в этих изумрудных сумерках нам встречались женщины, сгибающиеся под грузом собранных растений.
   Земля, ради которой мы проделали столь долгий и трудный путь, оказалась всего лишь неправильной формы участком, отвоеванным у джунглей: склон холма, выглядевший так, словно в него ударила молния. Кое-где сохранились стволы крупных деревьев, торчащие из выжженной земли, подобно клыкам животных. Вокруг них лежали полуистлевшие ветки и кучи древесных обломков. На пустоши зеленели редко и беспорядочно посаженные высокие побеги маиса. Вокруг этой убогой плантации грозно возвышались гигантских размеров деревья, готовые, казалось, наброситься на эту колонию чужаков и отвоевать назад свою территорию. А именно это и случится через пару лет.
   Индейцы применяли типичный, широко распространенный в тропиках подсечно-огневой способ земледелия. После проведения грубой расчистки земли собирают два урожая, а затем джунглям дают возможность поглотить отвоеванный у них участок земли. Этот метод является вполне разумным. Он дает возможность почве пополнить запасы плодородия и препятствует ее истощению и эрозии.
   Во многих тропических странах период времени до того момента, когда земля расчищается от появившейся на ней растительности и используется вновь, составляет четыре года. В других странах период отдыха длится семь или восемь лет. Индейцы, с которыми пришлось столкнуться мне, растянули его на пятнадцать лет и строго его соблюдали. По всей видимости, подобный способ восходил к тем временам, когда местность, где они обитали, отличалась более обширными пространствами, и доступная для обработки земля вокруг их деревни имелась в изобилии. Теперь же, отступая перед «цивилизацией», они удалились на узкий полуостров, где их системе земледелия был нанесен серьезный ущерб. В поисках пригодной для использования земли они были вынуждены, преодолевая горы и бездонные пропасти, продвигаться вглубь. Эта приверженность обычаям стала для женщин более тяжелым бременем, чем для мужчин. Согласно традиционному способу разделения труда в обязанности мужчин входит расчистка земли, а женщины должны ее возделывать. И кроме того, в обязанности женщин входит доставка продуктов в поселение!
   Было ли это типичное поселение майя? На этот вопрос нельзя дать ответа. С тем же успехом можно спросить: что собой представляет типичная индоевропейская деревня? Ведь майя во многих отношениях столь же различны, как и индоевропейцы. Существует два десятка языков майя, которые, по мнению ряда авторов, отличаются друг от друга так же, как английский язык отличается от шведского или немецкого, другие же придерживаются мнения, что они являются родственными, подобно диалектам различных провинций Италии или Испании. Тем не менее, если мы попытаемся определить, кто же такие майя, нам все равно придется прибегнуть к языковой общности. Образующие отдельную группу языки майя, по всей вероятности, происходят из одного источника. На них говорят индейские племена, имеющие общее культурное наследие, но своим внешним видом мало чем отличающиеся от других американских индейцев. Племена майя занимают имеющий довольно четко очерченные границы регион в Центральной Америке, где их предки создали выдающуюся цивилизацию. Но это, пожалуй, единственный признак, дающий возможность дать определение тому, кто такие майя. Судя по фрескам и скульптурам, создается впечатление, что классические майя, как и их современные потомки, были низкорослыми людьми, средний рост мужчины равнялся примерно пяти футам. Их другой единственной отличительной особенностью был небольшой широкий череп (который, как будет отмечено ниже, часто подвергался искусственной деформации).
   Обнаруженные следы предков майя в Центральной Америке восходят к третьему тысячелетию до нашей эры. Их переход от кочевого образа жизни к возделыванию маиса и других культур начался примерно в первом тысячелетии до нашей эры. По прошествии еще пятисот лет они стали использовать для строительства камень. Самой ранней датой, запечатленной ими в дошедших до нас надписях, является 31 год до нашей эры (хотя относительно ее точности до сих пор идут споры). Начало периода строительства крупных сооружений приходится на 320 год нашей эры. В последующие века, порой с удивительными и загадочными перепадами, шло развитие великой цивилизации до ее окончательного заката, ознаменованного падением города Майяпан в 1441 году. Пики наивысших достижений цивилизации майя относятся к периодам 485 – 850-го и 987 – 1007 годов нашей эры.
   Знания о прошлом майя мы получаем в основном из архитектуры и предметов материальной культуры. Хотя майя разработали систему письменности и создали многотомные литературные труды, епископ де Ланда, один из первых облаченных властью в этих краях испанских священников, сжег большинство книг, лишь три из них уцелели. Существует также большое количество надписей на каменных плитах, но ключ к пониманию письменности утерян, и в настоящее время лишь треть из всех графических знаков поддается расшифровке.
   Среди доступных для нашего понимания знаков есть много таких, которые имеют отношение к датам. Майя создали отличающийся высокой точностью календарь, или, говоря более точно, три взаимосвязанных календаря, использовавшихся для предсказания солнечных и лунных затмений. Они были способны рассчитать, что период обращения планеты Венера вокруг Солнца составляет 584 дня; по расчетам современных астрономов, он длится от 583 до 592 дней. По расчетам майя, число дней лунного месяца составляло 29,53020; по современным расчетам – 29,53059.
   Для столь точных расчетов майя разработали систему чисел, во многом превосходящую созданные в древности в Европе или Азии, в том числе в Греции и Риме. Это была простая система из отрезков и точек, в которой они перемножали числа путем изменения позиции числа в ряду цифр, как это делаем и мы. Например, перемножая десять на десять, мы пишем «10», перемещаем цифры на один разряд влево, добавляем ноль и получаем 100. Майя делали примерно то же самое, с тем лишь исключением, что производили действия в вертикальных колонках и перемножали двадцатками, а не десятками. У них даже существовал символ для ноля, которого не было ни у греков, ни у римлян.
   Огромный интерес майя к математике и календарю являлся результатом их «одержимости» астрологией. По движению звезд они пытались предсказывать будущее и основывали на этом свои религиозные воззрения. Математиками и астрономами у них были жрецы, строго следившие за соблюдением религиозных канонов. Пирамиды майя также несли религиозный смысл. Как правило, новая пирамида должна была быть построена каждые 52 года. При выборе для строительства того же места, где уже имелась пирамида, новая сооружалась вокруг уже существующей, что значительно увеличивало ее в размерах. Производимые раскопки пирамид майя в значительной степени сродни чистке луковицы.
   Вокруг пирамид расположены здания, где жили жрецы, и дворцы знати. Их архитектура тяжеловесна, но, тем не менее, величественна. Многие здания украшает большое количество настенной живописи и скульптур, часто в виде фризов. Скульптуры майя отличаются угловатостью и громоздкостью, а поскольку древние скульпторы стремились заполнить все пустые места, то их произведения имеют огромное количество всевозможных деталей, назначение которых трудно понять. Настенная живопись великолепна и во многих отношениях напоминает древнеегипетскую и древнеиндийскую, с тем лишь исключением, что фигуры людей более реалистичны.
   На полуострове Юкатан большинство городов майя расположены рядом с естественными водоемами, или «сенотами», жизненно важными для этой практически безводной местности. Некоторые из этих водоемов считались священными, и веками в них бросали огромное количество даров. В наше время археологам удается извлекать из воды эти дары, и их изучение дает массу новых сведений о цивилизации майя. Среди этих жертвоприношений есть настоящие шедевры, изготовленные из золота и меди, а также из нефрита, ценимого майя превыше всего.
   Поскольку мало что из написанного майя доступно для нашего понимания, то огромная часть их истории окутана тайной. В частности, непонятно, почему их великолепные города были так быстро покинуты один за другим. Многочисленные развалины по-прежнему вселяют в нас чувства благоговейного страха и изумления, которые испытывали испанские конкистадоры, впервые увидевшие их.

Глава 1
Краткие географические сведения

   Одной из отличительных особенностей географии Америки является наличие в этой состоящей из двух материков части света мощного «хребта»: простирающейся от Арктики до Антарктиды горной системы, которая может похвастать высочайшими пиками в мире. В Южной Америке она носит название Анды. В Северной Америке, где она занимает более обширные площади, главной горной цепью являются Скалистые горы. Подобно стене, горы протянулись по западному краю континента, а к востоку от них и в Южной и в Северной Америке лежат безбрежные равнины.
   В Центральной же Америке равнины практически отсутствуют. Их место занимают два моря – Мексиканский залив и Карибское море – чьи настоящие, а возможно, и существовавшие в прошлом границы отмечены цепью островов: Антильскими и Багамскими островами. Находящаяся на западе Центральной Америки стена гор имеет разрывы в нескольких местах. Эти бреши представляют собой перешеек Теуантепек в Мексике, впадину, часть которой занимает озеро Никарагуа, и Панамский перешеек. Подъем океанского уровня не способен позволить водам Атлантического и Тихого океанов слиться воедино над по меньшей мере двумя из этих хрупких преград. Примечательно, что человечество, построив Панамский канал, сломало одну из них и разработало пусть пока и отложенные под сукно планы сооружения второго канала через Никарагуанский перешеек.


   Карта Америки. Горы хребта, простирающегося с севера на юг, занимают всю площадь Центральной Америки.

   В Центральной Америке имеются свои высокие горы. Высочайшая вершина Коста-Рики, Чиррипо-Гранде, простирается вверх на 12 589 футов, а высота вулкана Иразс равна 11 326 футам. Находящаяся в Гватемале гора Тахумулько имеет высоту 13 616 футов, а высота нескольких вулканов превышает 12 000 футов. К северо-западу, за перешейком Теуантепек, горы Мексики еще выше: вулкан Попокатепетль возвышается над городом Мехико на 17 887 футов, а Ситлалтепетль неподалеку от города Орисаба – на 18 701 фут.


   Карта Центральной Америки: территория майя и их ближайших соседей.

   Вокруг вершин простираются обширные плоскогорья, на которых в настоящее время проживает большая часть населения республик Центральной Америки. Высота над уровнем моря территории Коста-Рики составляет в среднем 4000 футов; удаленные вглубь от прибрежной полосы регионы густонаселенного Сальвадора расположены на высоте 2000 футов. Гватемала-Сити и большая часть прилегающей территории лежит на высоте 4800 футов над уровнем моря. Хотя Центральная Америка расположена в тропической зоне, на климат этих широт оказывает благотворное влияние высота над уровнем моря, поэтому на нагорьях царит вечное лето.


   Земля майя.

   В настоящее время территория Центральной Америки поделена между восемью государствами. Семь из них – Гватемала, Гондурас, Белиз (бывший Британский Гондурас), Сальвадор, Никарагуа, Коста-Рика и Панама – полностью лежат в пределах региона, собственно и носящего название Центральная Америка; территория Мексики, крупнейшей из республик, простирается на значительное расстояние на север. Побережья каждой из стран, за исключением Белиза и Сальвадора, имеют выход к двум океанам. Центр территории майя занимает большую часть Гватемалы, Белиз и принадлежащий Мексике полуостров Юкатан, но влияние цивилизации майя распространяется на Гондурас и другие части Мексики, а индейские племена соседних стран Центральной Америки имеют много общего с майя.
   Центральная часть территории майя к северу и югу представляет собой своеобразный микрокосм участков суши различного геологического строения. Она имеет высокогорную зону на юге и западе вдоль тихоокеанского побережья (хотя береговая линия здесь резко выгнута, поэтому она простирается скорее с запада на восток, чем с севера на юг). Между горами и Тихим океаном находится лишь узкая прибрежная равнина с жарким климатом, но к северу и северо-востоку со стороны Атлантического океана равнинные территории намного более обширны. Полуостров Юкатан, протянувшийся от предгорий почти на пятьсот миль, представляет собой большую часть того, что осталось от континентальных равнин Центральной Америки, поглощенных водами океана. В силу этих географических особенностей майя занимали и продолжают занимать часть высокого плато с большим количеством вулканов и умеренным климатом, плоскую равнину с тропическим климатом и территорию между ними, сочетающую особенности и той и другой местности.
   В горной местности климат достаточно мягкий, а почва плодородна. Для собственных нужд крестьяне выращивают маис, а на продажу в настоящее время выращивается высококачественный кофе. Помимо высоких вулканических пиков здесь расположено большое количество похожих на имеющиеся в Шотландии поросших соснами холмов с хорошими пастбищами. В многочисленных глубоких долинах обильно произрастают лиственные деревья, являющиеся близкими родственниками деревьев, растущих на севере Европы и в Америке. В изобилии растут по меньшей мере четыре вида дуба, а также разновидности боярышника, земляничного дерева и златоцвета. Уровень осадков почти такой же, как в Западной Европе или на Восточном побережье Северной Америки, он практически никогда не превышает 40 дюймов (1170 миллиметров) в год.
   Животный мир, к сожалению, значительно уменьшился со времени классического периода истории майя. Вполне вероятно, что тогда в лесах водилось много таких животных, как ягуары и оцелоты, которые были практически истреблены с тех пор. Другим, более мелким животным, таким, например, как еноты и опоссумы, сумевшим лучше приспособиться к жизни в занятых человеком местах их обитания, удалось выжить, сохранились и несколько видов обезьян. Здесь живут многие виды птиц, но высоко ценимая майя птица кетсаль, как и раньше, встречается крайне редко. Эта красивейшая птица из семейства трогоновых обитает в кронах растущих в горах деревьев и славится своими имеющими великолепный сине-зеленый металлический отлив крупными хвостовыми перьями, достигающими иногда трех футов в длину. Перья высоко ценились майя, которые владели искусством изготовления из них мантий, головных уборов, браслетов и облицовки щитов. Следует отметить, что носить украшения из перьев птицы кетсаль являлось привилегией людей, принадлежавших к высшим слоям общества. Производным от названия этой птицы стало имя одного из главных богов майя, Кетцалькоатля, а существующая в настоящее время денежная единица Гватемалы носит название «кетсаль». Эта же птица изображена на флаге Гватемалы.
   Майя принадлежали к культуре каменного века и потому высоко ценили камни, которые могли использоваться для изготовления орудий труда и для других целей. Вулканы высокогорья обеспечивали отложения нескольких горных пород, имевших большое хозяйственное значение. Например, темная, глянцевитая скальная порода, носящая название обсидиан, образующаяся при остывании лавы под относительно низким давлением, широко использовалась для изготовления режущих кромок орудий труда и оружия. В некоторых горных реках находили свято почитаемый жителями Центральной Америки нефрит, использовавшийся для скульптур и украшений. Скрепленные вместе тонкие пластины железного колчедана представляли собой зеркала.
   Центральная зона территории майя включает в себя все огромное пространство холмистой местности, простирающейся от отрогов гор до плоских равнин Юкатана и находящегося на востоке моря. Даже сегодня, глядя с самолета на эту местность, создается впечатление, что внизу находится никем не потревоженный, девственный лес. Местность почти не заселена – находящаяся в этом районе гватемальская провинция Петен раскинулась на площади более 14 000 квадратных миль, а ее население составляет всего лишь порядка 65 000 человек, но даже это почти в пять раз превышает количество проживавших здесь двадцать пять лет назад.
   Сам лес представляет собой своеобразный питомник тропических деревьев, от разнообразия пород которых голова идет кругом. Красное дерево, испанский кедр и сапота (из плодов которой делают жевательную резинку), вероятно, больше других известны в западном мире. Здесь обитает больше животных, чем в густонаселенных горных районах. До сих пор сохранилось много ягуаров. Стада оленей и диких свиней пекари бродят среди деревьев, пугливый тапир ищет молодые побеги в болотах и вокруг них. Обитающие высоко в кронах деревьев обезьяны-ревуны нарушают ночную тишину своими громкими криками; неподвижно висят, зацепившись за ветви деревьев, ленивцы. Птица кетсаль не встречается в этих низменных районах, но в лесах водится много птиц с красочным оперением, среди которых туканы, попугаи, трогоны и дикие индейки. Агути, гигантский родственник морской свинки, выходит в сумерки попастись на лесные поляны.
   Хотя леса простираются на огромные расстояния, на этой обширной территории есть место для саванн и многочисленных холмов, чьи вершины возвышаются над кронами деревьев. Например, двадцать процентов территории Белиза составляет местность, лежащая на высоте 1000 и более футов над уровнем моря, а большая часть мексиканского штата Чьяпас очень холмистая.
   Осадки, выпадение которых здесь приходится на те же периоды, что и в горных районах, более обильны, и их уровень достигает в отдельных местах 120 дюймов в год. Поскольку большая часть местности почти необитаема, многочисленные реки и ручьи несут свои воды по естественным руслам и засоряются илом. Поэтому в сезон дождей местность во многих местах превращается в водное царство, чьи болота кишат москитами, пиявками и другими существами, призванными доставлять неудобства человеку. Некоторые реки довольно крупные, прежде всего следует отметить Усумасинту, впадающую в Мексиканский залив, и протекающую южнее Мотагуа, несущую свои воды в Карибское море.
   Третья зона территории майя занимает большую часть полуострова Юкатан. Эта странная на вид местность представляет собой поросшее кустарником и колючими растениями плоскогорье, незначительно возвышающееся над уровнем моря. Чем ниже спускаешься с южных холмов, тем меньше становится количество атмосферных осадков, чей уровень составляет в отдельных местах менее 40 дюймов в год, чего явно недостаточно для жаркой, тропической местности с высоким уровнем испарения. Здесь протекает несколько рек, а большая часть полуострова образована огромным пластом пористого известняка, покрытого всего на несколько дюймов слоем почвы. Отличительной особенностью Юкатана является то, что в ряде мест известковая порода обрушилась и ландшафт усеян впадинами, представляющими собой лишенные крыш пещеры. Они открывают доступ просачивающейся сквозь известняк дождевой влаге, в результате чего создаются практически неограниченные запасы воды. По существу, весь полуостров является не чем иным, как огромной известковой крышкой над бескрайним подземным озером. Эти известные под названием «сеноты» водоемы, некоторые из которых весьма значительных размеров, являлись главными источниками водоснабжения для многих городов майя. Их важность трудно переоценить, ибо дожди выпадают нерегулярно, а периоды засухи часто довольно продолжительны.
   Лагуны, опоясывающие побережья Юкатана, Табаско и Белиза, играли важную роль в хозяйственной деятельности майя. Помимо снабжения солью, которую майя получали путем выпаривания воды, лагуны предоставляли возможность вести крупный рыболовный промысел. Они также являлись местом обитания ламантина, крупного морского млекопитающего, на которого охотились майя. На побережье шел отлов черепах и игуан, а из песка выкапывались черепашьи яйца. Некоторые виды раковин высоко ценились и использовались для изготовления украшений, а также в качестве денег. Велась добыча жемчуга, но масштабы ее были невелики.
   Широко использовались выдолбленные из дерева каноэ, у майя также имелись парусные лодки, способные вместить до 40 человек.
   Общая площадь занимаемой майя территории составляла около 120 000 квадратных миль, что приблизительно равно площади Британских островов, но несколько меньше, чем Калифорния. Можно предположить, что следы высокого развития цивилизации майя легче всего обнаружить в имеющих благоприятные условия горных районах, но это вовсе не так; именно в этой зоне имеются самые скудные свидетельства их наивысших достижений. Их цивилизация развивалась и процветала в расположенных в центре низменных районах и, что удивительно, на отнюдь не гостеприимной земле Юкатана.

Глава 2
Краткие исторические сведения

   Люди, первыми ступившие на американский континент, несомненно, не подозревали, что делают именно это. Почти наверняка они были охотниками, следовавшими на восток за стадами мамонтов и оленей-карибу из северо-восточной Сибири через тундру, поглощенную в настоящее время водами Берингова моря. Наиболее вероятным периодом начала этого похода может считаться 29-е тысячелетие до нашей эры, когда на раннем этапе эпохи плейстоцена столь значительная часть вод северных морей оказалась скованной льдами, что уровень моря понизился на несколько сотен футов.
   Миграция в Америку не являлась целенаправленной, да и масштабы ее были невелики. Небольшие семейные или племенные группы поколение за поколением скитались по тундре в поисках охотничьей добычи. Передвижение это, несомненно, длилось многие тысячи лет до тех пор, пока «земляной мост» не был сломан поднявшимися водами морей, и большие группы людей оказались полностью отрезанными друг от друга. Шли века, люди продолжали свои странствия, пока примерно в девятом тысячелетии до нашей эры не достигли граничащей с Антарктидой оконечности Южной Америки.
   Развитие цивилизации на американском континенте шло теми же путями, что и в Старом Свете. Тысячелетиями люди добывали себе средства к существованию охотой и рыболовством, постепенно совершенствуя свое оружие и орудия труда, такие как рифленые каменные наконечники для охотничьих копий и плетеные сети для ловли птиц и рыб. Они также занимались сезонным сбором ягод, семян и корений. Среди возделываемых на самых ранних этапах растений были тыквенные и бобовые культуры, вслед за которыми вскоре появились кукуруза и злаки. Кукуруза, в изобилии произрастающая в Центральной Америке в диком виде, не могла не стать очевидным выбором для женщин, занимавшихся поиском пригодных для размола семян. Позже ее начали возделывать, и она стала важным вкладом в питание племен, расселившихся в центре южной части Мексики к пятому тысячелетию до нашей эры.
   С переходом к земледелию человек, по прошествии времени, перестает вести кочевой образ жизни. Он возводит изгороди вокруг возделываемых полей, строит постоянные жилища и объединяется с соседями для создания поселения, способного общими усилиями защищаться от себе подобных врагов и хищных животных. Такие поселения вырастают в города, а города, объединяясь, формируют государства. Излишки произведенных продуктов питания дают возможность части граждан специализироваться в таких различных сферах деятельности, как ткачество и религия, выплавка металлов и риторика, искусство и военное дело. Ко второму тысячелетию до нашей эры на территории Центральной Америки, по всей вероятности, существовало большое количество крестьянских хозяйств и деревень. В следующем тысячелетии часть племен, одно независимо от другого и приблизительно в одно и то же время, совершили скачок к цивилизации. Истоки происхождения этих цивилизаций и их взаимоотношения остаются неясными, но наши знания об этом периоде постоянно обогащаются.

Ранние обитатели Центральной Америки

   Одним из самых одаренных и наиболее загадочным из этих ранних народов были олмеки, чья цивилизация, как нам сейчас представляется, возникла совершенно неожиданно вдоль северного побережья перешейка Теуантепек примерно в 1200 году до нашей эры. Это немного дальше к западу от региона, бесспорно считающегося зоной расселения майя, но некоторые авторы полагают, что олмеки, возможно, являлись одним из племен майя. Сквозь окутывающий загадочных олмеков туман мы можем видеть проступающие признаки ранних цивилизаций, аналогичных существовавшим в Старом Свете и получившим впоследствии значительное развитие в Америке. Наиболее важным является появление общественной системы, в которой главенствующая роль принадлежала жрецам и царям, при этом, вероятно, одни и те же люди выступали одновременно в двух этих ипостасях. Другая интересная параллель со Старым Светом просматривается в использовании олмеками впадающих в Мексиканский залив рек для ирригации. Эти реки, подобно Нилу, после дождей забиваются илом, результатом чего являются наводнения, которые олмеки разумно использовали для земледелия.
   Олмеки, как и люди каменного века в других местах, брались за перемещение огромных каменных глыб на значительные расстояния. Их излюбленным камнем был базальт, добывавшийся в горах Тустла, протирающихся вдоль побережья. Археологи обнаружили огромные, вырубленные из базальта глыбы, чей вес достигает 20 тонн. По всей видимости, олмеки изобрели колесо или позаимствовали знания о нем из каких-то внешних источников и устанавливали на колеса глиняные фигуры, видимо являвшиеся игрушками. Почему это изобретение они не использовали для практических целей, до сих пор остается загадкой.
   Как полагают, олмеки изобрели «длительный счет», систему вычислений, позволившую майя стать искусными математиками и астрономами (см. главу 7). Им также принадлежит заслуга изобретения письменности, перешедшей к майя. Совершенно очевидно, что цивилизации олмеков и майя имеют самую тесную взаимосвязь, и многие ученые считают, что они представляли собой различные грани одного и того же феномена.
   Прежде чем вести разговор о временном периоде полновесно развитой цивилизации майя, будет полезно рассмотреть ряд оказавших на нее влияние ранних культур, исконно возникших в Центральной Америке. Рядом с городом Оахака, столицей одноименного штата в центре южной части Мексики, вершина горы Монте-Албан уже примерно в 600 году до нашей эры была приспособлена для проживания народом запотеков. Известные под названием «Танцоры» барельефные изображения на огромных блоках кладки фундамента стены относятся к этому раннему периоду. Великие дни запотеков наступили позже, между 300-м и 900 годами нашей эры, что совпадает с периодами наивысшего расцвета многих городов майя.
   В двадцати пяти милях к северо-востоку от Мехико находятся развалины города Теотиуакан, свято почитавшегося ацтеками вплоть до начала завоевания испанцами. Теотиуакан был популярным местом паломничества у ацтекской знати, которая, тем не менее, не знала его истории. Для них он был «домом богов», и они молились в его обветшавших святынях. Теотиуакан, до сих пор весьма впечатляющий своим величием, не был совсем старинным городом. Вероятно, он был основан в начале эпохи возникновения христианства и разрушен захватчиками 750 лет спустя. Это была одна из цивилизаций, которая развивалась независимо и приблизительно одновременно с цивилизацией майя.
   Теотиуакан не был городом майя. Тем не менее, он является для археологов очень важным источником сведений об истории данного региона, ибо его влияние четко прослеживается в руинах Каминальгуйю, одного из городов раннего периода майя, расположенного на окраинах Гватемала-Сити. Здесь, так же как в Теотиуакане, находятся искусственно созданные возвышения, увенчанные пирамидами-храмами. Здесь находят изысканные украшения и раскрашенные гончарные изделия, многие из которых были доставлены сюда (без сомнения, принесшими их на своих спинах людьми) из Теотиуакана, расположенного почти в 900 милях отсюда.
   По всей видимости, город Каминальгуйю вырос из жалкого поселения, возникшего здесь в IV или V веке до нашей эры, и стал центром блистательной культуры к I или II веку нашей эры. После этого последовал небольшой спад, ибо, по всей вероятности, его затмили другие города майя, расположенные дальше к северу, и примерно в 400 году нашей эры он оказался под контролем Теотиуакана. Теотиуаканские захватчики предприняли попытку создать Теотиуакан в миниатюре на месте Каминальгуйю, хотя имевшаяся в их распоряжении вместо камня глина сильно затруднила их задачу. Правители Теотиуакана, несомненно, жили в Каминальгуйю и были похоронены здесь, им устраивали пышные похороны и по существовавшему обычаю провожали в последний путь с тщательно подобранными предметами, необходимыми для их будущей жизни. Их правление длилось до того момента, пока сам Теотиуакан не был разрушен примерно в 750 году нашей эры.
   Хотя Каминальгуйю и находится на достаточно большом расстоянии от Теотиуакана, влияние Теотиуакана в этом регионе отнюдь не ограничивается им одним. Тикаль, расположенный в центре провинции Петен всего в 30 километрах от границы Белиза с Гватемалой, тоже находился под контролем этого города. Тикаль, как и многие другие города майя в этом регионе, был основан примерно в 600 году до нашей эры и со временем стал самым крупным из городов майя. В нем находится шесть пирамид-храмов, и, по оценкам ученых, в пору наивысшего расцвета его население составляло 50 000 человек. На относящихся к 500 году нашей эры стелах, находящихся в Тикале, изображены теотиуаканские воины и теотиуаканский бог дождя. Но до сих пор не существует единого мнения относительно того, считать ли эти и подобные им находки свидетельствами завоевания или существовавших торговых отношений.
   Совершенно очевидно, что цивилизация майя не возникла на пустом месте. Вокруг исконной территории майя проживали родственные им народы, развивающиеся параллельно с ними. Между ними и майя шел постоянный взаимообмен товарами и идеями, как путем торговли, так и войны. Неизвестно, знали ли друг о друге ацтеки и инки, но ацтеки и майя несомненно имели полное представление о существовании друг друга. Но ацтеки обрели власть в Мексике, когда майя уже переживали период упадка.

Краткое изложение истории майя

   Период формирования, длившийся с 1500-го или 1000 года до нашей эры до приблизительно 150 года нашей эры. В течение этого времени шло наиболее бурное развитие племен майя, проживавших в горных районах Гватемалы и на побережье Тихого океана, хотя в конце этого периода храмы уже возводились на Юкатане и в Петене.
   Протоклассический период приходится на 150—300 годы нашей эры, в это время закладываются основы последующего блестящего классического периода. Некоторые авторы не выделяют протоклассического периода, а считают его частью периода формирования.
   Классический период, продлившийся с 300-го до 925 года нашей эры, является периодом наивысшего расцвета цивилизации майя, однако существуют свидетельства, что примерно с 800-го по 925 год нашей эры отмечается некоторый спад.
   Междуцарствие длилось примерно 50 лет в X веке нашей эры, в этот период общество майя опустилось до уровня культуры, существовавшего примерно за 900 лет до этого.
   Постклассический период стал свидетелем возрождения культуры майя и возникновения новых городов и городов-государств, в частности на полуострове Юкатан. Этот период продлился до завоевания испанцами.
   С падением города Таясал, столицы народности ица, в 1697 году майя окончательно лишились своей независимости.
   Следует помнить, что датирование ранних периодов почти полностью основано на данных, полученных археологами, а не на документах. Оно опирается по большей части на сравнение предметов материальной культуры и стилей. Самая ранняя дата, имеющаяся в надписях, соответствует приблизительно 31 году до нашей эры, она сделана на стеле, обнаруженной в Чьяпа-де-Корсо в мексиканском штате Чьяпас. Это место находится за пределами исконной территории майя, но в надписях использован «длительный счет» – разновидность календаря, создание которого приписывается майя. Самые ранние надписи, обнаруженные в пределах признанных земель майя, датируются 292-м и 320 годами нашей эры, то есть в преддверии блестящего классического периода.
   Места пребывания майя, относящиеся к классическому периоду, по меркам существовавших тогда в Европе городов городами не являлись, а были в первую очередь центрами отправления религиозного культа. Расположение простых жилищ в непосредственной близости от храмов-пирамид лишь ненамного превосходило концентрацией такие же жилища в более отдаленной местности. Для строительства городских храмов и дворцов требовался камень, и вполне естественно, учитывая довольно равномерное распределение населения по всей территории майя, что города должны были расти там, где было легче всего добывать и обрабатывать камень.
   Двумя важными местами в Петене, относящимися к классическому периоду, являлись Тикаль и Вашактун. Развалины Тикаля, производящие наиболее глубокое впечатление по сравнению со всеми другими местами пребывания майя в Гватемале, занимают площадь в 25 квадратных миль. Там насчитывается восемь огромных пирамид, одна из них высотой 229 футов, большое количество стел, дворцов и мелких храмов (пока раскопки проводились лишь на четвертой части площади этого района), а также большая рыночная площадь, размером 400 на 250 футов.
   Вашактун, расположенный всего в 35 милях от Тикаля, несколько уступает ему в размерах, но имеет с ним много общего. Оба они расположены в отличающейся высоким уровнем влажности низменной местности, которая в настоящее время густо заросла лесом и мало населена. Кишащие москитами джунгли представляются мало подходящим местом для строительства храмов и цивилизованных городов-государств. Но во времена классического периода большая часть земли, по всей вероятности, была расчищена и возделывалась, во всяком случае, вырубка деревьев должна была неизбежно вестись, ибо древесина была необходима для сжигания известняка, используемого для приготовления на его основе строительного раствора. Этот материал использовался при строительстве почти всех зданий майя.
   Самой ранней датой из имеющихся в надписях, обнаруженных в Вашактуне, является 328 год нашей эры; на найденной в окрестностях Тикаля так называемой Лейденской пластине упоминается 320 год нашей эры. Но если даже кто-то и не согласен с этим на том основании, что пластина могла попасть сюда из другого места, то самой ранней датой по другим источникам можно считать 416 год нашей эры. Эти два места являются старейшими из всех обнаруженных на низменной территории. Другими местами, где обнаружены относящиеся к ранним периодам даты, являются Балакбаль и Волантун, и тот и другой относятся к V веку и расположены неподалеку от Тикаля. Позднее в этом же столетии цивилизация майя расширяла свои границы и в начале VI века достигла расположенного далеко на севере Юкатана города Чичен-Ица и находящегося на границе Гватемалы с Гондурасом Копана. Расширение продолжалось почти до конца VIII века, к этому времени почти вся центральная и низменная части территории майя были буквально усеяны храмами и центрами (которые для удобства обычно называют городами, но с высказанными выше оговорками).
   Классический период, ставший свидетелем расширения и расцвета цивилизации майя, обычно называют Старой империей, но государство майя, строго говоря, не являлось империей. Политическая система майя имела в своей основе независимые города-государства и в этом отношении была аналогична организации городов-государств в средневековой Европе и Древней Греции. Каждое государство в качестве главы имело наследного правителя или вождя. Военная власть находилась в руках верховного военачальника, избираемого на трехлетний период. Существовала и очень влиятельная каста жрецов, чей статус также являлся наследуемым. По мнению ряда авторов, в отдельных случаях религиозная власть и власть светская были сосредоточены в руках одного наследного правителя.
   Каждое государство заключало союзы со своими соседями. Народ майя обладал общностью культуры и религии и говорил на родственных языках. Поэтому существовали предпосылки для более тесного политического объединения, которого удалось достичь на пике классического периода путем создания конфедеративной системы, во многом сходной с Ганзейским союзом или союзом греческих городов. Некоторые из крупнейших городов, такие как Тикаль, собрали под своей эгидой ряд более мелких центров, чьи вожди, войдя в состав местной аристократии, оказывали верховному правителю помощь в управлении.
   По мере того как цивилизация времен классического периода набирала силу, главные города майя рассылали «колонистов», чьей задачей было целенаправленное создание новых центров. По всей вероятности, будет правильно предположить, что эти «колонисты» не являлись земледельцами, отправляющимися создавать новые поселения, а были жрецами и представителями знати, основывающими новые центры религиозного поклонения.
   Поль Риве, крупнейший французский специалист по истории майя, утверждает, что между 534-м и 633 годами нашей эры майя основали десять новых городов, пять из них в центральной части, а пять других на окраинах. Одним из них был город Тулум, находившийся на отдаленном восточном побережье Юкатана. В следующем столетии добавились еще 14 новых городов, среди них Чаканпутун на выходящем к Мексиканскому заливу побережье Юкатана. Новый период расширения длился с 731-го по 790 год нашей эры, когда были основаны три новых величественных центра в Накуме, Сейбале и Бонампаке, все три – в центральной части.
   Вскоре после этого наступает период упадка. Примерно после 850 года были созданы несколько новых городов, а старые постепенно покинуты. На протяжении X века вся великолепная цивилизация, именуемая Старой империей, угасла.
   Почему так должно было случиться, до сих пор является загадкой. Не существует следов крупных разрушений или пожаров, которые могли стать результатом военного вторжения или землетрясения. Геологи не усматривают в тот период никаких резких изменений климата. В качестве возможной причины рассматривается эпидемия, но две наиболее вероятные среди бедственных по своим последствиям болезни – желтая лихорадка и малярия – были, как считается, завезены в Америку во времена завоевания ее испанцами. Общепринятым сейчас объяснением произошедшего считается то, что почва оказалась истощенной в результате ее чрезмерной эксплуатации и расточительных методов ведения сельского хозяйства. В начале книги описываются личные впечатления автора об используемом одним из племен подсечно-огневом способе земледелия. При таком методе требуются очень обширные земельные угодья. Сами по себе успехи цивилизации майя периода Старой империи могли, за счет увеличения количества населения и, как следствие этого, дополнительной нагрузки на землю, стать причиной ее безвременного конца.
   Основание новых городов, характеризующее деятельность майя на пике классического периода, возможно, было вызвано осознанием опасности положения. Как нам сейчас видится сквозь тьму веков, ситуация переходила из одной крайности в другую. Новые колонисты были брошены на окраины обжитой территории для создания там новых центров, но уже в следующем столетии активность перемешается назад в центральные регионы, и мы видим, как здесь строятся новые города.
   В качестве примера могут служить явно прослеживаемые события, когда в начале VI века нашей эры народность ица мигрировала из центральных районов проживания майя на северо-запад Юкатана и основала здесь город Чичен-Ица, на расстоянии около 50 миль от северного побережья полуострова. Примерно 200 лет спустя (имеющейся в записях датой является 620 год нашей эры) они переместились на 150—200 миль и основали на западном побережье город Чаканпутун. Приблизительно в 930 году нашей эры они двинулись назад, в сопровождении воинственного индейского племени из центральных районов Мексики, чей вождь по имени Кукулькан стал их лидером. К 987 году они вновь обосновались в городе Чичен-Ица. Не удовлетворившись своим пребыванием на старом месте, они основали несколько других городов, в числе которых Майяпан, ставший последней великой «столицей» майя, и Ушмаль, основанный в 1007 году.
   Развивавшаяся вокруг этих поселений цивилизация, известная под названием Новая империя, представляет собой последний всплеск в расцвете гения майя. В течение примерно 100 лет искусство и архитектура майя процветали так же, как и в великие дни Старой империи или классического периода. Затем наступил перерыв, вызванный гражданской войной, двумя главными противниками в которой были жители городов Чичен-Ица и Майяпан. Считается, что город Чичен-Ица населяла народность ица, родственная майя, а в населении Майяпана преобладали индейцы с центрального плато Мексики. Последние призвали себе в помощь наемных воинов со своей родины и, в конце концов, в 1194 году одержали победу над ица. Затем примерно в течение 250 лет сохранялся относительный мир. Но мир этот был непрочным, ибо методы правления победителей из Майяпана были довольно жестокими. В 1441 году покоренные народы восстали, убили своих правителей и разграбили город Майяпан.
   Положение быстро ухудшалось. Юкатан распался на многочисленные города-государства, ведущие почти непрекращающиеся войны друг с другом. Жизнь городов приходила в упадок, а вместе с ней чахли созданные цивилизацией искусство и культура. Разрушительный ураган, обрушившийся на полуостров в 1464 году, ускорил этот процесс. Как полагают, возникавшие эпидемии тоже сыграли свою роль.
   Народность ица снялась с места и устремилась на юг в близлежащие к Тикалю районы, где они поселились в Таясале, городе покинутом ими в IX веке. Там, под покровом практически обезлюдевших к тому времени джунглей с нездоровым климатом, они сохраняли свою независимость до 1697 года, когда испанский военачальник Мартин де Урсаа взял штурмом город Таясал.
   Таково краткое, пожалуй, даже слишком краткое изложение истории майя. Страстное увлечение майя календарем предоставило в наше распоряжение большое количество дат, но имеющиеся записи до сих пор не расшифрованы, поэтому многие события могут по-разному толковаться различными специалистами. Путаницу вносит и то, что ряд имен дублируются. Например, существуют два Кукулькана, которых разделяют несколько столетий. Первый из этих героев с годами видоизменился и превратился в божество, но дополнительная путаница возникает из-за того, что Кукулькан на языке майя означает то же самое что и Кетцалькоатль – «пернатый змей».

Завоевание испанцами

   Испанцы впервые высадились на Юкатане в 1511 году, но, стремясь к захвату более богатых городов Мексики, начали его завоевание лишь в 1527—1528 годах. Расположенные на севере Юкатана города майя, которых тогда насчитывалось шестнадцать или восемнадцать, находились в состоянии полной анархии и оказались неспособны оказать совместного организованного сопротивления. Тем не менее, так просто они не сдались. Прибегнув к партизанской войне, майя в течение нескольких десятилетий не давали покоя испанцам.
   После покорения и усмирения Мексики Кортес отправил двух своих соратников для нанесения удара по расположенным южнее государствам. Перед способным, но безжалостным Педро де Альворадо была поставлена задача завоевания Гватемалы, которую он с успехом выполнил, несмотря на отчаянное сопротивление. Здесь, как и в населенной ацтеками Мексике, предательство и соперничество между индейскими племенами внесло свой вклад в победу испанцев. В Гватемале нашлись люди, ненавидевшие своих соседей больше, чем испанцев, которым они были готовы помогать ради сведения старых счетов.
   В тот же период другой соратник Кортеса, Кристобаль де Олид, был отправлен на покорение Гондураса. Де Олид, однако, решил, что небеса предоставляют ему шанс основать собственное царство. Но он просчитался, не выполнив приказ своего командира. Выступив из Тусантепетля, расположенного неподалеку от северного побережья перешейка Теуантепек, с небольшой армией испанцев и мексиканских наемников, Кортес совершил эпохальный марш через неизведанные и труднопроходимые районы внутренней части Юкатана до города Нито на побережье Карибского моря. Это был безрассудный поход через болота, лагуны и джунгли, где, как писал Кортес, «нависающая над головами растительность создавала такую тень, что солдаты порой не видели, куда им ставить ноги». И хотя преследователи были измотаны и страдали от лихорадки, неукротимый Кортес, достигнув Гондураса, быстро подавил бунт.
   После этого наступила очередь живших на Юкатане майя. Маршрут Кортеса пролегал через широкую низменную часть полуострова, где практически не было населения. Встречавшиеся остатки племен майя сообщали ему, что являются потомками древнего и некогда могущественного народа. Кортесу также было известно, что на севере Юкатана находятся города, где живут цивилизованные люди, хотя золота там, возможно, и не так много. Туда был послан Франсиско де Монтехо.


   Эрнандо Кортес (1485—1547), испанский конкистадор, которому принадлежит заслуга завоевания Мексики в начале XVI века.

   Наступающему с запада Монтехо успех поначалу не сопутствовал. После того как его армия понесла тяжелые потери от действовавшего из засад противника, он погрузился на корабли и, обогнув полуостров, оказался с другой его стороны, где избрал своим опорным пунктом Четумаль. Выбитый оттуда, он увел свою флотилию в Улуа в Гондурасе, оставив майя победителями в «первом раунде». Кампания началась в 1527 году, а уже шел 1535 год.
   Под командованием сына Монтехо в 1542 году началась новая кампания. Она, благодаря главным образом междоусобной вражде майя, оказалась успешной. К 1546 году северные города были покорены, их завоевание сопровождалось массовыми убийствами населения, а полмиллиона майя были проданы в рабство.
   Одному из племен майя, ица, удалось спастись, отступив на пустынные земли своих предков в Петене. Здесь они сохраняли свое небольшое независимое государство до 1697 года. В тот период один из испанских миссионеров вел переговоры о сдаче ица испанской армии, но в последний момент перемирие было нарушено горячими головами с обеих сторон, и в ходе кровопролитной войны последний оплот майя пал, как это произошло со многими другими индейскими городами.
   Когда все закончилось, усмиренные майя продолжали жить, затаив обиду на своих завоевателей. Вплоть до наших времен немногие из исконных народов Юкатана желали мириться с правлением, осуществляемым из далекой Мексики. Вполне вероятно, что даже сейчас чувство обиды по-прежнему тлеет в индейской душе. Эта обида и безразличие, порожденные веками угнетения и несправедливости, препятствуют возрождению прошлого культурного гения майя. Похоже, не найти другой причины, почему современные майя не обладают теми скрытыми талантами, которыми столь щедро были одарены их предки.

Глава 3
Народ

   Хотя, как и все американские индейцы, предки майя, очевидно, попали в Америку через «наземный» мост, когда-то существовавший там, где сейчас вздымаются волны Берингова моря, антропологи испытывают трудности, пытаясь отнести их к какой-либо из сохранившихся в Азии групп народов монголоидной расы. Некоторые авторы считают, что майя имеют много общего с так называемым арменоидным типом, ведущим свою историю от племен, населявших центральное плоскогорье Ирана. Если это так, то непосвященный наблюдатель может оказаться прав, усматривая сходство между изображениями людей на фресках майя и фресках древних шумеров.
   Но в одном отношении фрески и барельефы майя способны ввести в заблуждение. Изображенные на них люди имеют вытянутые, узкие головы, особенно удлиненной выглядит верхняя часть черепа. На самом деле майя были брахицефалами, то есть ширина их головы значительно превосходила ее длину. Искажения на портретах, тем не менее, являются подлинными, ибо у майя было принято придавать черепам младенцев плоскую форму, для чего их сдавливали при помощи крепко связанных дощечек.


   У майя существовал обычай придавать плоскую форму черепам младенцев при помощи крепко стянутых веревками дощечек. На рисунке можно видеть некоторые способы того, как они это делали.

   Фрески, которые, как правило, вполне реалистичны и часто являются отнюдь не лестными для изображенных на них людей, демонстрируют нам широкий спектр физических типов: от атлетически сложенных, стройных молодых людей до пожилых людей с солидным брюшком. Цвет их кожи коричневатый или с медным отливом, у них черные или темно-карие глаза и темные волосы. Вопреки широко распространенному мнению, что до прихода европейцев жители Америки были безбородыми, на отдельных скульптурах и рисунках майя изображены мужчины с бородами и усами, хотя эти изображения встречаются нечасто. У майя были широкие, выдающиеся скулы и, как правило, прямые или «орлиные» носы. Майя времен классического периода, как и большинство сегодняшних крестьян майя, были небольшого роста, средний рост мужчин составлял пять футов, а женщины были на четыре-пять дюймов ниже.
   На всем протяжении своей истории майя имели тесные связи с другими, окружавшими их со всех сторон группами индейцев, в особенности с народностями Мексики. В течение длительного времени отдельные группы майя находились под политическим господством мексиканских правителей. В таких условиях смешанные браки были частым явлением. Таким образом, майя, как и большинство европейских народов, являются смешанной нацией.
   Основным фактором, позволившим сохранить им свою национальную принадлежность, являются тесные языковые узы. Огромное количество книг было написано о группе языков майя. По мнению ряда авторов, они имеют всего лишь две основные разновидности – язык майя, проживавших в низменной части территории, и язык майя, живших в горных районах, другие авторы выделяют шесть основных разновидностей, имеющих большое количество диалектов. Выдающийся британский археолог Эрик С. Томпсон утверждает, что существуют 15 основных языков или диалектов майя, часть которых лишь недавно исчезла, а всего их – двадцать три, включая менее употребимые диалекты. Но он также придерживается идеи, что они могут быть отнесены к двум основным группам: языки майя с равнин и языки майя с гор. В далеком прошлом, по всей видимости, существовала связь между языками майя и языками ацтеков и других групп индейцев Северной Америки.
   Существует мнение, что язык, на котором говорили майя, создавшие архитектурные шедевры классического периода, являлся языком майя с равнинной части территории. Он наиболее близок к современному языку, на котором говорят жители Юкатана. Строители, жившие более тысячи лет назад, без труда могли бы общаться с современными майя Юкатана, так как на большинстве сохранившихся языков майя говорят большие группы индейцев. Вполне вероятно, что количество живущих сегодня на своей родине индейцев, говорящих на языках майя, насчитывает порядка трех миллионов человек. Наиболее точные оценки указывают, что, вероятно, такое же количество жителей населяло регион майя во времена классического периода, хотя ряд авторов высказывают мысль о том, что население могло составлять тринадцать миллионов человек.

Сельское хозяйство

   Цивилизация майя была основана на сельском хозяйстве, главными культурами являлись маис (кукуруза), бобы, сладкий картофель и тыквы, а также какао и хлопок, выращиваемые на продажу и для натурального обмена. Значение маиса в жизни майя трудно переоценить. Даже в наши дни он является основным продуктом питания, используемым при приготовлении практически любого блюда. Из-за своей огромной важности он свято почитался майя. Он был не только даром богов, а сам являлся богом. По всей вероятности, столь страстное увлечение майя календарем наверняка явилось результатом необходимости точной выверки цикла роста маиса.
   Майя ощущали родственную связь и отождествляли себя с этим растением. Они не использовали тягловых животных в земледелии. Все делалось вручную, хотя вспашка земли, в нашем понимании возделывания почвы, почти не использовалась. Подготовка почвы, сев и сбор урожая на маисовом поле производились совместными усилиями группы числом до 20 человек, главным образом потому, что это являлось наиболее экономически целесообразным. Сначала было нужно выбрать небольшой участок земли в лесу, а затем расчистить его от деревьев – крайне нелегкая задача для мужчин, имевших лишь каменные топоры. Это делалось тогда, когда в другом месте урожай уже был на корню.


   Маис. Маис являлся жизненно важным продуктом питания для майя и входил в качестве основного компонента практически в любое блюдо.

   Погодные условия низменной части Юкатана можно разделить на сезон обильных дождей, длящийся с мая по конец августа, и периоды относительно слабых дождей в январе и феврале, а также в сентябре и октябре. Ноябрь – январь и март – май являются сухими периодами. Вырубка деревьев производилась либо с конца августа и далее, пока не наступало время сбора урожая в ноябре, либо в сухой период после сбора урожая. По всей видимости, чем раньше ее начинали, тем лучших результатов можно было добиться, потому что кустарники и как можно большее количество стволов деревьев и крупных веток было необходимо сжечь до того, как начать сев с наступлением сезона дождей в мае.
   Орудием сева являлся простой сажальный кол, чье острие закаляли на огне. С его помощью в почве проделывали лунки глубиной в четыре-пять дюймов и бросали в них несколько семян, рассчитывая, что по меньшей мере одно из них не станет добычей вредителей и взойдет. При использовании столь примитивного способа не было необходимости в тщательной расчистке земли – легко можно было сажать семена даже вокруг оставленных в земле пней. После этого единственной задачей становилась прополка земли (требующая огромных усилий) и охрана посевов от вредителей. Из остающихся крупных стволов деревьев и ветвей сооружался частокол для зашиты посевов от диких животных, но птицы наносили посевам огромный ущерб, и, как в любой тропической стране, значительная их часть уничтожалась насекомыми.


   Рисунок из Мадридского кодекса, изображающий бога, использующего заостренную палку для посадки маиса.

   В определенной степени майя обладали знаниями по использованию некоторых видов удобрений. Они предпочитали сажать семена в золе сожженных деревьев, и им было известно, что разлагающаяся плоть способствует увеличению плодородия почвы. «Земля дает нам пищу, – говорили они, хороня своих мертвых, – поэтому мы должны кормить ее».
   Сбор урожая начинался в ноябре и продолжался в течение всего сухого сезона до марта или апреля по мере созревания культур, высаженных последовательно в предыдущий сезон дождей. Зерно хранилось в жилищах или в специально сооружаемых на полях хранилищах. Часто вполне обычным было использование расчищенного поля для повторного выращивания урожая в следующем году. Затем ему давали возможность вернуться к прежнему состоянию и тем самым восстановить свое плодородие.
   Виктор фон Хаген, историк и археолог, произвел довольно подробные расчеты урожайности маиса, которой удавалось добиваться майя. По его утверждениям, в настоящее время крестьянин майя с обрабатываемой площади земли в 12 акров собирает в среднем 168 бушелей зерна в год. Если предположить, что средней семье майя требовалось 6,55 фунта маиса в день (сюда же входит зерно, идущее на прокорм домашнего скота), то ежегодное его потребление составит 64 бушеля. При этом возникают излишки в более чем 100 бушелей, которые могут использоваться для продажи или обмена. Для выращивания такого урожая крестьянин сегодня затрачивает около 190 дней, что оставляет ему довольно много свободного времени. Во времена классического периода земледелец майя работал на земле значительно меньше времени, отчасти за неимением у него тягловых животных, которых нужно кормить, отчасти потому, что площадь обрабатываемой им земли была меньше. Как следствие, хотя он и производил меньше зерна, у него было больше свободного времени. Фон Хаген высказывает мысль, что работа на земле занимала у него не более 48 дней в году. Обилие пирамид показывает нам, как он использовал часть остававшегося у него времени.
   Вопрос о том, участвовал ли земледелец добровольно или по принуждению в воплощении в жизнь столь грандиозных строительных проектов, остается открытым. Как уже отмечалось, земледелец майя был склонен отождествлять себя с маисом, являвшимся для него жизненно необходимым продуктом. Любые действия по его посадке и сбору были подчинены строгому религиозному ритуалу. Определение правильных сроков требовало ухищренных расчетов для выявления благоприятных дней или священных дней того или иного божества, среди которых наиболее почитаемым был бог дождя. Даже в решении простых задач, являвшихся основой его повседневной жизни, земледельцу приходилось во многом полагаться на жрецов. Как мы увидим в последующих главах, более подробно освещающих религиозные верования и ритуалы майя, в основе всех блестящих и наиболее значимых достижений в математике, архитектуре, астрономии и других науках лежала необходимость иметь точный календарь и, что не менее важно, иметь возможность делать точные предсказания. Вполне вероятным можно считать, что одной из причин, сыгравших свою роль в том, что часть религиозных центров была покинута, явилась неспособность выполнявших соответствующие функции жрецов сделать точные предсказания. Земледелец, тративший свое свободное время на строительство великолепных храмов в честь богов в предвкушении их будущего благосклонного отношения к себе, был вправе ожидать результатов.

Питание

   Маис имел в жизни женщин майя куда большее значение, чем в жизни мужчин. Его подготовка и приготовление из него блюд занимали большую часть их времени, поскольку готовить пишу из этого продукта отнюдь не легко. Сначала его необходимо лущить, а потом частично отваривать, чтобы легче отделялся твердый покров семян. Только после этого его можно размалывать. Полученная мука использовалась самими различными способами, большинством которых по-прежнему пользуются майя и другие американские индейцы и сегодня. Общепринятым способом было приготовление из него тортиллий – плоских пресных лепешек. Их выпекали на глиняных подносах, устанавливаемых на трех камнях, представляющих собой подобие очага, и подавали с большим количеством других блюд. Как это часто происходит и в наши дни, свернутая в трубочку тортиллья заменяла собой ложку для других блюд, а в конце приема пищи съедали и ее. Для сохранения тепла лепешки держали в нагретой посуде, которую накрывали куском ткани.

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →